2018-07-11T16:38:51+03:00

«Люди, которых я знала просто как родственников, оказались настоящими героями»

Студентка из Воронежа провела исследование, чтобы узнать судьбу своей семьи во времена Великой Отечественной войны
Анастасия Лазукина, студентка второго курса ВГПУ, четыре года проводила свое исследованиеАнастасия Лазукина, студентка второго курса ВГПУ, четыре года проводила свое исследованиеФото: предоставлено героем публикации.
Изменить размер текста:

– Мне рассказывали о четверых родственниках, которые участвовали в Великой Отечественной войне, но я даже не задумывалась, что они сделали. Знала только одного своего прадедушку, но он умер, когда мне было только 10 лет. Конечно, ни о чем таком я его даже спрашивать не могла…, – вспоминает Анастасия Лазукина, студентка второго курса ВГПУ.

Все изменилось, когда Анастасия была в 9 классе: учительница по краеведению задала написать сочинение к 9 мая о героях своей семьи. В итоге небольшая школьная работа превратилась в настоящее исследование, полное необычных историй времен войны. Девушке за четыре года удалось составить картину по линиям родителей практически обо всех родственниках, что сделали свой вклад в Великую Победу – а это более 20 человек!

Доступ закрыт?

Архивы, семейные документы, сохранившие фотокарточки – Анастасия собирала по крупицам все, что могло восстановить память о ее семье. Конечно, большим подспорьем стали те истории, что передавались в роду Лазукиных из уст в уста.

– Меня поразило, что люди, которых я знала просто как родственников, оказались настоящими героями. Ни родители, ни бабушки, ни дедушки не знали многого, что сохранилось в документах. Я начала все больше и больше открывать новые факты. В итоге это так меня увлекло, что я поступила на исторический факультет, – делится эмоциями наша собеседница.

Семья Лазукиных Фото: предоставлено героем публикации.

Семья ЛазукиныхФото: предоставлено героем публикации.

Сама Анастасия Лазукина живет в рабочем поселке Таловая, в 157 километрах от Воронежа. Архивы в родном поселке скудны: максимум, что можно было узнать, кто в каком году родился, а в каком умер.

– Помогали родственники. Например, у дедушки сохранился военный билет его отца, в котором было многое расписано по датам. Помог и сайт «Память народа», где удалось найти дополнительные материалы. В Воронежских же архивах практически ничего не удалось найти, потому что там доступ закрыт. Нужен документ, подтверждающий, что ты проводишь исследовательскую работу, – с сожалением рассказывает Анастасия Лазукина.

Исправляя ошибки

Сегодня в смартфоне Анастасии можно найти десятки фотографий с ее заслуженными родственниками, а уж их имена и фамилии девушка без труда воспроизводит на память. В дни, когда не каждый помнит, даже как звали его прабабушек и прадедушек, это вызывает уважение. Начинает свой рассказ Анастасия с линии матери.

– В первые же дни войны пришла «похоронка»: отец семейства, мой прапрадедушка, Петр Бородкин погиб. Больше ничего не было известно. Спустя 70 лет, когда я была в 10 классе, начала искать про него информацию. Оказалось, что он служил в Тербунском районе. Там неподалеку проходила железная дорога, которую хотели подорвать немцы. Однако советским войскам удалось их остановить. Среди тех солдат был и Петр Бородкин, – отмечает Анастасия.

Сегодня в Тербунском районе, в парке деревни Васильевка находятся пять братских могил, в которых захоронены останки воинов, погибших в июле 1942 года. В 2015 году Анастасия вместе с семьей приезжала к постаментам, на которых размещены мемориальные плиты с фамилиями захороненных воинов.

Мемориал, где захоронен Бородкин Петр Стефанович Фото: предоставлено героем публикации.

Мемориал, где захоронен Бородкин Петр СтефановичФото: предоставлено героем публикации.

– Столько десятилетий мы не знали, где же похоронен мой прапрадедушка. Оказалось, что закралась ошибка. Он – Петр Стефанович. В документах же написали проще – Степанович. Мы приезжали вместе с родителями, бабушкой и ее братом – возлагали венки. Это было так трогательно, - делится эмоциями Анастасия. – Самое удивительное, что он погиб рядом с домом. Все это время деревня была рядом с местом захоронения, дойти можно было даже пешком, но никто об этом не знал.

Юные партизаны

Вернемся же к Вере Бородкиной, которая осталась одна с четырьмя детьми в слободе Хохлатская Семилукского района. Шел 1942 год. Немецкие войска окружили слободу и поставили артиллерийские установки – хотели обстрелять близлежащие поселения. Однако когда должен был начаться обстрел, многие установки не сработали.

– Немцы не понимали, почему это произошло, а потом увидели, что внутри оказался песок. Механизм засорился – и так был выведен из строя. Солдаты начали разбираться, как такое произошло и поняли, что это сделали дети. Двое из них это как раз Коля и Тима – тогда им было 13 и 11 лет, – рассказывает о подвигах своих двоюродных прадедушек Анастасия.

Юными партизанами заинтересовались нацисты. Немцы узнали биографию семьи Бородкиных, в том числе, сколько из них уже ушли на фронт. Был вынесен безжалостный приказ: на заре расстрелять всех оставшихся членов семьи. До старосты села дошли слухи о грядущей расправе, и он решил предупредить Веру Ивановну.

– Вера Ивановна привязала годовалого Алексея к груди платком. Взял трехлетнюю дочку Зину за руку. Следом пошли Коля и Тима. Ползком они пробрались по картофельному полю в соседнее село, где спрятались у родственников, – пересказывает рассказы бабушки Анастасия. – Вера Иванова не раз говорила, что той ночью она испытала такой страх за детей, который ни с чем не мог сравниться. К счастью, все дети выжили.

Замерзали так, что не могли ходить

Война разрывала семьи: Георгий, Ольга, двойняшки Иван и Мария, Анатолий – это старшие дети, которые ушли вместе с отцом Петром Бородкиным защищать свою Родину. До сих пор судьбы многих из них не известны.

– Мария – это моя прабабушка. Ее призвали в 1942 году, как только ей исполнилось 18 лет, и отправили на станцию ПВО. Так как у девушки не было никакого опыта, ее назначили слухачем, – рассказывает Анастасия Лазукина.

Слухач - уникальная профессия времен Великой Отечественной войны. Этим людям приходилось сидеть неподвижно и прислушиваться: летят самолеты или же нет? При малейшем шорохе, слухачи должны были объявлять тревогу. Однако вскоре Марию повысили, и она стала зенитчицей.

– Дивизия прабабушки воевала под Воронежем вплоть до его освобождения. Она впадала в ужас от того, как немцы бомбили город: они хотели уничтожить его полностью, не оставив ничего. Уже после освобождения Воронежа дивизию бабушки перебросили к Сталинграду, – отмечает студентка-историк ВГПУ.

Бородкина Мария и ее полк пво Фото: предоставлено героем публикации.

Бородкина Мария и ее полк пвоФото: предоставлено героем публикации.

В шлемофоне, по воспоминаниям Марии, приходилось сидеть ночи напролет. В окопах, в ожидании самолетов девушка замерзала так, что не чувствовала рук и с трудом ходила. Однако город удалось отстоять.

Польский фотограф

– После Сталинграда вместе с советскими войсками Мария отправилась в сторону Берлина. Они проходили мимо десятков газовых камер и виселиц. По словам прабабушки, такого издевательства над людьми она никогда не видела, – говорит Анастасия. – Во время бомбежки Мария получила контузию: ее хотели отправить в госпиталь, однако она отказалась, в надежде, что может помочь приблизить столь долгожданную победу.

Однако война оставила Марии и одно их самых позитивных воспоминаний в жизни. Когда советские войска остановились на какое-то время в Польше, солдат расквартировали по местным домам. Прабабушку Анастасии приютила местная жительница – она была фотографом. Полячка нарядила квартирантку в свою одежду и сделала несколько профессиональных кадров.

– Эта женщина фотограф говорила, что ее поразила красота русской девушки. У нее в голове не укладывалось, как такая красивая девушка может воевать, – с улыбкой рассказывает Анастасия. – Эта фотография у нас хранится до сих пор. Когда я была маленькой, фото стояло на полочке у бабушки. И я всегда думала, что это какая-то картина. Но что же я испытала, узнав, что это фото моей прабабушки.

То самое фото в Польше Бородкиной Марии Фото: предоставлено героем публикации.

То самое фото в Польше Бородкиной МарииФото: предоставлено героем публикации.

Мария участвовала и в штурме Берлина. 16 июля 1945 года она стала одним из участников плана Жукова: храбрая девушка сидела за прожектором и «слепила» вражеских пилотов. За этот бой она получила медали «За отвагу», «За взятие Берлина» и «За победу над Германией».

К счастью, Марии удалось живой вернуться домой в том же году. Правда, ее родная деревня была практически полностью уничтожена. Предстояло новое испытание – восстановить все, что украла война.

В соседнем селе Ломово девушка познакомилась со своим будущим мужем Яковом Гончаровым. Этого прадедушку Анастасии война застала, когда он служил в армии. Яков был водителем: развозил оборудование и боеприпасы. Вместе Мария и Яков дожили до золотой свадьбы.

Гончаровы Мария Петровна и Яков Сергеевич

Гончаровы Мария Петровна и Яков Сергеевич

Потерянная связь

Мария уже будучи Гончаровой практически потеряла связь со своими братьями и сестрами. Например, о старшем брате, Георгии, осталось немного информации. Он служил сапером и одновременно был связистом. Война заставляла совмещать самые разные профессии.

Анастасии удалось выяснить, что Георгий был награжден за свою смекалку: ему нужно было доставить сообщение через линию фронта, а связь была оборвана – что делать? Тогда связист научил свою собаку доставлять письма, прикрепленные к ошейнику. Именно эта овчарка помогала доставлять важные сведения, пока связь не была восстановлена.

От ордена до штрафного батальона

Еще один прадедушка нашей собеседницы по линии матери Овчинников Василий Иванович попала на фронт в конце 1943 года. Он окончил военное училище: его специальность была связана с артиллерией. Но то ли артиллеристы к тому времени были уже не нужны, то ли что-то другое управляло мыслями руководящего состава, в итоге Василию Ивановичу пришлось доучиваться уже на танкиста.

– Прадедушка был больше двух метров роста. А ведь когда танк загорается, нужно успеть выпрыгнуть через верхний люк. Все удивлялись: как с таким ростом он вообще может выпрыгивать? – говорит Анастасия. – Однажды Василий Иванович совершил таран вражеского танка. За такой поступок ему даже хотели вручит орден.

А как не вручить? Ведь и врага погубил и сам выжил! Но проходит совсем немного времени и ситуация повторяется: бой разворачивается так, что Василию Ивановичу приходится совершить еще один таран и вновь успешный.

Овчинников Василий Иванович Фото: предоставлено героем публикации.

Овчинников Василий ИвановичФото: предоставлено героем публикации.

– Тут-то ему уже сказали: «Радуйся, что мы тебя в дисбат не отправили. Ордена у тебя не будет». Объяснили это тем, что Василий Иванович портит государственное имущество. К счастью, штрафного батальона удалось избежать, – делится Анастасия.

Василий Иванович в итоге дошел и до Германии, и даже побывал в Японии. Василию Овчинникову вручили медаль «За отвагу». В одном из документов тех лет говорится: «Несмотря на чрезвычайно трудные условия движения по горно-болотистой лесистой местности по бездорожью в условиях плохой погоды совершил на СУ-76 марш в 700 км. И привел личный состав и матчасть в район сосредоточения, проявив при этом стойкость, трудолюбие в деле выполнения боевого приказа».

– Закончил войну Василий Иванович в Харбине. Потом их перебросили во Владивосток. Там он и познакомился со своей женой Ольгой Борисовной. Всю войну он проработала телеграфисткой. Интересно, так как Василий Иванович был военным, его постоянно переводили из города в город, и все их дети родились в разных местах. Например, мой дедушка – в Крыму. На полуострове Василий Иванович тестировал новые танки под водой. К сожалению, во время этих испытаний он подхватил туберкулез. Тогда ему сказали, что он проживет не больше пяти лет, но в итоге Василий Иванович прожил еще больше 30, – подчеркивает Анастасия Лазукина.

Семь Овчинниковых Фото: предоставлено героем публикации.

Семь ОвчинниковыхФото: предоставлено героем публикации.

«Вам лучше этого не знать»

– Со стороны папы мой прадедушка Лазукин Андрей Гаврилович – единственный, кого я видела. Он родился в селе Красновка Таловского района. В 1942 году его признали на фронт. Его быстро обучили по специальности сапер и отправили в Ленинград по дороге «жизни», – рассказывает студентка ВГПУ. – Они ставили минные коридоры или разминировали вражеские мины.

Когда уже немцев удалось частично отбросить, подразделение Андрея Лазукина влилось в Первый Украинский фронт. В служебной книге Андрея Гавриловича записано множество названий рек: Висла, Днепр, Шпрее, Эльба и некоторые другие. Через каждую из них он строил понтонные переправы.

Лазукин Андрей Гаврилович Фото: предоставлено героем публикации.

Лазукин Андрей ГавриловичФото: предоставлено героем публикации.

– У него даже есть благодарность от Сталина. А в наградном листе говорится, что в 1945 году, когда они строили понтонный мост через реку Одер – им дали приказ сделать это за 10 дней. Солдаты построили мост за пять. Сутками они находились в воде: вообще из нее не вылезали. За это мой прадедушка получил медаль «За боевые заслуги» – с гордостью отмечает Анастасия. – Хотя он вообще ничего не рассказывал никому. Он говорил: «Вам лучше этого не знать». Так как они форсировали реки, они постоянно находились под огнем. Это очень страшно.

Однако Андрей Гаврилович все-таки делился некоторыми воспоминаниями. Например, когда Берлин уже был взят, их казармы находились рядом с американскими. По утрам они слышали, как западные солдаты играли на музыкальных инструментах и вместе с советскими радовались победе.

Интересно, что после войны Андрея Гавриловича вновь отправили в армию, якобы он не прошел еще срочную службу – в итоге только в 1950 году он вернулся домой.

– У меня есть фотография всей семьи Андрея Гавриловича, где ему, наверное, лет семь. У него было три брата и сестра. Два старших брата погибли на войне: похоронки пришли практически одновременно. У одного из братьев, Сергея, осталась жена и маленький сын. Мой прадедушка пообещал брату, что обязательно поможет его семье. И он сдержал обещание, – отмечает Анастасия.

История продолжается

Воронежская студентка исследовала буквально все ответвления в своем родовом древе. Порой, как мы уже говорили, удавалось узнать лишь две даты, между которыми пока так и остался прочерк, но иногда Анастасия находила настоящее сокровище. Например, таким сокровищем можно считать историю об отце жены Андрея Гаврилович Лазукина.

– Ивана Ситникова призвали на фронт в 1941 году, когда ему было 37 лет. Он служил в танковом корпусе, но уже в 1942-ом попал в плен. Ему повезло в том, что он попал не в концлагерь, а к важному немецкому чиновнику. Ему приходилось выполнять работы по хозяйству. Только по этому ему удалось выжить и не умереть с голоду, – делится историей наша собеседница.

Анастасия и ее семья благодарны своим родственникам-героям Фото: предоставлено героем публикации.

Анастасия и ее семья благодарны своим родственникам-героямФото: предоставлено героем публикации.

Тяжелая история нашего Отечества превратила многие семейные линии в запутанный клубок, в котором, порой кажется, нет ни начала, ни конца. Но поглядите на эти удивительные истории: разве вам не интересно было бы узнать такие же факты о ваших родственниках?

– Со многими родственниками мы сейчас стараемся поддерживать связь. Мы стараемся сохранить память. Со стороны папы, со стороны Ситниковых сохранились фотографии царской России, конечно, было бы интересно узнать, что за люди изображены на снимках. Например, один из моих родственников, видимо, был казаком. На фото он сидит в папахе. Но подписаны лишь его имя и фамилия – больше ничего не известно, – рассказывает Анастасия. – Я просто хочу знать историю своей семьи. Хочется показать это все и будущим детям, чтобы они видели, какие родственники у них были. Чтобы все понимали, что их прадеды и прабабубшки не просто воевали, а совершали поступки. Чтобы могли прочувствовать эмоции тех лет.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также