Премия Рунета-2020
Воронеж
+17°
Boom metrics
Общество27 февраля 2019 19:40

Михаил Бычков: «Говорите, Платоновфест затрагивает только 10% воронежцев? Это прекрасный показатель»

Худрук одного из самых масштабных фестивалей в городе раскрыл закулисье своей работы
Программу фестиваля составляют так, чтобы в ней нашли отражение интересы и самых продвинутых зрителей, и тех, кто впервые будет знакомиться с культурой театра

Программу фестиваля составляют так, чтобы в ней нашли отражение интересы и самых продвинутых зрителей, и тех, кто впервые будет знакомиться с культурой театра

Фото: Станислав ШЕВЧЕНКО

Каков бюджет Платоновского фестиваля? Как формируется стоимость билетов? Есть ли цензура со стороны действующих властей? Об этом мы поговорили с Михаилом Бычковым, основателем и художественным руководителем Воронежского Камерного театра, заслуженным деятелем искусств Воронежской области.

Хотите знать, есть ли в Воронеже конфликт художника и чиновника, и что сегодня стоит посмотреть в театре? Об этом можно прочесть во второй части нашей беседы!

«МЫ ПРИВОЗИМ ЛУЧШЕЕ»

- Как вы отбираете спектакли для Платоновского фестиваля? Назовите главные критерии.

- У нас есть несколько программ: основная, актуального искусства и платоновская. Для последней мы, например, мониторим все, что так или иначе связано с Платоновым или созвучно с ним. И строим программу из лучшего, что находим. Что касается остального, все делаем так же, как и на любом другом фестивале. В каждом деле, в том числе театральном, музыкальном, есть свои лидеры. Естественно, хочется удивить, хочется заполучить что-то первыми в России, получить лучшее. Просто мы не все можем себе позволить: по финансовым соображениям или потому, что у нас нет площадок с подходящим оснащением. Либо просто кто-то не хочет к нам ехать.

Из того, что возможно, мы привозим лучшее. Не могу сказать, что наши ведущие спектакли будущего Платоновского фестиваля - постановки Додина, Карбаускиса и Егора Перегудова из «Сатирикона» - все лучшее, что есть в современно российском театре. Наверное, имеется что-то еще. Но это то, что нам удалось получить. А лучших спектаклей может быть не три, а пятнадцать.

Мы уже в третий раз привозим Даниэля Финци Паску. Этого швейцарского режиссера знает огромное количество театральной публики. Вот дожили до времен, когда Платоновский фестиваль делает знакомыми такие имена. Второй раз приглашаем французского хореографа Орельена Бори! Несколько лет назад мы привозили его «Сплетение» с японской танцовщицей Каори Ито. Продали билеты на два спектакля и назначили третий, чтобы удовлетворить желающих. В этом году привозим спектакль Орельена Бори уже с одной из самых известных в мире исполнительниц традиционного индийского танца. И что вы думаете? Мы сразу запланировали три спектакля, и уже на них нет билетов. То есть воронежцам интересно, что происходит в поисках театральной формы.

Хотя большинство, конечно, реагирует на знакомые громкие имена. Поэтому именно театр «Сатирикон» был раскуплен первым, и вот мы сейчас договорились о дополнительном показе. «Дон Жуан» у нас пройдет трижды. Очень рекомендую всем, кто хочет увидеть Константина Райкина на сцене, поторопиться.

Программу мы составляем так, чтобы в ней нашли отражение интересы и самых продвинутых зрителей, и тех, кто впервые будет знакомиться с культурой театра. Чтобы это был хороший театр, но разной степени сложности.

За первые два часа воронежцы купили и забронировали около 10 тысяч билетов

За первые два часа воронежцы купили и забронировали около 10 тысяч билетов

Фото: Станислав ШЕВЧЕНКО

- Говорили, что программу будут формировать коллегиально. Как сейчас это происходит?

- Действует положение фестиваля: программу формирует художественный руководитель. То есть, это делаю я. Это моя работа, моя обязанность.

У нас прошла пара встреч, на которых высказались коллеги из некоторых воронежских учреждений культуры и творческих союзов. Среди предложений были и те, которые меня заинтересовали. Они послужат на пользу фестивалю. Немного этот разговор напоминал концерт по заявкам: «А вот я хотел бы…» Ощущение людей, что собрать программу фестиваля просто, несколько иллюзорно. Это труднейший процесс.

Никто не ждет наших предложений. Все, как правило, живут своей творческой жизнью, расписанной на годы вперед. Нужно обладать определенным авторитетом, чтобы правильно вступить в переговоры и быть услышанными.

От дирекции Платоновфеста ушли обязанности по организации фестиваля «Маршак». Этим детским фестивалем поручено заниматься Театру юного зрителя. Сейчас он ощутит в полной мере, что это такое и насколько это сложно.

«НЕВОЗМОЖНО ЗАНИМАТЬСЯ ТВОРЧЕСТВОМ ПОД ДАВЛЕНИЕМ»

- Прямо спросим: есть ли цензура со стороны действующих властей? Чем закончилось ваше «противостояние» с губернатором Александром Гусевым? Сейчас обстановка разрядилась?

- Нет, цензуры нет. Я не смог бы работать в напряженной обстановке. Губернатор еще осенью принял решение. А я, естественно, задавал ему вопрос, насколько могу в полной мере выполнять обязанности художественного руководителя и заниматься содержанием фестиваля. Он оставил за мной эту роль. Соответственно, я ни с кем ее не делю и ни к кому не бегаю спросить: «А можно ли?»

Александр Викторович высказал пару пожеланий, в том числе, одно из них было сделать так, чтобы фестиваль стал ближе и понятнее не только продвинутой публике, но и людям, менее искушенным. У него сложилось такое ощущение, что в прошлый раз мы в плане новаций перебрали. У меня такого ощущения не было. Но я его услышал. Конечно, это не отразится на программе в худшую сторону. У нас замечательные спектакли, среди которых чуть больше стало постановок, скажем так, традиционных форм. Притом, что продолжают присутствовать и необычные интересные европейские премьеры, которые можно отнести именно к экспериментальному театру.

Большой проект, которым я горжусь, - «100% Воронеж» - выдвинут на «Золотую маску» в номинации «Эксперимент». Сейчас этот сложнейший проект мы готовим к тому, чтобы он поехал в столицу на фестиваль. 12 марта представим его в Московском губернском театре. Кстати, это требует дополнительного финансирования. И тут губернатор выделил специальные средства, чтобы оплатить дорогу, перевозку декораций и всю необходимую подготовку.

- В продолжение вернемся в 2012 год. Ваша цитата: «Я свободен в Воронеже в выборе репертуара, и у меня нет проблем во взаимоотношениях со зрителем». Относительно недавно, во время встречи с Владимиром Путиным, вы сказали: «Все, что за эти годы удавалось сделать, в основном происходило при борьбе или преодолении сопротивления, косности, непонимания тех, кого принято называть чиновниками». Какие самые большие препоны возникали у вас во время взаимоотношений с чиновниками?

- Когда говорил президенту о конфликте художника и власти, я описывал не ситуацию в Воронежской области. Говорил от имени театрального сообщества о том, что имело место. На тот момент гораздо более острая ситуация была в Новосибирске, Минусинске и ряде других городов. В разных регионах много чудаков оказывается у власти, которым по какому-то странному принципу предлагают порулить культурой. Кто только не приходит и какие только не бывают странности в связи с этим.

Если же говорить о моем личном опыте, то у меня, конечно же, складывались достаточно драматичные взаимоотношения в свое время в Барнауле. Когда я еще работал под оком краевого комитета КПСС. Тогда, помню, выпуская спектакль «Прости меня» по Виктору Астафьеву. Я очень жестко был раскритикован идеологическим отделом, потому что «не такую войну» мы показывали. Они почему-то хотели что-то праздничное и парадное. Такого сегодня, кстати, сколько угодно. Но на самом деле это имеет мало отношения к войне. Это скорее такая обработка общества. Так вот тогда я просто потерял работу.

Не раз мне приходилось сталкиваться с преодолением того, что чиновник просто, недостаточно вникая и понимая суть, пытался руководить искусством. Помню, тому же Ивану Образцову приносил заявление об уходе, когда он в какой-то момент сказал: «Нет, будет так!» Я ответил: «Ну, так - значит, без меня». Иван Дмитриевич погорячился, и потом мы прекрасно общались. Сейчас тоже в отличных отношениях. Но невозможно заниматься творчеством, когда ты под давлением.

В прошлом году удалось продать билеты примерно на 29 миллионов рублей

В прошлом году удалось продать билеты примерно на 29 миллионов рублей

Фото: Станислав ШЕВЧЕНКО

«ЗРИТЕЛЬ ПЛАТИТ ТОЛЬКО ТРЕТЬЮ ЧАСТЬ ОТ РЕАЛЬНОЙ СТОИМОСТИ»

- Как сегодня формируется бюджет фестиваля?

- Общую сумму мы сейчас с вами никак не посчитаем. То, что получает Платоновский фестиваль из бюджета Воронежской области, осталось без изменений - это ровно 20 млн рублей. Так было и в прошлом году. Есть еще городской грант - 10 млн - он включает, в том числе проведение бесплатных мероприятий. Надеюсь, что мы в этот раз тоже такой грант получим. Сумма денег, полученная за проданные билеты, варьируется в зависимости от программы.

Я, строго говоря, являюсь только художественным руководителем и над этими цифрами не сижу. Скажем, по той программе, которая сформирована в театральном и музыкальном разделах, происходит уточнение сметы. Мы не знаем, сколько будут стоить, например, авиабилеты или во сколько обойдется перевозка декораций. Это зависит от того, какой курс доллара будет в апреле или в мае, когда будем оплачивать эти работы.

В любом случае, я думаю, что в прошлом году у нас получилось порядка 29 миллионов рублей за проданные билеты. Надеюсь, миллиона на три мы сборы увеличим.

- А спонсорская поддержка?

- Мы ориентируемся в том числе на слова губернатора, что в параметрах прошлого года должны остаться. Надеюсь, наши спонсоры тоже в них останутся.

- Это миллионов 30?

- Не знаю. Было бы здорово. Но думаю, что меньше. Мы не можем заставить людей просто нам отдать деньги. Даже учредители, правительство Воронежской области, не могут заставлять. Все-таки тут можно говорить только по факту. Но определенные гарантии от нашего учредителя у нас есть. Если прогнозируемые доходы от благотворителей окажутся ниже ожидаемых, то мы получим дополнительную бюджетную поддержку.

- А если фестиваль будет финансово успешным? Эти деньги вернутся в бюджет области?

- Были случаи, когда у нас оставалось по 1,5 - 2 миллиона. Эти деньги переходили на следующий год в бюджет нового фестиваля.

- Как формируется стоимость билетов?

- Нас никто в этом вопросе не регламентирует. Есть определенные критерии, по которым мы понимаем, что дороже этой суммы для зрителя уже будет непосильно. Но нужно понимать: он платит только третью часть от реальной стоимости того, что мы показываем. Иногда даже и меньше. Никаких доходов просто не может существовать. Расходы на любое мероприятие гораздо выше того, что мы собираем за билеты в зрительном зале.

- Но при этом зрители все равно могут сказать: «Куда же дороже?» По данным социологов, платные мероприятия Платоновского фестиваля посещает не более 10% воронежцев.

- Давайте посмотрим, что каждый день идет на сцене нашего воронежского концертного зала, где выступают гастролеры. Сколько будут стоить билеты на Стаса Михайлова? И сколько денег нужно потратить, чтобы привезти его? Нужен золотой самолет? Нет. Даже если ему закажут бизнес-класс из Москвы, это обойдется в 15 тысяч рублей.

Мы же вчера на дирекции обсуждали, что хотели бы показать на нашем фестивале коллектив из Южной Африки. Самые дешевые авиабилеты для каждого музыканта до Воронежа стоят 90 тысяч рублей. Понимаете? Что такое все комедийные спектакли, которые к нам возят пачками? Это легкие «чемоданные» декорации, это лица из телевизора - за них люди готовы платить минимум две-четыре тысячи рублей. В этом смысле Платоновский фестиваль - очень демократичный. У нас есть билеты от 700 рублей. Да, мы делаем и дорогие - для людей, для которых это естественно.

А когда вы говорите, что Платоновский фестиваль затрагивает только 10% воронежцев, это прекрасный показатель. Да, именно такой процент населения вообще ходит в театры, музеи, концертные залы. Это статистика. Платоновский фестиваль как раз потихоньку расширяет это количество.