Общество

Пять наивных вопросов о добыче никеля

На прошлой неделе геологи пробурили в Новохоперском районе Воронежской области первую скважину
В Воронеже продолжаются митинги протеста: 12 июня состоялось шествие по проспекту Революции.

В Воронеже продолжаются митинги протеста: 12 июня состоялось шествие по проспекту Революции.

Фото: Кристина БРАЖНИКОВА

По предварительным оценкам, под землей здесь лежит около полумиллиона тонн никеля, причем в очень хорошей концентрации. Обычно считается, что полпроцента содержания металла в руде - уже выгодно для добычи. В Финляндии, например, разрабатывают участки, где содержание полезных ископаемых и вовсе 0,3%. В Елкинском и Елань-Коленовском месторождениях, вполне возможно, этот показатель в три раза выше.

Пробы грунта, которые брали здесь полвека назад, дали приблизительные данные и уже устарели. Теперь пришло время более точной разведки. К началу практической фазы геологоразведочных работ руководители Уральской горно-металлургической компании приурочили пресс-тур областных СМИ. В поездке журналистов сопровождал заместитель генерального директора УГМК Евгений Брагин и председатель общественного совета по контролю за комплексным освоением никелевых месторождений Виктор Бочаров. Журналисты увидели, что происходит на месте разработок, и смогли задать интересующие вопросы.

ЧТО ИМЕННО ДЕЛАЮТ СЕЙЧАС ГЕОЛОГИ?

Компании «Уралмедьсоюз» и «Воронежгеология», подрядчики холдинга УГМК, проводят геологоразведочные работы на месте предполагаемых залежей никелевой руды. Неделю назад была пробурена первая скважина для исследования состава пород. Эти работы продлятся до 2016 года.

- Скважин нужно пробурить двести, а может, и триста, точно пока не скажет никто, - сообщил Евгений Брагин. - Бурить будут в разных местах и на разных глубинах - от нескольких сотен метров до полутора километров, чтобы создать трехмерную модель залежей никелевых руд.

Из каждой скважины достают монолитный столб породы, который называется керн. Специалисты изучают его состав по всей длине и определяют, какие химические соединения находятся под землей в этом месте и на какой глубине. Для обывателя процесс можно сравнить с вытаскиванием масляного щупа автомобиля. Только если автовладелец определяет уровень и качество масла на глаз, то специалисты дают полную картину с помощью детальных исследований.

Для этой работы на месторождение привезли четыре буровые установки, каждая стоимостью 30 миллионов рублей. Вскоре привезут еще четыре. Если исследования дадут положительный результат (а это, по мнению Евгения Брагина, совсем не факт), то в 2016 году начнут проектировать и затем строить горно-обогатительный комбинат. В любом случае первую партию руды добудут не раньше 2022-го.

Первая буровая установка под охраной чоповцев приступила к работе.

Первая буровая установка под охраной чоповцев приступила к работе.

НАСКОЛЬКО ОПАСЕН ЭТОТ ЭТАП РАБОТ?

Местные жители высказывают мнение, что с водой из скважин наружу и в верхние водоносные слои попадет ядовитый раствор химических соединений, некоторые говорят и о радиации.

Главный общественный контролер за разработками Виктор Бочаров.

Главный общественный контролер за разработками Виктор Бочаров.

- Есть потенциальная опасность попадания йодо-бромных вод в верхние водоносные слои, откуда берут питьевую воду, - комментирует Виктор Бочаров. - Они на глубине 250 метров, и их однозначно затронут. Но современные технологии позволят не допустить этого. Никакого радиационного загрязнения местности тем более не будет.

Сейчас с экологией на месте разведки все в порядке, хотя когда-то здесь тоже брали пробы грунта. Несколько десятилетий назад пробурили порядка двадцати скважин, но никаких выбросов радиации и тем более заражения воды в районе нет. Самих скважин уже не найти, не осталось никаких следов.

- На самом деле все скважины будут затампонированы, и утечки исключены, - ответил Евгений Брагин. - После того как достанут керн, скважины обожмут трубами, а внутрь зальют бетон марки 600. Вода не сможет пройти сквозь бетон или через горную породу.

НАСКОЛЬКО ЗАКОННА ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ РАБОЧИХ?

Фирма, проводящая геологоразведку, имеет лицензию. Сам участок взят в аренду для проведения «научно-изыскательских работ». Однако в договоре аренды, который подписали арендатор «Медногорский медно-серный комбинат» (входит в холдинг УГМК) и арендодатель ООО «Агроресурс», черным по белому написано, что разрешено использование участка для сельхозпроизводства и связанных с сельским хозяйством целей.

- Как мы видим, никаких курочек или полей подсолнечника здесь нет, - констатирует очевидный факт Константин Рубахин.

Совершенно точно в этом смогли убедиться и все журналисты - буровые вышки никак не могут использоваться в производстве сельхозпродукции.

Заместитель гендиректора УГМК Евгений Брагин.

Заместитель гендиректора УГМК Евгений Брагин.

- К этому договору есть допсоглашение, - прокомментировал Евгений Брагин. - Согласно ему мы арендовали землю в том числе и для научных исследований. Если земля будет возвращена в исходное состояние, то проблем не вижу.

Жаль, что это допсоглашение общественности, в том числе и СМИ, предъявлять не спешили. Использование участка не по сельскохозяйственному назначению вызывало вопросы районной прокуратуры, но прокуратура Воронежской области признала, что геологоразведка ведется на законном основании.

В конце мая здесь возвели второй забор периметром в пять километров из сетки-рабицы, который местами пересекает дорогу общего пользования и газопровод.

- По предварительным данным, забор немного вышел за разрешенные границы, - прокомментировал прокурор Новохоперского района Сергей Беленко. - Сейчас вопрос по участку уточняется в росреестре.

ОМВД по Новохоперскому району предписал снести забор еще 5 июня, но ограждение стоит как ни в чем не бывало.

Представители УГМК не смогли прокомментировать, почему до сих пор нарушение не устранено, но пообещали детальнее изучить ситуацию.

ЧТО БУДЕТ ПОСЛЕ ТОГО, КАК НАЧНЕТСЯ ДОБЫЧА НИКЕЛЯ?

- Как мы видим на многих отработанных месторождениях, в радиусе многих километров опускается уровень грунтовых вод, - опасается один из антиникелевых активистов Андрей Тараканов. - То же будет и в Новохоперском районе. Вода уйдет, и сельское хозяйство будет загублено.

Местные жители также опасаются, что ветер разнесет пыль отработанной породы по округе. Дождевая вода, проникая под землю, понесет ее с собой и в грунтовые воды. А это огромный удар по экологии края.

- Речь идет не о добыче устаревшим способом, а о современных технологиях, - уверен Евгений Брагин. - Если бы вы посмотрели на месторождение в Верхней Пышме, то там как раз все очень красноречиво, никуда вода не ушла. Кругом цветущая природа. Вода будет циркулировать по замкнутому циклу. Что касается отработанной руды, так называемых «хвостов», то она будет возвращаться обратно, в пустоты от выработки. Дождевая вода тоже не просочится благодаря изоляции полимерами на огромной площади.

- Все будет безопасно, если соблюдать экологические нормы с помощью современных технологий, - согласен Виктор Бочаров. - А соединения, которые в изобилии сопутствуют никелю, почти нерастворимы в воде и никуда с ней не переносятся.

- Снаружи, может, воды и не будет, но расстояние в сто метров между водными слоями рассол сможет пройти вокруг трубы, - считает активист антиникелевого движения Константин Рубахин.

В любом случае, будут ли приниматься дорогостоящие экологические меры безопасности, мы узнаем далеко не скоро. Практика покажет, насколько слова представителей УГМК не разойдутся с делом.

ЕСТЬ ЛИ ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ ГАРАНТИИ ДЛЯ ЭКОЛОГИИ КРАЯ?

- Я не сомневаюсь, что добыча никеля в Новохоперском районе безопасна. Но только при условии соблюдения всех современных природосберегающих технологий, - поделился академик Николай Чернышов, член-корреспондент Российской академии наук, бывший председатель общественного совета по контролю за никелевыми разработками в Новохоперском районе. - Однако исчерпывающих документов, свидетельствующих о безопасности для экологии, общественному совету не предоставили.

- Действительно, пока полного пакета документов нет, - согласился с коллегой нынешний председатель общественного совета Виктор Бочаров. - Их представят, когда пойдет первый керн.

«Оценка воздействия на окружающую среду есть у нас на сайте, мы вам пришлем ссылку», - пообещали журналистам представители горнодобывающей компании. Правда, нам найти этот документ так и не удалось.

Тем временем на встречу с журналистами и представителями УГМК буквально прорвались несколько местных жителей. Узнав, что происходит, несколько десятков человек примчались к лагерю геологов и стали скандировать протестные лозунги. Несмотря на противодействие чоповцев, три женщины пролезли под сеткой забора.

- Мы против добычи никеля! Убирайтесь с нашей земли! - кричали активистки. Охрана в присутствии журналистов опасалась применять против женщин силу, даже попрятала за спины резиновые палки.

На возмущенные возгласы о том, что они не давали согласия на работы в Новохоперском районе, Евгений Брагин невозмутимо ответил, что подписей новохоперцев для этого и не требуется.

Похоже, история противостояния геологоразведчиков и местных жителей будет продолжаться еще очень долго...

«КП» - Воронеж» Вконтакте, Facebook, Twitter