2019-07-07T20:33:48+03:00

Ликвидатор из Нововоронежа о Чернобыле - реальном и сериальном: «Дьявол кроется в деталях»

Александр Маматов рассказал нам, что действительно происходило в «самом опасном месте на Земле»
Поделиться:
Комментарии: comments3
Согласно данным специализированного сайта IMDb, «Чернобыль» занял первую строчку в списке 250 лучших телесериалов в историиСогласно данным специализированного сайта IMDb, «Чернобыль» занял первую строчку в списке 250 лучших телесериалов в историиФото: кадр из фильма
Изменить размер текста:

- Это, наверное, реальные съемки? - 58-летний Александр Маматов на несколько секунд засомневался. - А нет, на крыше, с правой стороны трубы, была дыра - а здесь ее нет. Да и воздуховоды, кажется, не совсем такие. Но это очень реально. Интересно. Ностальгия: что-то сразу защемило. А сбросите этот сериал мне?

58-летний Александр Маматов Фото: Виктор ЛЕВШАКОВ

58-летний Александр МаматовФото: Виктор ЛЕВШАКОВ

В это время на экране под потрескивание счетчика Гейгера солдаты расчищали крышу от радиоактивных элементов. Шел четвертый эпизод нашумевшего сериала HBO «Чернобыль».

- С таким респиратором я и ходил. Ой, нет, нет, нет, а это глупость... Столько обломков, мусора... Такой свалки на кровле АЭС, конечно, не было. Понимаете, здесь все показано хаотично, мы так не работали. Мы выделяли те высокоактивные фрагменты, которые в первую очередь необходимо было удалить. Здесь же все кажется спонтанным, - Александр Петрович с особым трепетом относится к показанным кадрам, ведь на той самой крыше, что американские сценаристы назовут «самым опасным местом на Земле», он работал в 1986 году.

Нельзя забывать, что художественный фильм и документальный - разные вещи Фото: кадр из фильма

Нельзя забывать, что художественный фильм и документальный - разные вещиФото: кадр из фильма

Согласно данным специализированного сайта IMDb, «Чернобыль» занял первую строчку в списке 250 лучших телесериалов в истории. Не верите американскому рейтингу? Так и российский «Кинопоиск» выдает оценку 9 из 10 возможных.

Обидно ли, что за одну из величайших драм в истории нашей страны взялись зарубежные авторы? Отчасти да. Есть ли в фильме нестыковки? Да. Пропаганда? Вернее было бы говорить о шаблонном представлении.

- Дьявол, как говорится, кроется в деталях, - с усмешкой сказал Александр Маматов, смотря один из эпизодов.

Но есть ли в этом фильме место подвигу? Безусловно, да. Есть ли наши герои? Снова да. И самое главное - фильм, каким бы он ни казался, спровоцировал то, о чем могли и не задумываться его авторы: в России молодое поколение, которое не знало Чернобыля, стало интересоваться, что же пережил в 1986 году Советский Союз и его граждане.

Произошло «что-то»

В 1986 году 25-летний Александр Маматов работал старшим инженером системы радиационного контроля первого и второго энергоблоков Нововоронежской АЭС. 26 апреля, впрочем, как и последующие дни, не должно было стать чем-то особенным, но...

- Придя утром на работу, узнал от дозиметристов, что сработала сигнализация о наличии активности в приточном воздухе. Это нонсенс! Датчики регистрируют воздух, забираемый из окружающей среды - в общем-то, они следят за вентиляцией. Удивились: никогда такого не было. Начали анализировать. Мы тогда еще не знали об аварии, - вспоминает наш собеседник.

К концу дня произошла еще более диковинная вещь: «шалить» начали уже установки радиационного контроля при входе на станцию. Такие рамки нужны, чтобы человек случайно или намеренно не вынес радиоактивные вещества на своей одежде. Но в этот раз установки начали сигнализировать о персонале, который только входил на работу. Никто не понимал, почему так происходит.

Справа от Александра Маматова специальная рамка, которая сигнализирует, сели человек получил облучение Фото: Виктор ЛЕВШАКОВ

Справа от Александра Маматова специальная рамка, которая сигнализирует, сели человек получил облучениеФото: Виктор ЛЕВШАКОВ

- Оказалось, что до нас дошло радиоактивное облако. Потом начала поступать ведомственная информация об инциденте на Чернобыльской АЭС, но его характер мы, конечно, не знали. Просто «что-то» произошло, какая-то ситуация непонятная. Да, некоторые вещи тогда скрывались, но ведь вся эта отрасль была секретной как у нас, так и на Западе, - уверен Александр Маматов. - На третий-четвертый день обстановка на территории около нашей станции по некоторым параметрам была хуже, чем внутри, в зоне контрольного допуска.

В Нововоронеж начали приезжать люди из городов, сел, деревень, находившихся неподалеку от Чернобыльской АЭС - это были те, у кого в Воронежской области жили родственники. Все они оказались «загрязнены» радиацией.

- Мы выделили помещение на станции, где принимали этих людей, проводили дезактивацию. Их одежду порой приходилось изымать - в обмен давали спецовки. Потом уже стартовала масштабная программа помощи, - рассказывает Александр Маматов.

Как должны были реагировать воронежцы, когда по радио главный санитарный врач области выступил с предупреждением о том, что нужно ограничить потребление местных продуктов, которые растут под открытым небом? И это не сериал - это жизнь.

В сериале также показано, что об аварии стали сигнализировать приборы даже в других городах Фото: кадр из фильма

В сериале также показано, что об аварии стали сигнализировать приборы даже в других городахФото: кадр из фильма

В Нововоронеж Александр Маматов переехал за три года до трагедии уже женатым человеком. Люди со спецобразованием тогда сильно ценились, поэтому он быстро прошел путь от дежурного дозиметриста до административного управления.

- У меня уже была дочь Катюшка - ей тогда исполнилось два годика. Мы все волновались только за нее. Короткоживущие изотопы, которые к нам прилетели, для взрослого человека не столь критичны. Но для маленького, растущего организма это опасно. Радиоактивный йод выпал на пастбища - получается, коровы едят траву, йод попадает в молоко, а это основное питание детей. Поэтому у нас была целая программа для того, чтобы обеспечить их сгущенным или сухим молоком, - отмечает Александр Маматов.

«Ребят, а почему вы едете? Деньги?»

В конце апреля 1986 года из Нововоронежа срочно запросили сотрудников. Приказ гласил: «Для проведения учений на Чернобыльской АЭС направить команду дозиметристов со средствами индивидуальной защиты».

Прибор, с которым работали дозиметристы на Чернобыльской АЭС, сейчас хранится в музее в Нововоронеже Фото: Виктор ЛЕВШАКОВ

Прибор, с которым работали дозиметристы на Чернобыльской АЭС, сейчас хранится в музее в НововоронежеФото: Виктор ЛЕВШАКОВ

- Раньше на АЭС с реакторами типа РБМК происходили небольшие инциденты, и наши дозиметры привлекались в помощь. Из-за специфичного устройства реактора канального типа один из каналов мог стать непроходимым. Его нужно было вскрывать, чистить. Это пусть и по-своему аварийная ситуация, но все же она была предусмотрена техническими регламентами, - делится Александр Петрович.

Так около десяти первых дозиметристов с пластикатовой спецодеждой, фильтрами «Лепесток» и переносными приборами радиационного контроля загрузились в автобус и уехали в Чернобыль, предполагая, что случилось нечто незначительное. Потом они начали возвращаться по одному: кто-то отбыл десять дней, кто - двадцать, больше всего - месяц.

- Когда дозиметристы стали приезжать обратно, пришло указание о подготовке специалистов в помощь для проведения работ на Чернобыльской АЭС и для замещения оперативных должностей персонала станции. Местные сотрудники подверглись облучению, они уже не могли работать, - говорит наш собеседник.

Следили за всей работой дйствительно с таких экранов Фото: кадр из фильма

Следили за всей работой дйствительно с таких экрановФото: кадр из фильма

Тут важно сделать отсылку к сериалу от HBO: авторы не раз показывали, что тот или иной приказ советские люди выполняли чуть ли не под дулами автоматов. Действительно ли отказ воспринимался как предательство?

- Принуждения не было. У нас были дозиметристы, которые по тем или иным причинам сказали: «Я не поеду. Не хочу. Боюсь», - сразу же ответил Александр Петрович. - И никто их не принуждал. Они в дальнейшем работали, и их не гнобили.

Тем не менее, вахтами по три-четыре человека практически всем нововоронежским дозиметристам тогда довелось поработать в тех или иных местах Чернобыля. Кто-то занимался дезактивацией деревень, другие трудились на обмывочных постах, были и те, кто находился непосредственно в близи от АЭС.

- Мы сопровождали работы по дезактивации, по демонтажу, по обследованию. Везде нужны были грамотные специалисты, способные оценить степень опасности в той или иной ситуации. В конце июля 1986 года пришла очередная разнарядка - требовалась должность, которой я соответствовал, - вспоминает Александр Петрович. - Не могу сказать, что поехал с удовольствием. Конкретный характер работ я не представлял. Но нас вообще-то воспитывали на принципах патриотизма и ответственности по отношению к нашей профессии. Престижу дела, которым мы занимались, был нанесен урон. Требовалось выправлять ситуацию. Восстанавливать доверие к профессии. Конечно, были те, кто ехал из меркантильных соображений - заработать, получить пятикратные оклады. Но не это стало главным. Я добирался с двумя ребятами откуда-то из Северного Кавказа. Они были горноспасателями. Мы разговорились, спросил: «Ребят, а почему вы едете? Деньги?» Они ответили, что денег и так хватает - людям помочь надо. Отношение было такое, что у нас большая беда, которая затронула всех.

Уже на месте заместитель главного инженера Чернобыльской АЭС по дезактивации Юрий Самойленко сказал Александру Маматову: «Давай, приходи ко мне. Есть интересная работа. Ты потом вспоминать будешь». Ну, как отказаться от такого предложения?

«Это был один из самых опасных участков».

Когда в Чернобыле произошел тепловой взрыв, во все стороны был выброшен радиоактивный графит из реактора. Машины на дистанционном управлении могли ликвидировать источники опасности на земле, но на крышах подобное было просто невозможно. Под многотонным механизмом все попросту обвалилось бы.

Так работа "Лунохода" показана в фильме Фото: кадр из фильма

Так работа "Лунохода" показана в фильмеФото: кадр из фильма

- Большое количество отработанного топлива, разрушенных кассет, частей тепловыделяющих элементов - все это оказалось выброшено на крышу. Осложняло ситуацию то, что кровля была не сплошная, а состояла из участков с перепадами по несколько метров, - объясняет Александр Маматов.

Быть может, дело в том, что американские киноделы подошли с такой тщательностью к каждой шторке, кнопке, номеру автомобиля (хотя и забыли про пластиковые окна или монумент, установленный к 25-летию аварии), что невольно веришь, когда с экрана столь драматично обсуждается данная ситуация: «Это самое опасное место на земле. Но пока мы не сбросим обломки графита с крыши реактора, оно будет убивать всех, кто к нему приблизится».

- Действительно, это был один из самых опасных участков. Но энтузиасты из группы дозиметрической разведки бегали по крышам и делали первичные картограммы загрязненности. Особо опасные источники были промаркированы ионообменной смолой, которая отливает радужкой. В первую очередь мы убирали такие элементы, - рассказывает участник тех событий. - Полтора месяца практически каждый день я выходил на эту крышу на какое-то время. Делал инструктаж. Принимал роботов, которых нужно было отцепить от вертолетов. В итоге набрал порядка 25 рентген - и меня сразу убрали.

Но вернемся к проблеме: как очистить крышу, усеянную радиоактивными элементами? Первый вариант, который, к слову, не упомянут в сериале, - своеобразная сетка. Представьте ловушку, сваренную из металлических уголков и смазанную клеем.

Наши роботы на самом деле работали не хуже западных Фото: кадр из фильма

Наши роботы на самом деле работали не хуже западныхФото: кадр из фильма

- С помощью вертолета эту «промокашку» опускали на крышу. Что-то должно было приклеиться. Но это оказалось не эффективно, - говорит Александр Маматов. - Использовали и роботов. Самым полезным из них был «Луноход». Он проектировался на жесткие условия эксплуатации. На него просто навесили ковш от бульдозера и телекамеры - и он спокойно очистил часть крыши реакторного отделения.

Поклонники сериала HBO наверняка спросят: «А как же Joker? Желтый немецкий робот, призванный все расчистить в одиночку?» По сюжету киноленты, в нем «железо выгорело» из-за слишком большого уровня радиации.

- У нас действительно был случай, когда мы забросили немецкий аналог лунохода. Проложили зарядное устройство. Попробовали его - он ездил. После этого робота оставили на зарядку батарей. Время было вечернее, ночью мы практически не работали - опасно, когда рассеивается внимание. Утром пришли - а робота нет на месте. Он на противоположной стороне, доехал до трубы, и мы видим, что у него полностью разряжены батареи, - подчеркнул Александр Петрович. - Когда стали анализировать, что случилось, выяснилось: ночью была гроза. Операторы просчитали, что один из разрядов молнии по частоте совпал с моментом пуска двигателя. Вероятно, он был принят как команда старта. Так аппарат уткнулся в препятствие и рыл до тех пор, пока аккумуляторная батарея не разрядилась.

Немецкий робот, что в фильме, что в жизни не сильно помог Фото: кадр из фильма

Немецкий робот, что в фильме, что в жизни не сильно помогФото: кадр из фильма

В любом случае роботы не могли вычистить все еще и потому, что кровля была мягкой - это многослойный пирог из рубероида и битума, засыпанный мелкой щебенкой. Выброшенные при аварии радиоактивные осколки ТВЭЛ (тепловыделяющих элементов) и графита попросту вплавились в покрытие. Чтобы выковырять их, робот не подходил. Технология была одна - срезать весь верхний слой.

«Люди были всегда»

- Используем биороботов - людей, - делает многозначительную паузу актер Джаред Харрис, исполнивший роль профессора Валерия Легасова.

- Люди были всегда, они работали там, где это возможно, с первого же дня аварии, - отвечает на это Александр Маматов.

Действительно, когда высокоактивные участки были локализованы с применением механизмов, пришли солдаты «дорабатывать» с помощью обычных ручных лопат. К работе на кровле привлекались бригады гражданской обороны и химвойска. Такие подразделения не являются регулярными в мирное время - то есть это были вчерашние механизаторы, колхозники и прочие рабочие.

В основном на реальную крышу брали опытных мужчин, а не юношей Фото: кадр из фильма

В основном на реальную крышу брали опытных мужчин, а не юношейФото: кадр из фильма

- Один парень в свое время отслужил в армии. Был прапорщиком по химзащите. Потом он демобилизовался и поехал на Камчатку - работать на плавбазе. Ходил, рыбу добывал. Постоянно в море. За два года у него - полгода отпуска. Он как раз к мамке приехал в Смоленскую область. А наследующее утро к нему пришли из военкомата и призвали в Чернобыль, - делится случаем наш собеседник.

В сериале показано, как десятки юнцов в своеобразных «скафандрах» выгружаются из грузовиков и с опаской глядят на полуразрушенную станцию. На кровлю, как правило, отправляли зрелых мужчин, у кого уже были семьи и дети. Старались не посылать туда молодых, на чей организм могло быть сильное воздействие.

- Допустимое время работы солдат, конечно, рассчитывали. Бывало, что люди работали и 1,5 минуты и даже 40 секунд. Если кто-то набирал дозу около 25 рентген - отправлялся домой, - подчеркивает Александр Маматов. - Каждому солдату выдавали личный дозиметр. Люди сами могли держать все под контролем. Никто не утаивал степень опасности. Да, они знали, что получают повышенную дозу облучения, но ту, с которой организм может справиться.

Работать приходилось пятерками, чтобы на небольшом пространстве не возникало толкотни. В основном нужно было лопатой поддеть мягкий слой, оборвать его и со всеми вплавившимися элементами скинуть с крыши.

Конечно, так сумбурно, как показали это сценаристы, работа не велась Фото: кадр из фильма

Конечно, так сумбурно, как показали это сценаристы, работа не веласьФото: кадр из фильма

Небольшой эпизод фильма посвящен конкретному безымянному солдату, который от растерянности мечется по кровле, спотыкается, хватается то за один обломок, то за другой и в итоге зацепляется сапогом и рвет его. Привело ли это к каким-то последствиям? Авторы, вероятно, предлагают зрителю самому додумать. Ведь аудитория еще помнит слова: «Оно будет убивать всех, кто к нему приблизится».

- Мы следили за всеми. Проводили инструктаж прямо на крыше. Если кто-то что-то неправильно делал, то в следующий раз такого человека просто не брали, - говорит Александр Петрович. - На кровле, когда приходило подразделение, мы с офицерским составом определяли стратегию работ. Дозиметрист шел первым, сам снимал картограмму. Приносил ее - и мы понимали, где и сколько персонал может работать, из расчета, что дневная доза была ограничена двумя рентгенами.

На 76-м уровне, то есть в 76 метрах от земли, на ступеньках лестниц сидели солдаты, ожидая своей очереди: как раз батальон проходил до обеда, батальон - после. Всего порядка четырехсот человек за день. Быть может, вы удивитесь, но на крышу даже был конкурс в войсках.

- Объясню, почему: солдат в Чернобыль отправляли на полгода. Нужно было заниматься дезактивацией деревень, дорог, каких-то других объектов. Там уровень радиации был не большой, но этой тяжелый физический труд. Люди делали выбор: то ли шесть месяцев работать по деревням - таскать что-то. То ли неделю на кровле - и поехать домой. Поэтому многие выбирали крышу, - вспоминает наш собеседник.

«Мы не чувствовали себя героями»

Костюмеры HBO практически идеально воссоздали те «наряды», в которых трудились люди на крыше Чернобыльской АЭС. Действительно, обязательными элементами были подшлемник, укрывающий волосы от загрязнения, респиратор для защиты органов дыхания, очки, рентгенозащитные фартуки.

Но помогало ли все это?

- Я считаю, что пока не обнаружил каких-то последствий для здоровья, - спокойно отвечает Александр Маматов. - Понимаете, я осознано работал там и оценивал меру опасности. Соотносил те пределы облучения, которые получаю, с теми, которые допустимы. Это не было критично. Думаю, больше половины заболеваний пошли от самовнушения. Когда вернулся в Нововоронеж, обследовал свои легкие. Больше всего боялся наглотаться чего-то и стать источником. Но у меня практически ничего в легких не оказалось. Я педантично использовал средства защиты, в том же респираторе менял фильтры два раза в день.

В Нововоронежской АЭС сейчас установлен стенд, посвященный героям-ликвидаторам аварии в Чернобыле Фото: Виктор ЛЕВШАКОВ

В Нововоронежской АЭС сейчас установлен стенд, посвященный героям-ликвидаторам аварии в ЧернобылеФото: Виктор ЛЕВШАКОВ

Режиссер Йохан Ренк и сценарист Крэйг Мэйзин создавали историческую драму, но тут важно понимать, что прилагательное «историческая» не равно «документальная». Конечно, авторам было важно сделать фильм, историю, которая бы впечатляла и даже пугала зрителя. Но как было на самом деле? Присутствовало ли то не отпускающее чувство страха, что есть в сериале?

- Конечно, было и страшновато. Это даже некое изумление что ли. Здесь реакторное отделение, - по памяти Александр Петрович тут же делает небольшой набросок Чернобыльской АЭС на бумаге. - Здесь для того, чтобы отобрать над реактором пробы воздуха и по выделениям понять, продолжается ли там реакция деления топлива, направленным взрывом выбили одну стеновую панель. Пробросили трос, чтобы опустить пробоотборник. Из этой дырки я и смотрел на ректор. До него было где-то метров тридцать. Конечно, аварией там внутри все перемололо - неприятное зрелище. Опасность чувствовалась, и когда стрелка начинает зашкаливать на приборе. Бывали случаи в первые дни: ребята из дозиметрической разведки наступали на ТВЭЛы, тогда они получали радиационные ожоги - кожа слазила со стопы.

Нужно отдать должное тому, что в сериале «Чернобыль» уделено большое внимание подвигам обычных советских людей. Одним из символов этой общей победы стал флаг страны, поднятый над АЭС - это, к слову, было в действительности.

Поднятый над АЭС флаг СССР Фото: кадр из фильма

Поднятый над АЭС флаг СССРФото: кадр из фильма

- Вы знаете, мы не чувствовали себя героями. По сути, я занимался тем, чем и обычно на своем блоке во время ремонта. Например, в 1986 году мы ремонтировали шахту реактора - тогда я взял дозу не намного меньше, чем в Чернобыле. Была обида за производство, за отрасль. Почему мы не домыслили? Как допустили такую трагедию? На мой взгляд, это был просто тяжелый труд.

КСТАТИ

Еще немного «дьявольских» деталей

Почему по художественному фильму не стоит определять реальность

Эпизод 1

А вот такой своеобразной защиты на самом деле все-таки не было Фото: кадр из фильма

А вот такой своеобразной защиты на самом деле все-таки не былоФото: кадр из фильма

- Дай яйценоску! - один из второстепенных героев сериала, переживший Афганистан солдат Бачо, учит жизни студента Павла, приехавшего в Чернобыль. - Делаем из свинцового лома. На яйца себе надень.

- Сейчас? - переспрашивает новобранец.

- Нет, подожди, пока радиация там дырку сделает!

После этой милой «шутки» показано, как молодой человек прицепляет поверх джинсов некую пластину, держащуюся на нескольких веревках. Мы решили узнать у Александра Маматова, слышан ли он что-либо о подобных приспособлениях.

- Ерунда это, - со смехом отвечает Александр Петрович. - Понимаете, чтобы ослабить энергию излучения наиболее распространенного изотопа всего в два раза, нужна свинцовая пластина толщиной в полтора сантиметра. Представьте, какую защиту нужно соорудить. Где столько свинца взять? И как его носить? Это глупость. У нас ничего подобного никто не применял.

Эпизод 2

На экране не редко появляются сцены с алкоголем Фото: кадр из фильма

На экране не редко появляются сцены с алкоголемФото: кадр из фильма

И еще один фрагмент с той же парой - опытный вояка и юнец:

- Не бойся, халява! - с этими слова Бачо протягивает бутылку водки. Для тех, кто не смотрел фильм, сразу оговоримся: в нем нет сцен разгульного пьянства. Но в то же время спиртное регулярно появляется в кадре в каких-то непомерных дозах. Правда ли такое было возможно?

- Понимаете, как раз в то время у нас проходила антиалкогольная кампания. Водка была в целом по стране дефицит. А мы находились в Чернобыльской зоне, где вообще ничего не продавалось. На день рождения, как говорится, «по блату» офицеры привезли одному из сотрудников бутылку. Но никаких ящиков со спиртным у нас не стояло. Тем более, если бы человек тяжело дышал или от него был запах алкоголя, его тут же сняли бы с работы. Да и чтобы хоть какой-то эффект был от спиртного, нужно такую дозу выпить, что ты на ногах стоять не будешь, - подчеркнул наш собеседник.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

От радиации мясо с костей не слезает: Вся правда и вымысел в сериале «Чернобыль»

Как на самом деле выглядит лучевая болезнь, часто ли в зоне отчуждения падали вертолеты, за сколько дней "порыжел" знаменитый лес - все это и многое другое рассказал ликвидатор аварии на Чернобыльской атомной станции (подробности)

Еще больше материалов по теме: «Сериал «Чернобыль»»

Чернобыль. О любви и смерти.«Но я любила их двоих… Разве… Разве можно убить любовью? Такой любовью...» Реальная история Людмилы Игнатенко — жены пожарного, погибшего из-за аварии в Чернобыле

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также