Звезды

Борис Клюев: «Голливуд штудирует старые советские фильмы!»

На гастролях в Воронеже известный артист рассказал, как за океаном удивляются нашим «спецэффектам», созданным «на коленке», а также кто из голливудских и наших актеров заслуживает уважения, а кто просто «пузырь»

Фото: Татьяна ПОДЪЯБЛОНСКАЯ

За плечами 71-летнего Бориса Клюева сотни ролей (особенно знамениты «ТАСС уполномочен заявить», «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона», «Гений»), но в последние несколько лет зрители в восторге от «египетской силы» его хамоватого папаши Воронина из популярного ситкома СТС. Вот и 19 сентября посмотреть на Николая Петровича, в образе которого актер вместе с Анной Фроловцевой приезжал поздравить Воронеж с Днем города, пришли тысячи поклонников с множеством подарков. После почетной миссии Борис Владимирович рассказал «Комсомолке», на какую роль никогда не согласится, кто хороший актер, а кто не очень, и чему нашему завидует Голливуд.

КАКОЙ ТАЛАНТЛИВЫЙ МАЛЬЧИК! ТАК КРАСИВО ЧИХНУЛ!

- Борис Владимирович, в новом, уже 15-м, сезоне «Ворониных» у вашего героя появилась новая внучка, совсем младенец, как вам с ней работается?

- Девочка со вкусом: ей сразу дедушка понравился. Мне кажется, девочка смышленая, очень напоминает меня. Талантливая будет.

- В одной из серий «Ворониных» снялся Николай Басков. Хорошо он вписался?

- Посмотрим, как будет на экране. Я Колю знаю много лет, когда он только начинал. Он живой, непосредственный парень. Но знаете, это совсем разные вещи. Актерство - это профессия, этому надо учиться, а он… поет хорошо. Экран же очень бесстрастный. Бывает, в жизни человек обаятельный, такой красивый, а на экране все по-другому. И наоборот: человек страшный в жизни, а на экране -красавец.

- Вы на какую роль никогда не согласитесь? Что вам претит в профессии?

- Раздеться догола. Существуют определенные вещи, которые не допускаешь. Когда читаешь сценарий, а там глупый человек с матерком (что в последнее время очень модно), «голубая тема» очень модна. Это не имеет никакого отношения к актерству. Такой персонаж не личность, там работать-то нечего, там органично произноси текст и все. Сейчас во многих сериалах нет материала, на котором можно расти. Молодых актеров искренне жаль: то, что они делают, требует просто органики, органично сказать слова. Это программа первого курса.

- Есть сериалы, которые вам понравились?

- Лучшее, что я видел за последнее время - «Ликвидация». У Машкова была блестящая работа. И Маковецкий сыграл роль полужида на таком высоком профессиональном уровне! А остальные просто проигрывали, несмотря на то, что материал был у них значительно лучше. Камера бесстрастна, она фиксирует только то, что есть. Если плохо, то это плохо. К сожалению, сейчас не хватает времени на хорошее кино. В Советском Союзе был, не побоюсь этого слова, великий кинематограф. Там была комиссия, которая сначала утверждала сценарий, затем утверждала актеров, потом отсматривала материал, который снимали. И в процессе съемок, если видели, что актеры не справляются, их заменяли. Сейчас этого нет. Сейчас кино занимаются продюсеры, у которых есть только один талант - умение достать деньги. И все. Поэтому очень часто снимают любовниц, блатных детей. А экран бесстрастный - это сразу вылезает. К сожалению, мы давно не имеем успеха ни на каких фестивалях. Так, радуемся между собой. Леня Ярмольник получил премию за лучшую мужскую роль. Его все любят, он очень хороший, добрый парень. А артист плохой. Но у него сейчас есть деньги, и он их вкладывает в картину, и сам снимается. Это никакого отношения к искусству не имеет. Это наши домашние радости. Когда мы говорим про детей: «Какой талантливый мальчик! Он сегодня так красиво чихнул! Вы не представляете! Явно артистом будет».

Анна Фроловцева и Борис Клюев поздравили воронежцев с Днем города.

Анна Фроловцева и Борис Клюев поздравили воронежцев с Днем города.

Фото: Татьяна ПОДЪЯБЛОНСКАЯ

В НАШЕМ КИНО ПЛОХО ВЫСТАВЛЕН СВЕТ, ЗАТО АМЕРИКАНЦЫ ТАК ИГРАТЬ НЕ УМЕЮТ

- Звягинцев сейчас получает премии. В январе его «Левиафан» взял «Золотой глобус» в категории «Лучший фильм на иностранном языке»

- Звягинцев очень талантливый парень, я его хорошо знаю. Когда он был студентом, он работал у нас на картине «Королева Марго» - ходил, задавал вопросы. Я еще тогда подумал: «Как приятно, что человек интересуется»… Но факт остается фактом: сейчас наши фильмы на наших фестивалях в основном получают, за рубежом - ничего. А раньше то, что мы делали в СССР, не делал никто. Я 12 лет каждый год ездил в Америку, меня туда приглашали преподавать актерское мастерство (умом я понимал, что там все совершенно другое, и это никому не нужно). Так вот, там сейчас изучают кино Советского союза. Помните такую картину «Дом, в котором я живу» с Жанной Болотовой, Евгением Матвеевым. Видно, что снято в павильонах - свет плохо выставлен. Все действие происходит в квартире. Вдруг экран становится темный, и после этого медленно начинает разгораться пламя. Оно становится выше и выше, и вдруг поднимаются цифры, вырезанные из картона - «1941», война. Все, больше ничего нет. Но это так действует. Как это здорово! Помню, я сидел и думал: почему я раньше это не замечал? И американцы, которые в технике шагнули так далеко и делают такие вещи фантастические в кино, смотрят и ничего не понимают - как это происходит? Когда в комнате сидят два человека, мужчина и женщина, о чем-то говорят и между ними что-то происходит. Глаз оторвать нельзя! И вот сейчас весь знаменитый Голливуд, в котором хороших актеров всего 10 человек, а все остальное огромное количество - очень средний уровень, изучает это кино. А мы его как-то забыли.

- Кого из голливудских актеров вы можете похвалить?

- Аль Пачино, Дастин Хоффман, Мэрил Стрип, Роберт де Ниро, Энтони Хопкинс. Из тех, кто помоложе, – Том Хэнкс. Такой интеллектуальный актер, для Америки вообще нетипичный, у них же в основном брутальные парни. Я с американцами снимался, знаю, не очень они хорошие артисты, школа плохая. А вот те, кого перечислил, они интересуются театром, искусством, и они, как правило, очень скромные люди. А те, которые как пузыри раздуваются, средненькие. Зато модные, так скажем.

В СССР БЫЛИ АРТИСТЫ, КОТОРЫЕ ПИЛИ, НО И СНИМАТЬСЯ ОНИ МОГЛИ. А СЕЙЧАС ТОЛЬКО ПЬЮТ

- Никита Михалков в интервью сказал, что учит своих учеников, как оградить себя от режиссера, потому что сейчас очень мало талантливых творцов, и актерам приходится очень сложно.

- Никита Сергеевич - великий демагог. Он очень хороший профессионал, но демагог тоже очень большой. Мы с Анной Фроловцевой иногда сидим на съездах кинематографистов. Если бы вы слышали, что он говорит в одной речи, а на следующий день говорит совершенно противоположное. И все аргументировано. Причем с такой же страстью. Но он счастливый человек - это все-таки Михалков! Там дворянские корни, знаменитый папа, прадедушка Василий Суриков. А как другому пробиться? Я перестал ходить на все обсуждения фильмов. Сидят люди, которые потратили полгода или год своей жизни на нее, которые старались сделать ее хорошо, и кинокритики сидят и задают такие вопросы, что становится стыдно. Это ведь их профессия, они за это получают деньги, ездят бесплатно на кинофестивали, тусуются там целый день, все у них хорошо и замечательно. Но профессионального разбора практически нет. Как они учились? Это как раз то, о чем говорил Никита Михалков. Да, совершенно правильно. В принципе, артист должен сам себя защищать, сам уметь выстраивать свою роль, его этому учат. И помимо этого еще должна быть воля, дисциплина, профессионализм. А у нас, как правило, молодой артист появляется, а потом исчезает. А в чем дело? Да пьет. А потом на наркотики переключается. Ну, какое отношение это имеет к профессии? Советский Союз тоже обладал очень хорошими артистами, которые пили. Но они и снимались. А здесь только пьют. Выбирают что-то одно.

- В театре сейчас тоже все так плохо?

- Нет. В театре ты на сцене должен три часа играть, и там зритель. Попробуй не в форме выйти, что ты сможешь сказать? Ничего. Знаете, как зритель реагирует интересно? Он замирает. У нас была одна очень известная актриса, играла в «Короле Лир» Корделию. Она выходила и еле произносила первую фразу: «Ничего, батюшка». И все - в зале наступала гробовая тишина. Гробовая! Такой звон! У меня в такие моменты плохо с сердцем становится. Я думаю: господи, какой позор, как стыдно! Как правило, таких людей выгоняют, и они потом только жалуются на свою судьбу. В кино ведь 5-7 минут снимается кадр. А когда ты на сцене, ты голый. Зритель-то тебя постоянно видит! И когда тысяча человек на тебя смотрит, а ты двух слов связать не можешь, это, конечно, жуть.

- После того, как вы выступили с гастролями в Крыму, вас украинские власти внесли в список невъездных. Как вы к этому отнеслись?

- Ну, ребята с ума сходят. Пусть сходят. Хотя меня всегда на Украину приглашали, «Воронины» ведь шли в Киеве, и рейтинг был высочайший. А в Крыму моя студентка Кристина Асмус получила какой-то приз, и меня просили его вручить. Зритель очень хорошо принимал, все депутаты со мной сфотографировались. После этого мне позвонила крымский министр культуры, просила, чтобы я провел собеседование с абитуриентами, я как раз набирал первый курс. Я два дня в Симферополе по 12 часов прослушивания вел. Отобрал четверых человек, троих взял. После этого у нас завязалась дружба. Когда мы приехали в Севастополь, я не мог на улицу выйти. Просидел все гастроли в гостинице, потому что в первый вечер меня окружило 50 человек, я часа четыре фотографировался. Потом меня тащили выпить, хорошо водители отбили. А теперь вот меня в списки внесли. Я звоню своему приятелю украинскому, мол, что такое? Он сказал: «Не надо обращать внимания, у нас сейчас сумасшествие, понять, что происходит, невозможно». Я не собираюсь заниматься политикой, у меня есть профессия, которую я люблю. И вот такое идиотское отношение за то, что я просто выискивал таланты? Ну и фиг с ними.