2018-03-13T00:37:53+03:00

Ирина Розанова: «Ален Делон - большой умница и прекраснее сейчас, чем в молодости!»

На гастролях в Воронеже известная актриса рассказала, чем ей запомнилась работа с секс-символом французского кино, съемки в «Интердевочке», чем нравятся роли-«таблетки» и в чем помогает мат
Поделиться:
Комментарии: comments42
Ирина Розанова в Воронеже.Ирина Розанова в Воронеже.Фото: Татьяна ПОДЪЯБЛОНСКАЯ
Изменить размер текста:

7 марта в Воронеже побывала Ирина Розанова. Звезда фильмов «Интердевочка», «Анкор, еще анкор!», «Жизнь забавами полна», «Глянец», «Мифы» приехала с творческим вечером, сборы от которого перечислили на помощь детям-аутистам. Актриса рассказала «Комсомолке», какие роли в ее карьере стали знаковыми, как работалось с Аленом Делоном, а также чем помогает в жизни мат.

МЕНЯ НЕ СТРАШАТ МАЛЕНЬКИЕ РОЛИ

- Ирина Юрьевна, 15 марта в прокат выходит фильм «Жили-были» о стариках умирающей деревни, в котором вы снялись вместе с Федором Добронравовым, Романом Мадяновым и веселой козой. Чем вас привлекла эта работа?

- Коза была супер. Стала номинанткой всех категорий призов. Прочитав сценарий, я поняла, что тема замечательная. Для меня эта история - притча. Я сама родилась в Пензе, детство провела в Рязани. Несмотря на то, что я давно уже живу в Москве, я по сей день осталась провинциальным человеком в душе. Для меня Родина - не пафосные слова, это то место, где родители, могилы, где осталась моя душа. Это не просто история об умирающей деревне, она о любви (персонаж Добронравова любил эту женщину всю жизнь, но не мог себе позволить признаться), об одиночестве. Простых вещах. Это ценно. Как я могла отказаться? И недаром фильм на фестивале во французском Нанте получил приз зрительских симпатий. На втором показе было 90% французов. Конечно, во Франции нет таких деревень, там этого не понимают. А в этой деревне такие сильные духом люди. Мы по сей день созваниваемся. Там такие фантастические пространства, медведи ходили. Нам егерь говорил: пойдете в лес, мишку только не трогайте...

- А от каких ролей вы отказываетесь? Какие принципы выбора?

- Если это не мой формат, если я ему не соответствую. А формат у меня разнообразный. Меня не страшат маленькие роли. Помните, в фильме «Ворошиловский стрелок» Говорухина у меня роль мамы Кати - один съемочный день. Я не могла отказаться от такого интересного персонажа - за одну секунду рассказать о судьбе маленького человека… Вообще не могу себе представить, что мне предлагают какую-то картину с большим гонораром, а я расслабилась. Я так не могу. Я все равно должна завестись, мне должно быть интересно, я должна что-то рассказать. Не деньги главное. Главное, интересный материал, чтобы был хороший режиссер, чтобы собралась хорошая команда. Трудно бывает, когда она не складывается. Мне в моем советском времени, конечно, очень повезло, потому что режиссеры были главные, они собирали свои команды. Сейчас не все режиссеры имеют возможность держать свою команду долго. Только командой и общим духом можно сделать такое кино как «Жили-были».

- Какая роль для вас была самой трудной? Какая наиболее запомнилась?

- Самая трудная - роль человека в нашей жизни. Может быть, в первой картине «Подружка моя». Я еще не окончила институт, меня позвал Александр Калягин, это была его первая режиссерская работа, а моя - первая роль. Актер он потрясающий, великий, много показывал, показывал гениально. И дошло до того, что я сказала: «Сан Саныч, не показывайте. Я все равно не смогу повторить так, как вы»… Еще вспоминаю все время фильм «Я на тебя уповаю» Елены Цыплаковой про детский дом, где я сыграла воспитательницу - тварь жуткую. Это страшная роль. Мама, которая читала все мои сценарии, сказала тогда: не играй, я тебя умоляю, народ тебя будет ненавидеть. Я сказала, дураки будут ненавидеть, умные поймут. И когда я была на одной телепередаче, женщина сказала, что меня очень любит, но за одну роль ненавидит. А мужчина сказал, что когда его жена посмотрела эту картину, она не то что бить, кричать на ребенка перестала… И если на секундочку, на мгновение, нашей профессией удастся уговорить человечество жить лучше, тогда я не зря мечусь в этой профессии.

Ирина Розанова в Воронеже. Фото: Татьяна ПОДЪЯБЛОНСКАЯ

Ирина Розанова в Воронеже.Фото: Татьяна ПОДЪЯБЛОНСКАЯ

ПОКЛОННИЦЫ АЛЕНА ДЕЛОНА ЧУТЬ НЕ ЗАТОПТАЛИ

- Фильм «Интердевочка» был знаковым в вашей карьере.

- Знаете, я немало проституток сыграла того времени. В картине «Гамбринус» Дмитрия Месхиева тоже. Но там же нет пособия, как стать этой женщиной. На самом деле, это талант. А мы в конечном счете не шли играть проституток. Нам было интересно, и дико, и странно. Когда мы снимали знаменитую сцену, где мы в КПЗ сидим, я тогда так есть хотела, а обедами не кормили. Я и придумала: «Петр Ефимович, Сима-то большая, всю ночь работала, может, она есть хочет, может, она булочку ест». Он: «Здорово, ешь!» И мне принесли булочку. А дублей-то много. А я на первом уже наелась. А потом булочка уже в горле стояла. А мне казалось тогда, что я самая умная… Хорошо было у Петра Ефимовича сниматься. Он такая планета! Такой души человечина. Когда мы снимались в «Анкоре» с Женей Мироновым, он приходил вечером, играл на гитаре. Все время создавал настроение.

- Какие впечатления остались от работы с Аленом Делоном в фильме «С Новым годом, мамы!», продолжаете с ним общаться?

- Конечно, эта встреча была незабываема, но она очень короткая, мы снимались всего один день в Париже. А потом были в Ереване на премьере этой картины. Я, честно говоря, от него бегала, потому что он меня брал за руку и всегда вперед проталкивал: «Это Ира, это Ирино кино». А там количество поклонниц, конечно, огромное было, что говорить - символ на все времена. Девчонки так кричали… Он, конечно, большой молодец, душевный, умница. Когда его перед съемками позвали на грим, он ответил: "Какой грим? Вот грим Алена Делона - 76 лет с моими брылями". Его в 33 назвали самым красивым человеком Вселенной. И он так мудро принимает жизнь и время, так прекрасно стареет, для меня он просто умница… В Ереване мы сидели на пресс-конференции вместе, конечно, все вопросы были ему, нафиг я там кому нужна. И вот у меня спрашивают: «Как вам Ален?» Я ответила: «Не люблю красавчиков и никогда не любила…». В этот момент журналистки замерли, у них диктофоны и фотоаппараты попадали. И я продолжаю: «И сейчас Ален мне нравится больше!». Он засмеялся, обнял меня, расцеловал, и тогда засмеялись все остальные. В нем есть какая-то порода. Он потрясающе ко всем в группе относился, у него вообще не было ни регалий, ни категорий, он шутил, хулиганил... Общаемся ли мы сейчас? Да нет. Наверное, надо было. Он же еще холостой. Правда, у него кладбище собак, а у меня кот...

НЕ МОГУ ПРОСТО ПРИЕХАТЬ, ЧТОБЫ «МОСЬКОЙ» ПОСВЕТИТЬ

- Почему сейчас в вашей жизни нет театра? Даже с антрепризами не приезжаете.

- Я один раз пошутила в компании, что не люблю театр. Вдруг один актер вскочил: «А он вас любит?» И я думаю, какой ты молодец, правильно ты мне "вставил". А я-то пошутила. На самом деле я к театру очень свято отношусь, потому что папа с мамой этому всю жизнь отдали. Мама в 86 лет стояла на сцене… А я, так получилось, после института в «Маяковке» недолго поработала, а потом ушла к Сереже Женовачу, который сейчас очень известный режиссер. Мне говорили: «Ты что, с ума сошла? Отсюда не уходят, отсюда выносят!». Но это было безумное сумасшедшее время с Женовачом. Первым спектаклем была «Панночка», с ней впервые ездила за границу - во Флоренцию. Как мы играли, не помню - на каком-то таком драйве. Поэтому пьесы, которые мне сейчас присылают…Я не могу просто приехать к людям, чтобы светить своей «моськой», типа, к вам приехала звезда - платите деньги. Я хочу найти тот спектакль, с которым я могла бы приехать и поговорить по душам. Но пока все те пьесы, которые предлагают, конъюнктурны. Антрепризы бывают разные, но уровень их порой меня не удовлетворяет. Это не мое, я туда не пойду. Я уже не в том возрасте, чтобы бегать бессмысленно. Это очень большой труд. Но я думаю, что найду ту команду и тот спектакль, в котором захочу играть. Не приехать, чтобы деньги заработать, а радость получить и радость отдать.

- Актерам от успеха часто сносит крышу. У вас были такие моменты?

- Конечно. Я не могу сказать, что я человек, который учится на своих ошибках, но выводы правильные я умею делать. Снималась у Валерия Тодоровского в его первой картине «Катафалк», одной из моих любимых. Я играла там дурочку Машу, Вия Артмане - мою маму, Андрей Ильин там снимался. Такая у нас хорошая компания собралась. И в Одессе на фестивале «Золотой Дюк» мне дали приз за главную женскую роль. У меня даже есть хрустальная корона, до сих пор где-то лежит. И помню, как я спускалась по лестнице оперного театра в Одессе - как королева - круче меня просто не было. Я красиво спускалась, хотя ноги дрожали. Мне казалось, что я должна быть самой главной, я же коронована. И вот на другом фестивале я за эту роль не получаю ничего. Мне тогда показалось это несправедливостью, если там сказали хорошо, почему здесь говорят, что плохо? Мне хватило этого урока надолго, я потом поняла, что в жизни все немножко не так. Все проходят через этот путь, кто-то задерживается, кто-то идет дальше. Но он гибельный, он в никуда. Это путь, который заведет в бездну. Меня точно. А эту дурочку я уважаю, такие работы я называю роль-«таблетка». Она отражает то, о чем думаю я. Потому что когда у нее умирает мама, жених ее бросает, она все равно считает, что люди не уходят. И вот я абсолютно точно могу сказать, когда не стало моих родителей, близкого человека, одного из моих мужей Бахтиёра Худойназарова, что это абсолютно точно - они никуда не уходят, они есть. Мы только не можем их потрогать и услышать их голос, но они никуда не растворяются.

Ирина Розанова в Воронеже. Фото: Татьяна ПОДЪЯБЛОНСКАЯ

Ирина Розанова в Воронеже.Фото: Татьяна ПОДЪЯБЛОНСКАЯ

НЕ ПОНИМАЮ, КАК МОЖНО ОТКАЗАТЬСЯ ОТ МАТА

- В одном интервью вы рассказывали, что кодировались от сладкого. Это вам помогло избавиться от зависимости?

- Это маразм, конечно. Я кодировалась, когда бросала курить. По тем временам это кодирование стоило каких-то баснословных денег. Но это идиотизм. Когда мне дали выпить какую-то жидкость со словами: «Вы больше никогда не захотите ни пирожное, ни мороженое», я едва удержалась от смеха. Глупости все это. Есть люди, которым можно дать установку. А мне с моим характером сложно: пока сама себе установку не дам, ничего не получится. Не верьте никому, все наши коды, программы - в голове. К сладкому я спокойна.

- А что еще вам доставляет удовольствие?

- Много чего. Вот, например, недавно делала младшим детям ремонт в квартире. Пришлось две бригады рабочих поменять. Такое удовольствие получила. Все через ненормативную лексику. На рынке с пацанами только так разговаривать. Зато сделали такую квартиру - закачаешься!

- Ненормативная лексика помогала взаимопониманию?

- Она вообще по жизни помогает. Куда в нашей ментальности без мата, без этакого словца? Не понимаю, как от него можно отказаться. Глупость такая. Конечно, не надо хамить при детях. Хорошо, когда все к месту.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также