Политика6 марта 2012 2:00

Наблюдатель от «КП» - Воронеж»: Пришлось налить сто грамм, чтобы мужчина «освободил» веб-камеру!

Наш корреспондент примерил на себя «пиджак» наблюдателя на выборах Президента России
Корреспондент «Комсомолки» был наблюдателем на выборах Президента России.

Корреспондент «Комсомолки» был наблюдателем на выборах Президента России.

Так повелось, что выборы в России сопряжены с какими-нибудь скандалами. Недовольные итогами выдвигают претензии, говорят о фальсификациях, вбросах и тому подобных «ужасах». Будучи журналистом, я решил на собственном опыте убедиться, насколько честно и открыто проходит голосование, став наблюдателем на выборах президента России.

НЕУЖЕЛИ НАРУШЕНИЕ?

За полчаса до начала голосования прибываю на избирательный участок и наблюдаю картину опечатывания ящиков для бюллетеней. Как заправский фокусник, заместитель председателя участковой избирательной комиссии торжественно демонстрирует, что в урнах для досрочного и стационарного голосования пусто, и закрывает их. Что ж, пока все чисто. С приходом первого избирателя занимаем с коллегами-наблюдателями места и начинаем бдительно следить. Кстати, эти выборы - первые, проходящие под присмотром веб-камер. Поэтому некоторые голосующие, почувствовав себя звездами Интернета, передают привет родным и друзьям. Один товарищ, явно навеселе, порадовал нас целой речью: «Выборы - супер! Мы сейчас как выберем своего президента!» И пока заботливые горожане не наливают ему «сто грамм», он никак не отлепляется от камеры. Полицейские, дежурящие на участке, взирали с пониманием: и такое случается после субботы! Поток голосующих к обеду увеличился. Конвейер дал сбой. Как наблюдатели, так и полицейский заметили странный бюллетень в руках женщины, подошедшей к урне. Листок как будто раздвоился - из под верхнего торчит еще один уголок.

«Ура! Нарушение!» - проносится в голове. Наблюдатели и полицейский, как по команде, подходят к избирательнице и вежливо интересуются, что за двойной бюллетень у нее в руках. Но… Охотничий инстинкт нас подвел - женщине действительно выдали два бюллетеня, которые просто слиплись между собой, и второй не заполнен. В нашем присутствии член комиссии, которая допустила оплошность, пересчитывает все оставшиеся, сверяя с числом голосовавших.

ОТКРЫТО И ПРОЗРАЧНО

У входа на участок ко мне подходят две женщины:

- Нас забыли! Мы не знаем, где наш избирательный участок!

Представители нашего участка терпеливо разъясняют его местоположение. Конфликт исчерпан.

Дело близится к финалу, через час начнется самое интересное - подсчет голосов. Ровно в восемь вечера урна заклеивается, прямо в коридоре, под камерой, собираются вместе несколько столов и для начала здесь гасятся все невыданные бюллетени. По спискам выдали 1329 из двух тысяч. Пересчитываем - осталось 671 - все сходится. Члены комиссии отрезают углы на пачках неиспользованных бюллетеней. Из переносных ящиков для голосования достают и пересчитывают 20 бюллетеней - именно столько человек отдали свой голос на дому.

Все бюллетени собирают в одну стопку. Мы проверяем, стоит ли на каждой печать именно нашего избирательного участка. Затем они попадают в стопки за того или иного кандитата.

Гулким эхом в коридоре начинают раздаваться фамилии, за которых стоят галочки в каждом бюллетене. «Зюганов», «Путин», «Путин», «Прохоров», «Жириновский», «Миронов»…

Реакция наблюдателей на ход подсчета спокойная, но все же разная. Кто-то огорченно вздыхает, кто-то откровенно скучает, не сомневаясь в победе «своего», и хочет домой. Однако закон есть закон - сотрудники МВД разъясняют им, что открывать двери участка до окончания подсчета нельзя. Наконец все закончилось - каждый из нас получает копию протокола, где указаны и результаты кандидатов. Читаю: из 1329 проголосовавших 668 - за Путина, 401 - за Зюганова, 118 - за Прохорова, 74 - за Жириновского и 55 - за Миронова.

К счастью или к радости, нарушений не было…