2016-08-24T03:49:32+03:00

Никель сделает из Воронежа город олигархов?

Но заповедные места останутся лишь в памяти, дикие звери погибнут, а люди начнут болеть раком?
Поделиться:
Комментарии: comments10
Изменить размер текста:

Все началось с того, что некий мужчина позвонил в редакцию и, представившись Николаем, затараторил: про редкое озеро, которое вот-вот загубят, про барскую усадьбу, которая имеет огромное историческое значение… А все из-за добычи руды...

Сперва я ничего не поняла: какая руда, какое озеро? Но потом вспомнила: в одном из районов Воронежской области нашли огромное месторождение никеля…

МЫ СТАНЕМ БОГАТЫМИ, НО ПОТЕРЯЕМ ЗЕМЛЮ?

Факт: в Новохоперском районе осталось последнее нетронутое месторождение в Европе. И третье по величине в России. Промышленная слава серебристого металла свалилась на Воронежскую область нежданно-негаданно.

В новостях в прошлом году не скрывали такую сенсацию, даже губернатор выступал. И было решено: добыче цветных руд под Воронежем быть... Но прошел год, все забылось. А этой весной механизм начал раскручиваться…

Нас стали уверять, что впереди прекрасные перспективы, большие возможности. Добыча цветного металла принесет настолько огромную прибыль, что озолотиться сможет каждый воронежец!

Но… Из-за масштабных разработок под угрозой одно из самых главных богатств нашей области - чернозем, грунтовые воды будут загрязнены…

А о будущем уникального заповедника, сероводородного озера с пеликанами - да, это не опечатка, именно с этими птичками у нас, в сердце России, - никто не говорит. Может, и угрозы нет?

ЦЕЛЕБНАЯ БАЛАБАНЬ

Мы отправились в Новохоперский район. «Волга», сапоги, серость за лобовым стеклом. Проводник, который вызвался нам показать местные красоты, кивает на склоны холмов напротив.

- Во-о-он там, видите? Гора Балабань - целебное место, скажу я вам. Туда все местные лечиться ходят, потому как гора не простая, а энергетическая! - вещал охотник Николай. - Тут все особенное, потому что залежи никеля кругом. А мы, кстати, сейчас прямо по никелю и идем…

Смотрю: под ногами - обычная земля. Местами даже асфальт.

- И что, правда, вылечиться на горе можно? - уточняю я, скорее, для поддержания беседы.

- А то! Бывалоча, поднимешься летом на Балабань, ляжешь в ковыль - он тебя с головой укроет, аромат терпкий, тяжелый. А солнце так и припекает, да так сильно, что начинает казаться, будто сквозь тело лучи проходят... А потом встаешь - уже здоровый!

- А чем болели-то, поднимаясь на гору? - я откровенно скучаю. Думаю, попался ведь очередной любитель сельских красот. И про усадьбу Аллилуевых он мне, наверное, наплел. Якобы тут есть дом, в котором провел свое детство зять Сталина, - естественно, надо ехать, смотреть, бить тревогу! Но что-то сомнительно, судя по развитию событий… Показательно зеваю…

- Чем болел? - переспросил Николай. - Да всем: то устанешь, то хандра нападет, разным, в общем…

«Ну, точно, тот еще фрукт! А мы-то! За двести с лишним километров тащились, - грустно подумала я. - Еще часик такой прогулки, и я тоже полезу на гору эту - от хандры лечиться».

Пронизывающий холодный ветер, бескрайние лужи, редкие деревья где-то вдалеке, если верить экскурсоводу - «верст четыре или пять». Ничего… Ничего, кроме никеля, который может сделать меня жительницей экономически развитого города… Вокруг обедневшее русское село. Покосившиеся избы и местные жители с грустными глазами.

- Они боятся, что из-за масштабных разработок их выселят, - пояснил Николай. - А еще они тревожатся за свое здоровье… Добыча никеля крайне неблаготворно на нем сказывается… Везде и всюду слышится: «Рак, раковые опухоли!»...

Вот только чего бояться? Тут жить страшно…

На берега Бабьего озера, раскинувшегося в низине, несколько лет назад прилетали пеликаны.

На берега Бабьего озера, раскинувшегося в низине, несколько лет назад прилетали пеликаны.

БАРСКАЯ УСАДЬБА, ПРИВИДЕНИЯ И ПРОЧАЯ ЧЕРТОВЩИНА

Посетовав на будущие промышленные раскопки, мы отправились-таки до усадьбы Аллилуевых, в соседнее село Рамонье.

- Про нее с давних пор легенды ходят самые разные, - принялся снова за рассказы наш провожатый. - Призраки барские тут бродят в округе. Лагерем охотничьим станешь поблизости, а сам по ночи к костру жмешься - до того страшно, что обернуться невмоготу совсем.

- И что, видели что-нибудь?

- А то! Лет тридцать тому назад стояли мы здесь. Я, по обыкновению своему, у костра прикорнул. А просыпаюсь оттого, что кто-то смотрит на меня. Гляжу, а передо мной тень стоит черная… Я, надо сказать, до той поры и ни в какие привидения не верил, что ж я, ребенок малый? А тут надо мной силуэт возвышается… Первый страх когда прошел, я кинулся ребят своих будить. Рассказываю, а они смеются. Говорят, был тут раньше местный то ли станционный смотритель, то ли рабочий на одноколейке. Однажды его вагонным прицепом по голове шарахнуло, с тех пор он малость тронулся. По ночам не спит, бродит по окрестностям, людей пугает…

- Так это и не привидение вовсе… - разочарованно тяну я. Пока все в пользу никеля и его добычи.

- Нет, не привидение. Ребятишки часто старого барина здесь видят, в красках рассказывают… Но, сдается мне, придумывают они. Вот лешие тут водятся, это да! Один раз я тут заплутал, думал, до утра бродить по лесу буду, хотя округу эту хорошо знаю...

Впереди заснеженные поля. Ни тропинки, ни мосточка. Справа болото какое-то, а слева - лужи бескрайние. Где усадьба - непонятно.

- А барин жил вооон там, - Николай рукой вперед машет. - Километров десять еще. Но мы пройти не сможем, там болота да река. Увязнем, боюсь. Да и от усадьбы один фундамент.

Как же надоели эти экологи-самоучки! Привидение - не привидение вовсе, пьяный бред какой-то, от усадьбы одно название и фундамент… На кой черт сюда добирались?

МЕТЕОРИТ В ОЗЕРЕ И ПЕЛИКАНЫ

Едем в село Бабинка, которое располагается вплотную к Еланским месторождениям. Я разочаровалась уже полностью, но надо же до конца дослушать. Тут, если верить моему «сусанину», самое большое в Черноземье сероводородное озеро. «Наверняка яма с водой и неприятным запахом», - проносится у меня в голове. Но впервые за эту поездку я оказываюсь неправа.

-Водоему, - вкрадчиво излагает Николай, - не повезло больше всех. Озеро располагается едва ли не в самом сердце здешних месторождений. Друзья-ученые рассказывают, что оно лежит прямо на никелевом плато. Вы представляете, копать начнут - и не станет нашей жемчужины! А я говорю как бывший химик: это будет глобальная катастрофа!

До уникального озера - порядка трех километров пешком - по болотам. Через энное количество времени добираемся до края холма. Внизу полумесяцем лежит то самое редкое сероводородное озеро. Оно со всех сторон окружено взгорьями. Говорят летом вода синяя и парит… Лепота. Правда, запах характерный, сероводородом еще за версту несет.

- Вот она, наша ласточка, - с любовью проговорил Николай. - Пахнет, конечно. Но привыкаешь... Раньше местные думали, что озеро оттого такое странное и целебное, что в него метеорит упал. Серьезно, такая теория была, что небесное тело приземлилось в водоем около 40 миллионов лет тому назад! Мой друг, ученый из ВГУ, этой теорией занимался. Ее, конечно, потом несколько раз опровергали, но легенда по сей день осталась. Еще здесь всегда жили пеликаны. Последний раз я их видел семь лет назад. Зато каждый год сюда прилетают белые лебеди. Один раз мы спугнули здесь 64 грациозных птиц.

Местные подтверждают, что если создать условия, то пеликаны вернутся. Только представьте себе: центр России, елки, медведи, бобры на крайний случай, и на тебе - пеликаны… Благодаря новым технологиям залезаю в этой глуши в Интернет, забиваю: «Бабье озеро Воронеж». Именно так называется этот необычный водоем. И надо же, небезызвестная «Википедия» выдает ответ: «Когда-то было пристанищем многих диких зверей и птиц, в том числе лебедей и пеликанов, народное название которых «баба-птица» легло в основу названия озера. Картину яркой природы озера 150 лет назад рисовал известный ученый и путешественник Н.А. Северцов».

Местные села постепенно вымирают: молодежь уезжает либо работать, либо учиться. Не возвращается никто. Остаются дома-призраки.

Местные села постепенно вымирают: молодежь уезжает либо работать, либо учиться. Не возвращается никто. Остаются дома-призраки.

Не обманул Николай на этот раз. Уникальное место. При должном внимании государства такой поток туристов сюда можно наладить, тем более что сейчас экотуризм - самое популярное направление. Да еще любители полечиться валом повалят - ведь сероводородные озера известны на весь мир своими целебными свойствами. А уж фанатики всяких космических тайн точно клюнут на метеорит, и охотники за привидениями, небось, заглянут в усадьбу. Но…

Само село Бабинка умирает, как и остальные деревеньки Новохоперского района. На одной улице 20 заколоченных домов - кто уезжает учиться, кто работать… Не возвращается никто. Остаются дома-призраки.

Зачем вкладывать деньги в туризм, что-то строить, когда можно просто начать разработку месторождения. Легкие деньги, вот только простит ли нам природа такое отношение?

А КАК ЖЕ ВЫХУХОЛЬ?..

- Начнем с того, что никакой глобальной катастрофы не будет, - без предисловия начал Николай Чернышев, завкафедрой минерологии ВГУ, куда я пришла на следующий день после поездки. - Вопрос о разработке ведется с начала 60-х годов прошлого столетия. Я в первый раз увидел никелевые скважины в 1963 году. Новохоперский район всегда был резервом СССР по запасам никеля. Теперь принялись за него. А что вы хотите, нескончаемых ресурсов не бывает. Пришло время и нашей области поделиться богатствами. И кто сказал все эти глупости, что мы край будем уничтожать? Разработка будет вестись таким образом, чтобы ни чернозем, ни грунтовые воды, ни реки не пострадали. Сейчас 21 век на дворе, кругом новые технологии и разработки. Люди заговорили про рак? А знаете ли вы, что в никеле нет элементов стронция, которые влияют на возникновение раковых клеток? Нам надо молиться на то, чтобы наши села с загнивающим сельским хозяйством спас этот самый никель!

Что касается озера, то никакое оно не сероводородное - в конце 70-х бурили в тех местах на газ и нефть, вот небольшие «рассолы» образовались. Воду можно будет обессолить, и оно перестанет быть «сероводородным».

Но вот группа московских экологов уже выехала спасать Бабье озеро... И они не сомневаются в том, что озеро должно стать природоохранной зоной. Впрочем, не они одни.

- Вредные испарения от металла погубят чернозем - это практически сто процентов. Безопасная добыча никеля - это абсурд такой же, как съедобный мышьяк. Разработка и обогащение руд загрязняют экологию больше, чем собственно переработка руды, - уверен Владимир Давыденко, сотрудник Новохоперского заповедника. - Естественно то, что на обезображенной раскопками земле будет приходить в упадок флора и фауна. А у нас здесь, между прочим, исчезающий вид выхухоли, которая занесена не только в Красную книгу России, но и в Международную красную книгу.

Почему же такие разные позиции?..

ИГРА СТОИТ СВЕЧ

А я порылась на сайтах нью-йоркских бирж. И поняла…

За тонну никеля сейчас дают 17 900 долларов. То есть килограмм никеля стоит 17,9 доллара... По расчетам специалистов, затраты на проект, за который сейчас борются такие олигархи, как Владимир Потанин, владеющий «Норникелем», и Искандер Махмудов и его Уральская горно-металлургическая компания, могут составить около 48 - 54 млрд. рублей, которые пойдут в бюджет Воронежской области. Область получит более трех тысяч рабочих мест для местных жителей. Проект рассчитан на 25 лет.

Да, если верить предварительным бизнес-планам, красивым словам чиновников и заинтересованным ученым, то Воронеж может стать одним из самых динамично развивающихся городов. Взять тот же Норильск, где никель сейчас добывают, средняя зарплата сотрудников заводов - 66 тысяч рублей. Но посмотрите на Прохорова, Потанина - эти мастодонты бизнеса сделали многомиллионное состояние в том числе и на никеле. Добыча руды - крайне прибыльное дело. И это не 50 млрд рублей. Их, кстати, область не почувствует - ведь это равно бюджету одного года. А если учесть, что часть денег осядет в чьи-то карманы…

Одно из гнездилищ, в котором, начиная с весны, живут аисты. А всего таких гнезд в нашей области два...

Одно из гнездилищ, в котором, начиная с весны, живут аисты. А всего таких гнезд в нашей области два...

Возникает резонный вопрос: а остальные миллиарды, причем долларов, куда пойдут? Разработка месторождений в Черноземье, объясняют специалисты, обеспечит бесперебойные поставки сырья на металлургические предприятия в других регионах России, где также заняты многотысячные коллективы моногородов. То есть большая часть денег пойдет на федеральные цели. А основные суммы останутся у владельцев месторождения, а именно у кого-нибудь из олигархов…

Стоит ли игра свеч?

Но кто будет спрашивать нас, воронежцев, раз экономическая выгода, для страны в целом огромна. Какие там выхухоли и озера… Если каждый житель нашей области пока может пойти и оздоровиться в Бабьем озере, спугнуть выхухоль и подышать свежим воздухом, то блага от добычи никеля мы с вами вряд ли получим.

ЦИФРЫ

Площадь Еланского месторождения 28,9 кв. км, Елкинского - 8,6 кв. км. Прогнозные ресурсы полезных ископаемых в пределах Еланского месторождения составляют 215 тыс. т меди, 1,8 млн т никеля и 55 тыс. т кобальта.

А В ЭТО ВРЕМЯ

Активисты создали группу в соцсети в защиту Новохоперского района

- Мы не будем сидеть сложа руки - уверяют организаторы и призывают бороться против добычи никеля в Черноземье.

Воронежцы, неравнодушные к проблеме разработок никелевых месторождений в Новохоперском районе, создали целую группу в социальной сети. Участники выражают свое негативное отношение к работам по добыче цветного металла под Воронежем, считая, что он уничтожит местные реки, такие как Хопер, Елань, а также уникальную флору и фауну местности.

Тем не менее участники группы стараются быть объективными, они смотрят на эту проблему и с других сторон. Например, уже сейчас вовсю развернули обсуждение по прибыли от добычи серебристого металла. Ряд участников уже высказывают идеи о проведении «протестных акций, митингов и пикетов против планов олигархов по добыче никеля». Сейчас группа насчитывет 525 участников.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также