2018-11-26T12:00:12+03:00

"Перед тем, как избить, он закрывает окна и двери": о семейном насилии словами воронежцев

Рассказываем истории женщин из кризисного центра и даем минимальные советы о том, что можно предпринять, если жертва - это вы или ваш близкий человек
Из архива "КП"Из архива "КП"
Изменить размер текста:

25 ноября отмечается День защиты жертв домашнего насилия. Кажется, про это явление в последнее время столько говорят и пишут, что имеющий уши, как говорится, услышит. Но истории об изувеченной психике, об искалеченных судьбах по-прежнему надо вливать в уши соотечественников принудительно, через воронку. Слишком много вокруг тех, кто так или иначе стремится обвинить во всем жертву: в том, что "провоцировала" тирана, в том, что не ушла, в том, что не работала и была зависима от мужа - даже если работать годами не отпускал ее он сам. Те, кому принадлежит хор этих обвиняющих голосов, просто ничего не чувствуют в области сердца. Они не понимают, что насилие серьезно парализует волю, запрещая мыслить рационально. Мы попросили Илью Пилюгина, учредителя воронежского кризисного центра для женщин "Ангел-хранитель", пересказать нам истории его подопечных, которым пришлось, как в фильмах про шпионов, планировать собственную спасательную операцию, бежать и прятаться.

"Она долго готовила побег и купила авиабилет в один конец"

- К нам от своего мужа-тирана бежала женщина из Кировской области. Так далеко - чтоб уж точно не нашел. У нее была довольно престижная должность, и она очень стеснялась появляться на работе с синяками. Коллеги знали о ее семейной обстановке. Когда она прибыла к нам, то была настолько запугана, настолько убита... По моему опыту, если звонит женщина и ровным металлическим голосом, без плача, говорит, что ее нужно спасать, значит, дело совсем плохо. Это был именно такой случай. Она даже не покупала билеты на поезд: боялась, что это чудовище ее домашнее выяснит в РЖД, куда она поехала, и найдет. Хотя реальных причин для таких опасений не было. Даже адекватному человеку это сделать сложно, а когда человек 20 лет в сплошном алкогольном угаре, тем более. Он даже в магазин не мог выйти, зарабатывала в их семье она. Приехала эта наша знакомая с тремя детьми. Добирались к нам через полстраны на электричках. Первый месяц она находилась в состоянии постоянного страха, это было очень заметно. Последние годы на прежнем месте ее держал именно страх. Ее так все пугало, что мы из принципа, для безопасности, проверили, не находится ли она в уголовном розыске: вдруг поэтому человек так не хочет "светить" свое имя и фамилию? Никакого такого прошлого за ней не тянулось. Она очень ресурсный человек, поскольку нашла в себе силы оттолкнуться от этого дна. Из приюта съехала быстро, нашла работу и закрепилась здесь. Квартиру, правда, приходится снимать. Но квартира, в которой они жили с мужем, на самом деле принадлежит ей. Кажется, сейчас она уже собралась с силами и готовится его оттуда выселить. Есть еще похожая история с нашей подопечной из Иркутской области. Мы ей тоже уже почти ничем не помогаем. Она долго готовилась, что-то продавала, копила деньги. И в конечном счете купила аваибилет в один конец.

Илья Пилюгин. Из архива героя

Илья Пилюгин. Из архива героя

В опеке ей сказали: "Если вернетесь - детей мы заберем"

Илья говорит, что таких благополучных исходов - один из десяти.

- Чаще встречаются не очень "хэппиэндовые случаи". Женщина с двумя детьми делила квартиру с сожителем-наркоманом. Обратилась она к нам уже в состоянии какой-то глубокой депрессии. Он ее избивал, дети были свидетелями. В опеке ей сказали: "Если вернетесь - детей мы заберем". Мужчина этот - ветеран боевых действий, в жизни себя он, видимо, не нашел. Со временем ей начало казаться, что он без нее страдает. Все по треугольнику Карпмана: из роли жертвы она переходила к роли спасателя. Рационально она понимала, что нельзя туда возвращаться, но все равно приняла решение вернуться. "Приняла решение" - не совсем верное выражение, ведь это не было обдуманным поступком. Дальше судьба ее сложилась не лучшим образом. Детей все-таки забрали.

Из архива "КП"

Из архива "КП"

"Изолировать надо этого товарища, а не женщину и детей"

Много критики вызвала декриминализация домашнего насилия в РФ. Теперь первые побои, нанесенные члену своей семьи, всего лишь облагаются штрафом. Это абсурд: ведь штраф изымается из общего бюджета, это не наказание для мучителя. Возбуждение уголовного дела возможно при повторной регистрации побоев. Эта ситуация тревожит правозащитников да и просто здравомыслящих людей. Вот и Илья говорит, что в России недостаточно механизмов для защиты жертвы домашнего насилия:

- Сейчас разрабатываются такие механизмы, как изолировать этого товарища от семьи. Потому что сейчас этот гражданин остается жить в квартире, а мы думаем, как бы изолировать от него женщину. Ну с какой стати? Ведь он же виноват - значит, должен быть наказан.

Из архива

Из архива

"Родную мать тоже может повалить и бить ногами"

Действительно, в ситуациях, описанных выше, женщинам самим приходилось искать возможность уйти. Хотя логичнее было бы сделать наоборот - устранить из дома главную причину всех несчастий, размахивающую кулаками направо и налево. К сожалению, даже уйти не всегда удается. Об этом мы поговорили со следующей нашей героиней. Таня феминистка, она живет в Воронеже. Недавно бросила сложную работу и оформила ИП. На ней пожизненная ответственность - квартира в ипотеку и десятилетняя дочь. И при этом - розовые волосы. На ее аватаре в соцсети картинка вместо фото: женщина, сошедшая с американского плаката по моде 60-х, в женственном платье, фартуке и на каблуках, держит окровавленную бензопилу в "наманикюренных" руках. Таня теперь сама может давать инструкции на тему, как правовыми методами защититься от домашнего насилия. В этом ей помогает не юридическое образование, а горький жизненный опыт. О семейной истории родной сестры Таня может говорить только со слезами. Женщина живет вдали от города с мужем-баптистом с восемью детьми, около двадцати лет снося побои. Единственное, что сдерживает норов домашнего тирана - визиты Тани.

- Проблема в том, - рассказывает она, - что он хорошо зарабатывает.

- Кто бы мог подумать, что это может быть недостатком.

- Да. Со стороны он выглядит ответственным отцом семейства. Хотя на деле живут они в полуразрушенном сельском доме, потому что тратит этот человек только на себя. Бьет он не только жену. Родную мать тоже может повалить и бить ногами. Но только он очень предусмотрителен: перед этим закрывает окна и двери, чтобы не было слышно. Вопрос в том, куда уйти, когда у тебя никого нет, тебя никто не поддерживает. Как-то бороться с ним бесполезно. У сестры - полная апатия, отсутствие веры, и я ее понимаю.

"Спросила участкового, чем может помочь. Ответ был: "Ничем"

Спрашиваю, где же в этой ситуации дверь и где же выход.

- Я общалась с разными кризисными центрами, с психологами. Спрашивала участкового, чем он сможет помочь, если его вызвать. Ответ был: "Ничем". Мол, разбирайтесь сами, мы просто выедем на место - и все. Сейчас первые побои заканчиваются административным взысканием. Если идти в суд, это дело частного обвинения, полиция помогать не будет. Иди сама снимай побои, проси подтвердить твои слова соседей - собирай доказательства. С кризисным центром обсуждали, как можно разорвать этот порочный круг. Задача номер один - незаметно все подготовить и в один миг просто исчезнуть вместе с детьми. Вывезти их можно только в жилье, удовлетворяющее требованиям опеки. Если впоследствии подавать на развод, то будет определяться место жительства детей. Их могут оставить с бывшим мужем. Пока длится бракоразводный процесс, нужно их чем-то кормить. А их восемь.

- Куда же можно сбежать?

- Получить жилье по соцнайму - не совсем реально, его слишком долго ждать. Своих средств у жен тиранов обычно нет. Последние - это такой психологический тип, который проявляет себя лишь в ситуации, когда другая сторона становится крайне зависимой. Еще они обрывают все дружеские и семейные контакты. Это еще одна причина, почему сестре некуда идти. Вокруг нее за эти годы образовался настоящий вакуум. По идее, можно остановиться у родственников или друзей, арендовать жилье. Но опять же: на какие деньги?

- Ты можешь дать еще какие-то рекомендации для выхода из такой ситуации?

- Вообще, не хочу лицемерить. Мне кажется, важно наоборот побольше говорить о том, что рекомендаций никаких быть не может. Бойся, женщина, в случае чего тебя никто не защитит. Это правда. Вот то немногое, что можно посоветовать. Лучше всегда иметь сбережения, о которых не будет знать никто. На крайний случай. Не разрывайте семейные и дружеские отношения, вы не знаете, что может произойти завтра. Если вам есть куда сбежать, бегите. Если муж вас найдет там, где вы от него скрываетесь, не открывайте дверь, вызывайте полицию. Говорите: "Этот человек ломится в дверь. Я с ним больше не живу, я собираюсь разводиться". Таким образом, если он будет возвращаться, вы заставите полицию взять его на карандаш. Вот, пожалуй, и все. Не хотелось бы, чтобы эти рекомендации звучали так, словно я перекладываю ответственность на жертву. Чтобы это не стало поводом судить: почему так не поступила, почему это не сделала? Сама виновата!

В ТЕМУ

Куда обратиться в Воронеже

Кризисный центр "Ангел-хранитель". Условия удовлетворяют требованиям опеки, так что здесь можно находиться с детьми. Адрес приюта держит в секрете, что способствует безопасности.

Церковный приют при Покровском храме в селе Отрадном;

Приют в честь святой Елизаветы Феодоровны при отделе епархии;

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также