Общество23 мая 2014 20:03

Адвокат Кержакова: «Воронежскому бизнесмену Сурину никакой пощады не будет!»

Адвокат нападающего «Зенита» Игорь Решетников в эксклюзивном интервью «КП» рассказал о том, на каком этапе сейчас находится судебное разбирательство между Кержаковым и воронежским бизнесменом Михаилом Суриным

Адвокат Александра Кержакова дал эксклюзивное интервью "Комсомолке", в котором сообщил детали мошеннической схемы, пользуясь которой деньги уводили со счетов его подзащитного. Он также прояснил некоторые подробности биографии воронежского предпринимателя, против которого возбуждено уголовное дело.

- Игорь Николаевич, появились ли какие-то новые детали в этом деле?

- Из нового только то, что нам сейчас стало абсолютно ясно, какие люди совершили это преступление. Прежде всего, это Сурин. Мы считаем его главным в этой истории. Кроме того, что он украл деньги, он еще и опозорил Кержакова. И поэтому Сурину пощады не будет.

- Почему вы так считаете?

- Он утверждал, что Кержаков не просто добровольно отдал ему деньги, выставив его, таким образом, недалеким человеком, но и говорил, что так он хотел спрятать деньги от своей супруги во время бракоразводного процесса. Его версия во всех отношениях хороша, но у нее есть серьезные минусы. Она была основана на недостатке информации: просто Сурин не знал, что у Кержакова уже давно оформлен нотариально заверенный брачный договор с супругой. По нему все деньги на счетах у обоих супругов являются личной собственостью каждого и разделу не подлежат. Когда мы показали этот договор следствию, Сурин был шокирован. Для него это был удар ниже пояса. Но он продолжает с упорством дятла, который долбит бетонный столб, настаивать на том, что Кержаков так прятал деньги от жены.

- Были ли у Михаила Сурина сообщники, по вашей версии?

- Да. Бвыший депутат воронежской облдумы Руслан Лесных — тот человек, который занимался организацией всего процесса. Мы считаем, что он специально свел Кержакова с Суриным, чтобы провернуть эту мошенническую сделку. А Багаев организовал перевод денег, при его участии сделали фальсифицированные подписи футболиста. Например, одно из заявлений на перевод денег Кержаковым было якобы подписано в тот день, когда он играл в футбольном клубе Порту в Португалии. Причем даже допрошенные сотрудники «Газпромбанка» говорят, что он приходил к ним в офис и они его видели. Хотя тогда он был в Португалии на Лиге Чемпионов (кстати, выиграли 3:1). И Лесных, и Багаев не предпринимают никаких попыток, чтобы найти общий язык с нами и привести дело в рамки закона. Официально на данный момент никому из них не предъявлено никаких обвинений. Но по материалам дела и по рассказам Кержакова понятно, что все началось с Лесных. Он сумел огородить себя такими лицами, как Сурин, от прямой передачи денег. Но, как только мы до конца отработаем все, что необходимо отработать с Суриным, следующим будет Лесных или Багаев. А все остальные лица с нами общаются. У нас выстроены хорошие отношения с «Газпромбанком», а также с руководством и хозяевами нефтеперерабатывающего завода в Панинском районе. К ним у нас нет никаких претензий.

- Причастно ли к мошенничеству руководство фирмы «Модуль», которая строит нефтеперерабатывающий завод в Воронежской области?

- Сейчас этой компанией руководит Евгений Ванин, и у нас с ним конструктивный диалог. Я так понимаю, что он тоже является потерпевшей стороной, потому что он вкладывал свои деньги (и немалые деньги) в строительство завода. А на выходе он получил бочки, обнесенные колючей проволокой в Панинском районе.

- В СМИ появлялась разная информация о статусе Сурина в этой компании. Был ли он в числе соучредителей?

- Да, безусловно. Но в настоящее время он из соучредителей вышел, то есть сейчас хозяином этого завода является Ванин. Выходя из соучредителей, он потребовал и получил долговых расписок на 300 миллионов рублей. Что в принципе почти сходится с суммой, которую он "увел" у Кержакова.

- Каким образом удалось снять деньги со счетов Кержакова?

- Это было чистое мошенничество. А при мошенничестве основополагающими факторами являются обман и злоупотребление доверием. Кержакову объяснили, что эти деньги пойдут на строительство нефтеперерабатывающего завода. Он посчитал, что это хорошее, правильное вложение денег. Он искренне думал, что, переводя эти деньги, он их инвестирует. А спустя некоторое время выяснилось, что он их инвестировал в мошенников, а мошенники их инвестировали в свою красивую жизнь. У Кержакова был только один законный договор - на 105 миллионов рублей. Но когда эта бумага была подписана, в реальности денег перевели уже гораздо больше. Он оформлялся как договор займа, когда один человек дает другому в долг, хотя на деле этого не было.

- А можно подробнее узнать об этой схеме?

- Часть денег переводилась так: Кержаков приезжал в банк, подписывал платежные документы, и по этим документам деньги уходили Сурину или другим лицам. Это первый вариант. Второй вариант: менеджер банка Багаев как-то перехватывал Кержакова (в автомобиле, у него дома, в кафе) и привозил ему платежные документы, а Кержаков их подписывал. Еще один вариант: Кержаков был vip-клиентом «Газпромбанка». Он по телефону звонил в банк, давал команду о переводе какой-то суммы денег и их переводили. Именно третий вариант и явился основополагающим для совершения мошенничества. Причем эти операции никак не фиксировались на бумаге. Багаев этим и воспользвался: он организовал процесс перевода денег из Петербурга в Воронеж, не ставя в известность Кержакова. Часть этих документов о переводе денег была подписана не Кержаковым, а непонятно кем . Таким образом удалось вывести около 70 миллионов рублей. А факт подделки подписи установлен экспертным путем в рамках следствия по уловному делу.

- Насколько близко были знакомы Кержаков и Сурин?

- Они были друзьями, причем познакомились не так давно, но он, Лесных и Багаев сумели влезть Кержакову в душу так, как будто они являются его родной мамой. Поэтому около ста миллионов он передал без всякого оформления. Деньги переводились со счета Кержакова как физического лица на счет Сурина как другого физического лица. В любой организации перевод на сумму свыше 15 тысяч рублей требует паспорта, а после перевода 100 тысяч рублей следует беседа со службой безопасности, которая узнает, не на терроризм ли пойдут эти деньги. А в нашем случае, Кержаков личность известная, поэтому его никто не беспокоил. А вот у Сурина возникли проблемы, и тогда он попросил у Кержакова хоть что-то. Этим «хоть что-то» явился договор займа на сумму 105 миллионов рублей, оформленный примерно через полгода полсе того, как пошли деньги.

- Чего вы хотите добиться в суде?

- У нас нет сомнений в том, что мы вернем потраченные деньги за счет компенсакции из того имущества, которое сейчас оформлено на «Модуль». Кроме того, мы потребуем максимально сурового наказания для Сурина. Также могу сказать, что сейчас с нами на подряде работают одни детективные структуры, которые занимаются вопросами других мошеннических действий Сурина. Там есть эпизод, связанный с незаконным возмещением НДС (налог на добавленную стоимость). У нас уже собралась толстая папка, по материалам которой видно, что Сурин участвовал в этих схемах в одной северной республике нашей страны. И это будет шаг номер два. А потом, когда Сурин получит приговор по 159 статье («мошенничество») с реальным сроком лишения свободы, мы подадим иск по 177 статье. Это незаконное уклонение от возврата кредиторской задолженности при наличии судебного решения. Если человек должен полтора миллиона рублей и существует судебное решение о возврате, а он не возвращает, то это новый приговор. Проценты по тем 330 миллионам будут расти стремительно. Набежали на полтора миллиона — мы обращаемся в суд и получаем новый приговор. Соответсвенно, никаких вариантов, что он выйдет условно досрочно, на что он сейчас надеется, не будет. От редакции: напомним, что со своими будущими деловыми партнерами Александр Кержаков познакомился в 2011 году на отдыхе в Арабских эмиратах. Там он сдружился с депутатом Воронежской областной Думы IV созыва Русланом Лесных, который и свел спортсмена с бизнесменом Михаилом Суриным. Они предложили нападающему «Зенита» вложить деньги в строительство нефтеперерабатывающего завода в Панинском районе Воронежской области. Окончание работ планировалось к ноябрю 2012 года. Кержаков подписал с Суриным договор на 105 миллионов рублей. А когда в очередной раз проверял банковускую карту, выяснил, что счет пуст. С него было снято в общей сумме 329 миллионов.

Спортсмен утверждает, что не помнит о таких больших платежах. А вскоре выснилось, что строительство приостановлено, а деньги, предположительно, были переведены Сурину. Защита потерпевшего настаивает на том, что в деле фигурируют документы с поддельными подписями спортсмена. Надо добавить, что отношения между Кержаковым и его деловыми партнерами - Суриным, Лесных и гениректором нефтеперерабатывающей компании ООО «Модуль», которая и должна была строить предприятие - юридически не оформлялись: все основывалось на личных контактах и доверии.