2018-04-02T13:12:55+03:00

«Честь и достоинство» депутата

Районный суд признал: Николай Котельников вынуждал крестьян платить за газ паями
Поделиться:
Комментарии: comments7
Изменить размер текста:

В Бутурлиновском районе Воронежской области завершился беспрецедентный процесс: бывший руководитель «Бутурлиновкамежрайгаз», директор частной фирмы «Газполимерсервис», депутат Воронежской областной Думы Николай Котельников требовал защитить свою честь, достоинство и деловую репутацию. По его мнению, она пострадала от высказываний крестьянина из деревни Патокино Ивана Рыбалкина, который утверждал, что Котельников вынуждал селян расплачиваться за проведение газа к их домам земельными паями. В качестве соответчиков в ходе процесса было привлечено еще более 20 крестьян из депутатского округа Николая Котельникова, которые в своих многочисленных жалобах в различные инстанции сообщали о его методах «общения» с ними в процессе газификации.

Согласно закону, именно жители двух небольших бутурлиновских сел должны были доказать в суде, что писали о действиях депутата и предпринимателя Николая Котельникова правду и что он действительно вынуждал их расплачиваться за газификацию домовладений не деньгами, а земельными паями. Истец, предполагавший, видимо, что процесс станет назиданием тем, кто позволяет себе публично озвучивать недовольство его методами «хозяйствования», сам загнал себя в крайне неприятную ситуацию. Суд, признав доводы людей убедительными, по сути, официально подтвердил, что Николай Котельников вынуждал крестьян отдавать за проведение газа свои земельные паи.

Богатые и бедные

Сам по себе судебный процесс в Бутурлиновском районе не имеет аналогов, по крайней мере в регионе. Депутат, привлекающий в качестве соответчиков своих избирателей, которые писали на него жалобы, – уже неожиданный ход. При этом, чтобы засудить крестьян (а у некоторых из них нет даже полного среднего образования), Николай Котельников привлек в качестве адвоката одного из самых известных и дорогих юристов Воронежа. Народный избранник и его адвокат каждый раз прибывали на заседания суда на «навороченных» джипах. Люди же были вынуждены ехать в райцентр из деревень на автобусе, оплачивая из своего скудного кармана по 20 руб. 60 копеек за билет в один конец. Понятное дело, для Котельникова и представлявшего его юриста – сумма абсолютно незаметная. Но для селян с их мизерными доходами бесконечные поездки в районный центр на судебные заседания были существенным финансовым бременем.

Заседания шли с утра до вечера. В перерыв крестьяне, заглядывая в буфет недалеко от суда, грустно вздыхали и качали головами над увиденными ценами. В результате покупали по дешевому коржику и аккуратно его ели, стараясь не потерять даже крошек. Характерная деталь: когда Бутурлиновский райсуд после долгих прений наконец вынес решение, последний автобус до Елезаветино и Патокино, откуда приехали соответчики, давно ушел. В итоге людей в деревни отправили на редакционных машинах журналисты, освещавшие процесс.

Простое депутатское «Спасибо!»

Да и во время заседаний суда Николай Котельников вел себя не как человек, которому доверено представлять интересы народа в законодательном собрании. Его тон, жесты и фразы в отношении своих избирателей, превратившихся в ответчиков, – все это напоминало общение какого-то помещика, по необходимости вынужденного спуститься со своих «неземных высот» интеллекта, достатка и культуры к уровню «холопов». Даже сидел Николай Котельников в суде вальяжно, заняв себе в единоличное пользование целую лавку, тогда как крестьяне теснились по четверо.

Но подчас из уст депутата звучали фразы, от которых крестьянам становилось не по себе… Светлану Рубан, когда в ходе процесса стало ясно, что она имела отношение к жалобе, которая легла в основу заведенного следственным комитетом уголовного дела по манипуляциям с земельными паями, увезли из зала суда по «скорой». Николай Котельников отвесил ей такое «Спасибо!», что у еще молодой женщины резко взлетело давление, и ей пришлось срочно покинуть зал суда и обратиться к врачам.

Плохо стало и допрошенной в суде свидетельнице, которая показала, что Николай Котельников и его жена Татьяна, работающая в «Газполимерсервисе» главным бухгалтером, вынудили ее расплатиться за газификацию паями. Как только свидетельница вышла из зала суда, ей сообщили, что, мол, фирма просит женщину явиться для расторжения договора о газификации за отданный пай и заключения нового соглашения с расчетом денежными средствами. Потребовалась медицинская помощь и еще одной крестьянке, которая уже просто в силу возраста не выдержала столь мучительно долгого заседания.

Во имя справедливости и собственного достоинства

В последнем случае, наверное, было бы можно спросить: зачем вообще она поехала в суд, если была не уверена в своем физическом состоянии? Да и вообще, ради чего в весеннюю пору живущие огородом люди решили посвятить столько времени абсолютно чуждым им судебным тяжбам? Почему, добираясь из дальних сел на разваливающихся старых автобусах, привыкшие к вечной деревенской грязи крестьяне надевали в суд самую лучшую и чистую одежду, стараясь быть «на высшем уровне»? Ответ здесь один – всеми ими двигало острое чувство справедливости и ущемленного собственного достоинства. Селяне, нашедшие в себе силы и гражданское мужество выступить в суде против человека, контролирующего подавляющую часть земель рядом с их населенными пунктами (когда-то гремевшего на всю округу колхоза им. Крупской), предпринимателя и политика, имеющего влияние, – именно они, а не он, защищали свои честь и достоинство. Они отвечали на многолетнее унижение, которое испытали в процессе газификации своих домов.

«Газ не ваш! – чуть ли не кричали во время дискуссии крестьяне Николаю Котельникову. – Он не с вашего огорода идет. Почему вы им распоряжаетесь?!» В ответ он лишь усмехался. Вообще, усмешка словно приклеилась к выражению лица депутата, когда люди – один за другим – свидетельствовали о том, как Николай Котельников или его подчиненные вынуждали людей отдавать за газ главную ценность и основу жизненного уклада селян – их землю. Выражение лица кардинально изменилось после оглашения решения суда: ни он, ни его адвокат явно не были готовы к такому повороту событий.

Почем газ для народа?

Во время заседания изощренный в юридических тонкостях адвокат Котельникова так повернул ситуацию, что якобы крестьяне должны были быть благодарны своему депутату, решившему газифицировать их за земельные паи. Мол, кадастровая стоимость земли к рыночной отношения не имеет, и реально пай стоит дешевле, чем та сумма, которую взяли бы с селян, если бы проводили газ за деньги.

Но люди справедливо отметили: если бы разница в цене была столь существенной, как говорил адвокат, вышло бы, что «Газполимерсервис» тянет трубы людям с колоссальным для себя убытком, теряя на каждом дворе десятки тысяч рублей. Для коммерческой структуры это не только абсурдно, но и даже не по закону как-то: в Уставе ведь записано извлечение прибыли, а не благотворительность в процессе газификации. Значит, здесь все не так просто. А если уж Николай Котельников предпочитал оплату за газ паями, значит, его фирме было выгодно совершение подобных сделок, значит, он был уверен в крайне высокой рентабельности подобного «бартера»: газ в обмен на землю.

Во-вторых, чтобы сравнивать объективно, необходимо иметь на руках смету работ по газификации. А подобные расчеты много лет были камнем преткновения. Им озвучивались колоссальные суммы: для ряда дворов более 100 тыс. рублей.

В ответ крестьяне справедливо требовали объяснить им, откуда взялись такие цифры? Сначала им вообще отказывались что-либо объяснять, а когда смета, наконец, возникла, четкого обоснования заложенных в нее расходов люди так и не увидели. Более того, заказав расчет подобной сметы в независимой фирме, они получили сумму в два раза меньшую, чем выставленные им.

Кстати, многие люди, долгое время не получавшие газа потому, что отказывались отдавать свои паи, а «потянуть» заявленные им суммы были просто не в силах, получили в последние месяцы в свои дома голубое топливо. Подрядчиками работ выступили бригады местного райгаза и газовых служб из соседних районов. А цена для крестьян за подключение оказалась в два-три раза ниже, чем по сметам теперь уже бывшего руководителя «Бутурлиновкамежрайгаз».

Родственная «подстава»

Вообще, со сметами вышла крайне неприятная история и в суде. Тоже, кстати, по линии чести и достоинства. Правда, уже не столько «депутатских», сколько общечеловеческих. Николай Котельников принял решение вызвать в качестве свидетеля свою жену Татьяну, работающую в «Газполимерсервисе» главным бухгалтером. Несложно догадаться, что все показания Татьяны представляли ее мужа и его деятельность в самом благоприятном свете. Другое дело, что, вызывая жену официальным свидетелем, Котельников не мог не понимать: ей могут задать и такие вопросы, ответив на которые абсолютно честно, она выставит в невыгодном свете и мужа, и их фирму. А если слукавит, то рискует, согласно статьям 307 и 308 УК РФ, оказаться привлеченной к уголовной ответственности.

Собственно, эта крайне щекотливая ситуация и возникла. Татьяне Котельниковой был задан вопрос о том, предоставлял ли «Газполимерсервис» сметы на проведение работ, заключался ли договор на проведение уличной трубы и обвязку домовладения? «Да. Сметы предоставлялись», - ответила главбух.

Среди сидевших в зале двух десятков крестьян сразу пошел ропот: «Врет же! Ложь! Не предоставлялась!» Более того, буквально следом за Татьяной Котельниковой были допрошены два свидетеля. Им, людям, не связанным никакими отношениями ни с Николаем Котельниковым, ни с «Газполимерсервисом» и также предупрежденным об уголовной ответственности за ложь в суде, был задан обратный вопрос: предоставлялась ли им смета на проведение работ или нет? «Нет», - однозначно заверили суд свидетели.

В результате вышло очень некрасиво: простая логика говорит о том, что если два человека и более утверждают противоположное тому, что перед этим сказал один человек, то, скорее всего, этот один лжет. А если он лжет в суде – это может иметь крайне серьезные последствия.

Благодетель районного масштаба

Адвокат Котельникова прибегал к разным ходам, чтобы доказать правоту своего заказчика. В частности, представил суду ксерокопии страниц словаря Ожегова, на которых было написано значение слов «принуждать», «вынуждать», а также пригласил в качестве свидетелей жителей сел, которые не писали жалоб на Котельникова, чтобы они дали показания о добровольной сдаче паев депутату. Таких свидетелей за время рассмотрения дела допрашивали уже не раз. Крестьяне как один чуть не с порога суда начинали благодарить Николая Котельникова за то, что национальное достояние – газ – оказалось подведено к их домам. Свои показания они завершали активным восхвалением депутата, местами переходящим в земные поклоны. Со стороны смотреть на это было грустно. И тут вопрос даже не в том, учили их или нет адвокат и семья Котельниковых, как правильно выступать и что отвечать. Главное в мотивации тех, кто согласился свидетельствовать на стороне народного избранника. По сути, таких мотивов может быть два: либо страх, либо искренняя благодарность. Но если со страхом все ясно: идти против самого влиятельного человека в округе, значит ставить под угрозу надежность газоснабжения в своем доме. Чтобы решиться на это, надо, действительно, быть доведенным несправедливостью до отчаяния.

А вот с искренней благодарностью все сложнее. Газ, народное достояние, проведение которого в российские села обозначено Президентом России как пятый национальный проект, постепенно превратился в сознании многих жителей Бутурлиновского района в личную собственность Николая Котельникова. Кланяясь ему в суде, крестьяне, сами того не понимая, оказывали депутату медвежью услугу. Ведь благодарили они не губернатора, добившегося дополнительных финансовых средств в Газпроме на газификацию области и «ответившего» на эти объемы встречными соразмерными суммами в областном бюджете, и даже не главу местного самоуправления, вкладывающего последние крохи районной казны в сельские газопроводы. Они говорили спасибо владельцу частной компании, совершившей целую череду крайне сомнительных сделок с земельными долями (законность которых сейчас проверяет следственный комитет при областной прокуратуре).

Лишенные свободы выбора

Подобная трансформация сознания произошла у жителей бутурлиновских сел не на пустом месте. Свидетели давали показания в суде, как, например, уже намеченный было маршрут газопровода по селу изменил свою траекторию после того, как одна из жительниц отказалась расплачиваться за трубу паями. А в беседах прозвучало немало и других, крайне неприглядных историй. Например, как в одном из домов, мимо которого уже шла труба, не стали производить внутреннюю обвязку, так как Николай Котельников встретил хозяина дома с удочкой недалеко от пруда, который депутат считает своей собственностью и где никому не дозволяет ловить рыбу. А другому человеку отрезали уже выведенный к дому гусак после ссоры с народным избранником. Просто подъехали сотрудники газовой службы и обрубили возможность разводки топлива от уличной трубы. На написанное в прокуратуру заявление Николай Котельников отмахнулся: «Да там утечка была!» Хотя никаких подтверждений этому в учетной книге газовой службы так и не нашлось. После подобных случаев, естественно, крестьяне и решили для себя: газ в их селах – это частная собственность депутата областной Думы. Захочет – подключит, пожелает – отрежет. А если дал добро, то искренняя ему за это благодарность и земной поклон. Что же касается необходимости платить паями, а не рублем, то для многих это было единственной возможностью провести газ. Скажем, озвучиваются на сельском сходе цифры – 50-60-70, а где-то и за 100 тыс. рублей с подворья, люди охают-ахают: денег таких у подавляющего большинства никогда не было. Когда уже собираются обреченно отказаться от голубого топлива, появляются люди из «Газполимерсервиса», которые предлагают не за рубли, а за землю протянуть трубу. Один пай – за уличный газопровод, другой – за внутридомовую обвязку. И для многих как гора с плеч: не надо деньги искать, не надо последнюю скотину резать.

Правда, есть два момента, которые обязательно надо в этой схеме учитывать. Во-первых, называвшиеся суммы в большинстве случаев никакими сметами не подтверждались. А если кому-то и посчастливилось увидеть в «Газполимерсервисе» расчеты, то говорить об их обоснованности с крестьянами никто не стал. Во-вторых, есть те, кто принципиально иначе относится к своему паю. Кто видит в земельном наделе самое ценное достояние, наследство для будущих детей и внуков, вообще, главную составляющую уклада жизни в селе. И эти люди готовы были собирать и занимать любые суммы, лишь бы не расстаться с землей. Однако права выбора им никто не дал. «Все должны рассчитаться паями!» - так ставился перед селянами вопрос. Именно это и назвали привлекавшиеся к суду крестьяне принуждением. Впрочем, адвокат Николая Котельникова заявил: все не так, речь идет лишь о предложенном выборе. А кто не хочет, может и дальше топить дровами. «Сами-то давно так топили?!» - возмутились жители сел.

Реальная оценка ситуации

На самом деле газ для селян – это надежда пусть на маленькое, но облегчение бесконечных домашних забот и проблем. Достаточно побывать в любой деревне, пообщаться с людьми, чтобы увидеть, насколько сильнее, чем горожан, треплет их быт, изнашивает тяжелая, перенасыщенная физическим трудом и постоянными хлопотами жизнь. Газ же – это принципиальный, качественный шаг вперед не просто в направлении комфортности быта, но и снижения общего бремени тягот для сельских жителей. Газ – это уменьшение непомерных нагрузок, улучшение здоровья и в конечном итоге увеличение продолжительности жизни на селе. Не говоря уже о том, что голубое топливо - потенциальная возможность сохранить в нашей деревне хотя бы часть молодежи, которая последние десятилетия просто бежит в город, справедливо полагая: если государству потребуется сохранить село, оно сделает условия жизни другими. И газификация – важнейший этап на этом пути. Вот почему ситуацию в Елизаветино и Патокино можно рассматривать только с точки зрения реальной жизни на селе, а не по абстрактным юридическим нормам. И еще одну серьезную проблему высветил завершившийся судебный процесс: стену молчания вокруг происходящего в Бутурлиновском районе. К кому только не обращались за помощью крестьяне! Их жалобы шли бывшему губернатору, в прокуратуру, в управление аграрной политики и даже Президенту России. Из Москвы все возвращалось для рассмотрения в регион, а тут людям словно штамповали ничего не значащие отписки. Единственный человек, который, получив письмо от жителей сел, сразу же предпринял реальные действия для того, чтобы разобраться в ситуации – генеральный директор «Воронежрегионгаза» и «Воронежоблгаза» Николай Карасиков, не так давно приехавший в наш регион. Опытный хозяйственник с многолетним стажем руководства газовым хозяйством Липецкой области, он привык работать строго по закону, нормативной базе и технической документации, а не в соответствии с клановыми интересами, как нередко практикуется воронежской политической и хозяйственной элитой. Николай Карасиков жестко взял ситуацию в Бутурлиновском районе под личный контроль, направив для проверки фактов, изложенных в письме селян, своего представителя. В результате проверки финансово-хозяйственной деятельности райгаза, было принято решение об увольнении Николая Котельникова с должности руководителя «Бутурлиновкамежрайгаза». Более того, строптивым крестьянам, которые годами обивали пороги своего депутата, в кратчайшие сроки произвели подключение и пуск газа в дома. Больше никто в сложившуюся ситуацию вмешиваться не захотел…

Мы, Николай Котельников...

В завершение хотелось бы привести слова самого Николая Котельникова из его отчета о работе депутата Воронежской областной Думы. Сам по себе материал, опубликованный 31 марта 2009 года в районной газете, крайне любопытен. Хотя бы тем, что, подписав своим именем статью, Николай Котельников говорит в ней о самом себе в третьем лице. Что это: сложности мировосприятия? Или дань уважения себе как народному избраннику? А, может, отсутствие азов грамотности? Последнее - вряд ли: Николай Стефанович любит подчеркнуть, что он человек хорошо образованный. Значит, пишет о себе в третьем лице, в стиле великих самодержцев, вполне сознательно.

«Как вы понимаете, уважаемые избиратели, вопросы газификации у депутата Н.С. Котельникова, - пишет автор статьи Н.С. Котельников, – идут лейтмотивом его депутатской деятельности». Это действительно хорошо понимают все избиратели в Бутурлиновском районе, а не только те, кого их избранник решил привлечь за критику к судебной ответственности.

Но дальше Николай Стефанович сообщает вот что: «ООО «Газполимерсервис» обеспечило строительство уличных газопроводов в с. Патокино и с. Елизаветино, оно затратило 8,5 млн. собственных средств. Следует отметить, что существует тройственный договор, согласно которому администрация Бутурлиновского района обязуется выплатить означенную сумму, но пока администрация не торопится выполнять свои обязательства».

Очень любопытная информация. Ведь в договорах купли-продажи земли, заключавшихся между крестьянами и ООО «Газполимерсервис», нет никакой речи о газе. По документам, люди просто продали этой компании свои земельные доли за 12 – 12,5 тыс. рублей. Естественно, эти деньги никому из газифицировавшихся за паи не выплачивались. То есть селяне непосредственно в газификацию денег не вкладывали. С бухгалтерской точки зрения трубы тянул «Газполимерсервис» из своих собственных средств. Не о них ли пишет в своем отчете Николай Котельников? Не эти ли 8,5 млн. руб., затраченных на газификацию Елизаветино и Патокино, должны фирме депутата возместить из муниципального бюджета? Но ведь «Газполимерсервис» уже получил от населения земельные паи, за которые не отдал реальных денег, а просто зачел землю в счет трубы.

Если так, то существует два очень важных вопроса. Первый: как вообще оформила бухгалтерия ООО «Газполимерсервис» многочисленные договора с крестьянами. Кто и когда заплатил налоги по совершавшимся сделкам? Возможно, налоговым органам есть смысл разобраться в этой непростой схеме.

И второй, наиболее важный вопрос - за что же будет компенсировать муниципальный бюджет 8,5 млн. рублей «Газполимерсервису», если эта компания уже получила оплату за проложенную трубу паями? Или Николай Котельников предпочтет в какой-то момент «забыть» о полученных земельных долях: ведь они были просто «куплены» его фирмой?

Подобная ситуация «попахивает» уже разбирательством не по поводу «чести и достоинства», а нарушением уголовного законодательства. Видимо, аналогичный ход мысли и привел к тому, что 2 февраля 2009 года Павловский межрайонный следственный отдел следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Воронежской области принял решение возбудить уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.2 ст.159 УК РФ. К настоящему времени в связи со значимостью этого дела оно передано в областной следственный комитет. Пока расследование идет «по факту», а не по поводу конкретных лиц. Однако с учетом того, по каким фактам работают следователи, нельзя исключать и того, что Николай Котельников через какое-то время вновь окажется в зале суда, но уже по другому поводу.

P.S. В конце прошлой недели ситуацию в Бутурлиновке прокомментировал губернатор Алексей Гордеев:

- Это, конечно, вопиющие факты. Сейчас идет расследование, и если все эти факты подтвердятся, то депутат, в данном случае гражданин Николай Котельников заслуживает самого серьезного наказания. Правительство области и я как губернатор возьмем все это под личный контроль.

Если же говорить о морально-этической стороне дела, то ситуация просто не вписывается ни в какие рамки. Я как член Высшего совета партии «Единая Россия» буду обращаться в районную организацию с просьбой об исключении Николая Котельникова из членов «Единой России».

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также