Премия Рунета-2020
Воронеж
0°
Boom metrics
Общество21 ноября 2023 10:20

Боец из Воронежа:«Поддержка товарища бесценна, а детские письма трогают до слез»

«Комсомолка» пообщалась Евгением, который недавно возвратился домой из Донбасса
Фото из личного архива героя публикации

Фото из личного архива героя публикации

Фото: Предоставлено

Тысячи жителей Воронежской области сейчас выполняют боевые задачи на территории Донецкой и Луганской народных республик, а также Украины. Тысячи семей с тревогой и надеждой следят за вестями с передовой в ожидании своих отцов, мужей и сыновей. И для одной воронежской семьи недавно тревоги завершились. Выполнив свой долг, их боец вернулся домой. «Комсомолка» встретилась с Евгением в его теперешний профессиональный праздник – День артиллериста - и задала вопросы, которые сегодня волнуют, пожалуй, всех россиян.

Евгению недавно исполнилось 50 лет – предельный возраст для службы по контракту в его звании. В зоне СВО он отслужил больше года – с сентября прошлого года, когда добровольцем пошел защищать Донбасс.

КАК ПРИШЛО РЕШЕНИЕ УЧАСТВОВАТЬ В СВО?

Вот самый банальный вопрос, который журналисты задают добровольным участникам СВО. Но и будучи банальным, он не теряет важности, потому что это решение, как никакое другое, делит жизнь на ДО и ПОСЛЕ.

- 16 августа 2022 года я позвонил в военкомат, спросил, как можно записаться добровольцем в ряды вооруженных сил, - вспоминает мой собеседник. - Сказали, подъезжать в военкомат. А там таких как я еще 12 человек. Нам сказали, что через два дня отъезд.

Евгений - из семьи военных, оба его деда воевали, отец – тоже военный. Да и сам он окончил воронежское военное училище и прошел службу в Новомосковске.

- Родился в военном гарнизоне, вся жизнь в разъездах, поэтому, что такое военная служба, знаю не понаслышке. Когда началась специальная военная операция, я посчитал, что это мой долг - идти по стопам дедов и отца, ради будущего наших детей, матерей и жен.

Супруге о своем решении сказал за двое суток до отъезда, а родители узнали за день. Конечно, это стало для семьи неожиданностью. Но отец, как военный человек, все сразу понял с полуслова.

Посоветовавшись с бывалыми людьми, Евгений принял решение заключить контракт на полгода, однако во время частичной мобилизации всем участникам СВО контракты автоматически продлили. Так вышло, что Евгений остался на год с лишним до достижения предельного возраста. Перед отправкой на передовую будущие воины прошли месячное боевое слаживание – важная подготовка, где новобранцев учат азам военного дела. Евгений осваивал артиллерию.

- Из Воронежа нас пошло 87 человек, но никого не было артиллеристов. В сентябре, пройдя слаживание, мы попали «за ленточку».

ВОЕННЫЕ БУДНИ

- Это как работа. Тебе дают цель, находишь координаты. Как артиллерист ты четко осознаешь, что помогаешь пехоте, тем ребятам, кто впереди.

Поначалу нам было тяжело, и физически, и морально. Возраст бойцов там от 20 до 50+. Понятно, что все люди разные, но во время боевого слаживания мы хорошо притерлись. У кого-то совпали жизненные интересы, у кого – профессия. Понимали друг друга с полслова, подбадривали. Молодые бойцы помогали нам «старикам» носить снаряды, которые весят около 50 килограмм. Давали передышку, брали на себя тяжелую работу. Это чувство плеча, без поддержки товарищей на передовой очень тяжело. Поэтому помогали друг другу и словом, и делом.

По мере возможности стараюсь поддерживать отношения со своими боевыми товарищами. С теми, кто вернулся, и кто еще воюет. Правда, со вторыми связь бывает редко. Прежде всего, это продиктовано соображениями безопасности. В назидание всем неопытным бойцам хочу сказать, что пользование сотовой связью на в зоне боевых действий – реальная опасность и есть реальные потери из-за пренебрежения правилами. Связаться с родными безопасно только во время небольших выходных, когда бойцов вывозят с передовой.

ПОХОЖА ЛИ ЭТА КОМПАНИЯ НА ПРЕДЫДУЩИЕ КОНФЛИКТЫ?

- Сам я в горячих точках не был, но с нами были бойцы, прошедшие Афганистан и чеченскую кампанию. Они признают, что боевые действия сейчас ведутся по-другому. И я понимаю, что сейчас будут переписаны военные учебники, и многое предстоит переосмыслить. Мы столкнулись с тем, что мировое, европейское сообщество объявило войну всему русскому. Решили искоренить русское население, культуру, образование. Мы, выходит, воюем против всего мира. Но боевой дух наших ребят помогает нам выстоять против врага.

Мы защищаем русских людей, которые волей судьбы оказались там. Донбасс всегда бы русским, там русские люди, воспитанные на одних с нами духовных и культурных ценностях, которые прививали нам наши прадеды. Разницы в общении с местными я совершенно не ощущал. У меня там остались родные люди, с кем мы познакомились и очень подружились. Им, к сожалению, некуда было уехать, они остались ждать нашей помощи, со всем, что у них было нажитого. Мы слышали от местных много слов благодарности, всячески старались им помочь продуктами питания, лекарствами. Они же нам передавали фрукты-овощи со своих огородов.

Поначалу нам было многое непонятно, все ново. Сейчас уже механизм отработан хорошо. За этот год выросло целое поколение молодых командиров из сержантского состава, получивших звания в военных условиях и продолживших службу.

КТО ОН, НАШ ПРОТИВНИК?

Евгений признался, что с глазу на глаз с противником не встречался. Но его боевые товарищи такой опыт имели:

-Ребята из штурмовых отрядов, с кем я проходил реабилитацию, слышали в радиоперехвате иностранную речь – французов и американцев, немцев, англичан. Украинцев сейчас там мало уже осталось. Тем немногим, кого смогли поймать и отправить воевать, сбежать невозможно, работают заградотряды. Единственный шанс остаться в живых – сдаваться российской стороне. Если они знают нашу частоту, выходят на связь, сообщают, что складывают оружие. И многие так делают, понимая, что это не их конфликт.

В последнее время в зоне боевых действий мы столкнулись с использованием запрещенных видов оружия. В Донецке часто применяли кассетные боеприпасы, мы их узнавали уже по звуку разрывов. Причем бьют по гражданским объектам. Были и фосфорные боеприпасы. Это смертоносное оружие преступный режим Зеленского получает от Запада.

К сожалению, то, что сейчас происходит на Донбассе, еще долго будет аукаться. Пройдет много лет, прежде чем мы обезвредим освобожденные территории от тех снарядов и мин, которыми они напичканы. Много смертоносного металла хранит земля. Вот, буквально несколько недель назад один боец наступил на мину-«лепесток», сейчас проходит лечение в госпитале.

ЧТО ОСОБЕННО ЗАПОМНИЛОСЬ?

Случаев много было разных, всего сразу не вспомнишь. Так, периодически, всплывет… Вот, например, дети. Их там много осталось, кто не смог уехать по каким-то причинам. Они совершенно не похожи на наших. Мы старались этих ребят порадовать, угощали конфетами, пряниками.

Была одна такая история. Около магазина встретил я компанию мальчишек, лет по 10-12. Один ест мороженое, а два – нет. Спрашиваю: «Не хватило денег?» - «Я сегодня не заработал», - отвечает. - «Такой маленький, а где же ты работаешь?». Оказалось, что они помогают бойцам охранять машины. «А когда у солдат зарплата – они нам дают денег», - признается паренек. Разговорились, он рассказал, что в семье трое детей: сестра и брат-инвалид. И в 10 лет он уже о них заботится и помогает. Этот мальчишка сказал мне, что, когда вырастет, не будет бегать от армии. А вообще хочет поступать в военное училище.

Дети там, несмотря на сложную обстановку, учатся в школах. Правда, из соображений безопасности многие массовые мероприятия отменены. Например, не было праздника на 1 сентября. Да и осваивать науки часто приходится на удаленке, опасаясь провокаций.

АДАПТАЦИЯ К МИРНОЙ ЖИЗНИ

Будучи на передовой, мы постоянно чувствовали поддержку нашего правительства. Знали, что нас не бросили, и это не пустые слова. Все меры поддержки участников и семей участников СВО мы получили в полной мере, ни мы, ни наши родные здесь ни в чем не нуждались. Звонили с районной управы, социальных служб, узнавали наши потребности.

Когда я вернулся, мне сразу предложили пройти курс реабилитации. Согласился и не пожалел, остался доволен внимательным отношением со стороны персонала.

Помощь специалистов оказалась не лишней. Первое время после возвращения, по словам жены, по ночам во сне я продолжал «копать окопы». И тем ребятам, которые будут возвращаться, тоже нужна помощь. Эти и психологическая адаптация к мирной жизни, и трудоустройство на работу. Я надеюсь, что в ближайшее время это закончится, и мы должны быть готовы принять этих людей в общество.

Ко мне многие сейчас подходят, спрашивают, как там. Я всем говорю, что ты если решил, то будь готов идти до конца. Один ты не будешь. Присоединяйся к ребятам, тебе всегда помогут, и ты будешь в родной семье.

Пройдет много лет, но то, что там сейчас делают ребята, не будет забыто. Понятно, что без жертв не бывает. Я считаю, что все участники СВО – герои, совершившие подвиг.

От имени всех бойцов хочу сказать, что мы очень благодарны за гуманитарную помощь, которую нам присылали из Воронежа, и конкретно из Ленинского района, где я живу. Без нее нам было бы непросто воевать. Это, прежде всего, моральная поддержка русского духа. Приходили письма от школьников, читаешь детский нестройный почерк, и слезы наворачиваются. Это очень важно для солдат…

Напоминаем, что всем воронежцам, заключившим контракт с Министерством обороны, полагается единовременная выплата в размере 315 тысяч рублей, статус ветерана боевых действий, а также социальная поддержка со стороны правительства Воронежской области всех военнослужащих и членов их семей. Контракт заключается на срок от одного года со всеми категориями граждан. Подробности – на сайте svoi36.ru, по телефону: 122 или в пункте отбора на контрактную службу по адресу: Воронеж, улица Фридриха Энгельса, 52.