Премия Рунета-2020
Воронеж
+11°
Boom metrics
Происшествия15 февраля 2022 14:40

«Изрубленное тело выносили в 34 мешках»: в Воронеже расчленителей профессора приговорили к 40 годам на двоих

Аспиранта Дмитрия Быковского лишили свободы на 21 год, а айтишника Александра Харламова - на 19 лет
Судьба решается: Быковский сидел вальяжно, а Харламов сгорбился

Судьба решается: Быковский сидел вальяжно, а Харламов сгорбился

Фото: Ирина ШАБАНОВА

В Воронеже 15 февраля вынесли приговор по резонансному уголовному делу о зверском убийстве профессора ВГУ Вячеслава Кузнецова. Судья областного суда Петр Попов отправил в колонию строго режима 35-летнего аспиранта Дмитрия Быковского и его 31-летнего приятеля-айтишника Александра Харламова, которые убили ученого-химика с мировым именем.

Первый, кстати, вину свою так и не признал. Но в этом страшном деле поставлена точка. Быковского лишили свободы на 21 год, а Харламова - на 19 лет. В обоих случаях - с ограничением свободы на 1,5 года. Также они должны выплатить более 1,9 млн рублей за причиненный ущерб и еще 150 тысяч - за моральный вред.

У Быковского будет время, чтобы лучше изучить юриспруденцию

У Быковского будет время, чтобы лучше изучить юриспруденцию

Фото: Ирина ШАБАНОВА

Больше не до смеха

В суде в течение 15 заседаний исследовали доказательства следствия, опрашивали свидетелей и самих обвиняемых. И вот - последнее, решающее. Приговор расчленители слушали безмолвно, ни тени ухмылки. Чего не скажешь о предыдущих заседаниях, когда Быковский устраивал «цирк»: демонстративно смеялся, по-хамски отвечал на вопросы и пытался учить судью и гособвинителей Букве Закона. Но тут уже было не до смеха - решалась судьба.

Если Харламов вроде бы смирился со своей участью, то Быковский до последнего не верил в суровость приговора. Перед судебным заседанием к его «аквариуму» подошел отец, и они заговорили. Беседа вроде бы ни о чем, но и подобия улыбки не промелькнуло на лице подсудимого. Обступившие «клетку» журналисты поочередно задавали одни и те же вопросы: «Вы раскаиваетесь в содеянном?», «Вы хотели бы извиниться перед семьей профессора?». Ответов не последовало.

Сыну, расчленившему профессора, дали 21 год тюрьмы: когда еще с отцом свидятся

Сыну, расчленившему профессора, дали 21 год тюрьмы: когда еще с отцом свидятся

Фото: Ирина ШАБАНОВА

Свела любовь к баскетболу

Два часа судья зачитывал приговор. Как оказалось, познакомились приятели Быковский и Харламов еще в 2018 году. Свело их общее увлечение - баскетбол. Быковский, пока учился на химфаке ВГУ, был еще и капитаном баскетбольной команды. Харламов тоже играл.

Встретились они на площадке в парке «Алые паруса» в Воронеже, познакомились и сдружились. Затем не раз Быковский наведывался в съемную квартиру к приятелю, что находилась в переулке Ольховый. Там в августе 2019 года и сговорились они «проверить» у профессора Кузнецова счета.

Быковский страдал от безденежья. Аспирантуру он закончил, но диссертацию так и не защитил, работы не было. Помогал Кузнецову в его научных исследованиях по линии грантовых программ и там получал небольшие средства. А вот профессор, по его мнению, не бедствовал и якобы не доплатил ему 670 тысяч рублей.

Харламов тоже жил без достатка. Приехал из Коми, с родственниками не общался. Перебивался небольшими заказами как айтишник. По его же словам, за год знакомства с Быковским не раз просил у него денег. Долг вырос до 300 тысяч рублей. Тогда приятели и решили поживиться сбережениями Вячеслава Кузнецова. Оставалось выяснить, сколько их у него.

Харламову было не до смеха

Харламову было не до смеха

Фото: Ирина ШАБАНОВА

Взломать пароли оказалось непросто

Аспирант, которому известный химик оказывал всяческое содействие в учебе с 2008 года и принимал у себя дома, успел сделать себе дубликат ключей от его квартиры (правда, на суде убеждал, что тот ему дал их сам). И, как было установлено следствием, в августе-сентябре 2019-го, пока Кузнецова не было дома, приятели наведались в жилище, проверили через компьютер профессора его счета, но снять деньги не смогли. Для этого требовался пароль, который бы пришел на телефон.

Тогда они договорились, что Быковский попробует завладеть мобильником Кузнецова, но не получилось. Аспирант попался в лаборатории химфака в тот момент, когда пытался «варить» наркотическое вещество, и его выдворили оттуда, ключи поменяли, а сам преподаватель отказался с ним после этого общаться.

Спустя время, в январе-феврале 2020-го, они разработали другой план: прийти в квартиру к Кузнецову под предлогом разговора, а затем напасть на него, усыпить с помощью хлороформа, связать скотчем, а тело потом расчленить и растворить в кислоте. И далее - завладеть телефоном ученого и украсть деньги с его счетов.

В начале февраля Харламов снял квартиру на улице Станкевича недалеко от дома, где проживал профессор, купил скотч и ножовку, а Быковский запасся хлороформом и соляной кислотой.

Умер от острого отравления хлороформом

Как установил суд, пожаловали аспирант и айтишник к профессору ровно в 20 часов 4 марта 2020 года. Быковский позвонил в дверь, Вячеслов Кузнецов открыл и впустил гостей. Сам сел в кресло за компьютер, и тут молодчики на него напали. Харламов держал профессора сзади за шею, а Быковский заткнул ему рот тряпкой, пропитанной хлороформом. Когда ученый обмяк и потерял сознание, повалили его на диван, а чтобы он не очнулся, примотали скотчем ткань с эфиром.

Экспертиза показала, что умер профессор от острого отравления хлороформом, плюс к этому у него была сломана подъязычная кость и переломлен щитовидный хрящ.

Мужчины обыскали квартиру, нашли банковские карты. Быковский ушел, а Харламов принялся опустошать счета профессора, сменив пароли. Только спустя время они поняли, что Кузнецов не дышит…

Четыре дня в квартире с трупом

Приятели ночью 5 марта перенесли тело в квартиру на Станкевича и бросили на пол в коридоре. Некогда было возиться - надо решить вопрос с деньгами. А для того, чтобы сбить со следа правоохранителей, украли личные документы профессора. Мол, уехал в неизвестном направлении…

Спустя некоторое время подельники вернулись на съемное жилье, перенесли тело в ванную. Как вспомнит сам Харламов, с трупом он жил в одной квартире четыре дня, а 9 марта решил его распилить ножовкой на множество кусков. Останки сложил в 34 черных пакета для мусора и перевез вместе с ничего не подозревающим знакомым на свою съемную квартиру в переулок Ольховый.

А Быковский помыл ванну водой с хлоркой и протер уксусом, чтобы убрать остатки крови. Он же избавился от одежды и обуви, на которых могли сохраниться биологические следы профессора, - сжег их в заброшенном здании на улице Солдатское поле в микрорайоне Масловка. Не поленился съездить на другой конец города…

Приговор Дмитрию Быковскому слушал отец

Приговор Дмитрию Быковскому слушал отец

Фото: Ирина ШАБАНОВА

Куски тела сначала положил в шкаф

Для начала мешки с частями тела Харламов запихал в шкаф, где они и хранились некоторое время, пока не появился сильный запах. Тогда приятели решили растворить их в соляной кислоте. Поместили останки профессора в контейнеры, залили их раствором, запечатали и поставили на балкон. Там они простояли до 10 июня 2020 года, пока в квартиру не нагрянули силовики.

За четыре месяца, пока искали профессора, Быковский и Харламов умудрились на деньги с его счетов купить биткоины, а потом обналичить средства. Также сняли немалые суммы с карт различных банков, плюс они получали пенсию Кузнецова по инвалидности. Всего - 1,9 млн рублей. В одночасье, как рассказывали потом свидетели, они вдруг «разбогатели». Харламов купил себе аж три пары дорогих кроссовок, а Быковский хвастал новым спортивным костюмом. Плюс ели-пили, снимали жилье.

Приговор слушали родная сестра Вячеслава Кузнецова Татьяна Алексеевна и ее дочь Ольга

Приговор слушали родная сестра Вячеслава Кузнецова Татьяна Алексеевна и ее дочь Ольга

Фото: Ирина ШАБАНОВА

А вот за расчленение наказания нет

Когда в квартире появились сотрудники Следственного управления СКР по Воронежской области, останки профессора успели превратиться в «пластилин». Там же были найдены украденные документы Кузнецова. За время следствия проведено несколько судмедэкспертиз, и вина молодчиков доказана.

- Суд установил, что действовали они умышленно, осознавали характер своих действий и способ, которым их совершали. А также готовились к преступлении: арендовали квартиру, приобретали средства (хлороформ), припасали соляную кислоту, - сказал судья Петр Петров.

И признал их виновными по четырем статьям УК РФ: в убийстве, совершенном группой лиц, разбое с причинением тяжкого вреда потерпевшему, незаконном проникновении в жилище, и похищении паспорта и других личных документов.

Единственное, за расчленение в нашей стране не предусмотрено наказание. А то им бы наверняка еще добавили годков, уверены родственники Вячеслава Кузнецова.

На вынесение приговора пришла сестра истерзанного профессора Татьяна Алексеевна, ее поддерживала дочка Оля и двоюродная сестра. Женщина рада, что ее мытарства наконец закончились, даже несмотря на то, что ни Харламов, ни Быковский так и не извинились.

- Вполне довольна приговором. Хотелось бы для них пожизненного, но нельзя. На мой взгляд, и этого им достаточно, чтобы посидеть и подумать! Пусть помучаются, как Слава мучился…, - сказала Татьяна Алексеевна.

В этих контейнерах "мариновали тело профессора"

В этих контейнерах "мариновали тело профессора"

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

«У них в квартире изрубленное тело, а они пили и гостей приглашали»: в Воронеже судят расчленителей профессора ВГУ (Подробнее)

Соседи растворенного в кислоте химика из Воронежа: «Его кошек хотели приютить очень многие». Знакомые одинокого ученого рассказали о том, что произошло после его исчезновения (подробнее)

«Помогал студентам во всем»: ученики рассказали об убитом профессоре химии. По версии следствия, его расчленил и попытался растворить в кислоте собственный аспирант (подробности)

Растворили в кислоте: пропавшего воронежского профессора химии нашли расчлененным через четыре месяца. По подозрению в убийстве задержали двух его бывших студентов (подробнее)