Премия Рунета-2020
Воронеж
+17°
Boom metrics
Общество3 сентября 2013 15:26

Воронежец. чудом спасшийся на вулкане в Индонезии, собирается в Австралию

Наш земляк - отчаянный путешественник Женя Лучина - рассказал о своем чудесном спасении на индонезийском вулкане Мерапи, убившем уже более тысячи человек, а также своих планах на жизнь
Евгению не впервой путешествовать по горам, но последний его поход закончился неудачно.

Евгению не впервой путешествовать по горам, но последний его поход закончился неудачно.

Напомним, за судьбу 25-летнего Женьки в середине августа переживали две страны. В России - его семья и друзья. В далекой Индонезии - новые знакомые, дипломаты... И спасатели, лазившие по вулкану-убийце в поисках «отчаянного русского». В экстремальное путешествие по Азии парень укатил еще весной: накопил денег, бросил хорошую работу и... Последнее оревуар: «Раньше чем через год не ждите!»

«Все неудачи - приключения», - писал Женя на своей страничке в интернете. И 10-го числа отправился покорять чудовище Мерапи. Нашли его только 15-го. Парню крупно повезло, что даже в том проклятом месте худо-бедно работала сотовая связь, удалось отправить SMS с просьбой о помощи знакомой девушке.

…Спустя неделю Женя в своем блоге подробно описал все при... нет, на этот раз таки ЗЛОключения. Пост назвал «Призрак огненной горы». Это он о себе. И это феерия. Все долгие шесть дней Женька был между жизнью смертью. Он едва не истек кровью, разбив голову о камни. Пил сок растений и... мочу. От голода съел дождевого червяка. Но даже после всего этого безумия ни о чем не жалеет и счастлив. Потому что, во-первых, сбылась его мечта: встретил рассвет на недосягаемом чуде природы («Он озаряет облачную пелену между вулканом и горизонтом, напоминающую море из взбитых сливок», - вот так, и не меньше). А во-вторых, по собственному признанию, просто научился ценить жизнь...

Мы предлагаем вам самые яркие выдержки из Жениного рассказа (стиль и орфография сохранены).

ВСЕ СНАРЯЖЕНИЕ: ВОДА, ПЕЧЕНЬЕ, ФОТОАППАРАТ

«Я и рад бы присоединиться к организованной группе с гидом, но из-за каникул после окончания мусульманского праздника Рамадан турагентства закрыты. Прождав пару дней, решаю не ждать

третьего. (...) в 10-м часу вечера направляюсь к стартовой точке трека по Мерапи. Это место показывала мне Эстер (новая знакомая, местная жительница. - Ред.) во время катаний по окрестностям. (…) То, что я не проверил эту информацию по другим источникам, стало моей самой главной ошибкой.

(…) В рюкзаке лежит фотоаппарат, фонарик, полтора литра воды и пара пачек печенья - это все снаряжение на 8 - 9-часовой поход. Останавливаюсь около небольшой компании ребят на обочине, чтобы уточнить направление. Узнав, что я еду на Мерапи, они замахали руками: «Туда нельзя, там призрак». Я, восприняв это как шутку, отвечаю: «Так я и есть этот призрак, вот как раз еду на дежурство». В этот момент я даже не догадываюсь, что сам себе пророчу судьбу.

(…) Что делать, если потерял дорогу? Проложить свою! Я решаю идти вперед, забраться на вулкан и там, на вершине, надеюсь увидеть какие-нибудь группы, присоединиться к ним и спуститься по правильному маршруту (…)

(…) Я потерял счет времени, где-то между 2 и

3 ночи, вернувшись к стене, я начинаю карабкаться через лес. Тропинки нет, я передвигаюсь просто там, где нет зарослей, где физически можно пройти. Я понимаю, что здесь может быть множество змей и прочих опасных тварей, но я их не боюсь, т. к. это бессмысленно. Если их бояться, то придется остановиться и ничего не делать, а мне надо идти, надо двигаться вперед.

«Я УСТАЛ УМИРАТЬ»

(…) Мне страшно, но я борюсь с этим чувством. (...) Я понимаю, что это будет глупая смерть из-за какого-то дурацкого рассвета, но при этом осознаю, что уже поздно что-то менять и самобичевание не поможет.

(…) В следующий миг я лечу вместе с деревом, кучей земли и несколькими камнями вниз. Время исчезает. В голове проносится мысль: «Что это? Блин, неужели я сорвался? Получается, что сейчас я умру? Так рано. Так жаль». Но при этом нет ощущения страха, нет ощущения паники или отчаяния. Я спокоен и холоден.

(…) Странно, но то, что выжил фотоаппарат, меня удивило больше, чем то, что выжил я сам.

(...) Спать долго не получается, т. к. быстро замерзаю. (…) Это сводит с ума. Меня не покидает отчаянное желание пить, я мечтаю о стакане воды. И молоке. Очень хочется молока. (…) В 10 вечера, спустя сутки после начала трека, я решаю спуститься по второму склону.

(…) Прыгаю… В следующий момент я, приземлившись на уступ, теряю равновесие и, отклонившись назад, лечу вниз. «Ну вот опять», - мелькает мысль. Ее прерывает удар головой о камень. Резкая боль чуть выше лба. «Теперь точно умру», - с печалью проносится в дурной голове. (...) Спустя 10 метров я приземляюсь на скалу. (…) Я лежу на скале. Я жив. Я ощущаю разбитость во всем теле, тяжесть в голове и усталость в душе, я устал умирать, устал, как после тяжелого рабочего дня.

КАПЛЯ ВЛАГИ ДОРОЖЕ ЗОЛОТА

(…) Я думаю только о воде, жажда так сильна, что занимает все сознание. Я пробовал слизывать росу с листьев (...). В какой-то момент я в сердцах и отчаянии думаю: «Господи, кто-нибудь, я готов продать душу за воду». Где-то через полчаса, срубив палкой очередной участок зарослей травы и кустарника, я ощущаю на своей руке каплю воды. Я смотрю на нее, как золотодобытчик на первые крупицы золота. Откуда она? И в следующий миг я замечаю сломанный мной молодой побег кустарника. Эврика! Господи или кто-то еще, кто принял эту сделку, спасибо!

(…) Есть тоже хочется, но голод (…) через какое-то время ослабевает (...) Жажда же была так сильна, что я готов был уже пить собственную мочу, если бы придумал способ, как это делать без посуды (и позже пришлось придумать. - Ред.).

(…) Одно из растений, выглядящее страшным колючим ежиком снаружи, внутри оказалось таким сочным и вкусным, что я просто завалился на землю, чтобы расслабиться и полностью ощутить тот маленький момент счастья, что дарит вкусный обед. (…) позже я нашел другое растение, первоначально на вкус оно было нормальным, и я его высосал, но уже через несколько минут я ощутил такую горечь во рту и жжение на языке, что уши в трубочку сворачивались.

(…) Очередная, третья по счету ночь прошла, как обычно, в борьбе с холодом и попытках уснуть. Все тот же круговорот мыслей. Но в какой-то момент я, подумав о своей семье, родителях, сестре, ощущаю такое давящее чувство одиночества, что глаза не выдерживают и из них одна за другой катятся слезы. «Что ты делаешь, у тебя и так мало воды в организме» (...)

(…) Я знаю это место. Это то самое место, где я пару дней назад упал и повредил голову. Вот это издевательство судьбы! Два дня коту под хвост.

Возвращение затягивается, надо подумать о еде. О, как раз вон дождевой червяк лежит. Я уже думал о том, чтобы есть в лесу тех насекомых, что там ползают, но мне они незнакомы, поэтому риск слишком велик. А дождевой червяк, он же свой, родной, его рыбки в речках едят, значит, и я могу. (…) Жую. Червяк оказался плотно позавтракавшим, поэтому внутри него полно земли. Сама же оболочка напоминает резину, ее можно жевать бесконечно, но толку нет. Словом, дождевым червяком не наешься.

«СПАСАТЕЛИ ДОБРЫЕ, КАК МЕДВЕДИ ИЗ РУССКИХ СКАЗОК»

(…) Оглядываю своих спасителей. Их девять человек, молодые парни (...), навьючены огромными рюкзаками (...). Теперь понятно, почему они пробирались так долго. Я несколько смущен таким количеством, я полагал, что меня будут искать человека 3 - 4. А девять, да еще несколько в ущелье, я чувствую смущение из-за того, что потревожил столько людей.

(…) Один из парней, напоминающий мне медведя из русских сказок, большой и добрый, пристально смотрит на меня, улыбаясь, он, похоже, не говорит по-английски. «Ты ему снился сегодня, - комментирует его друг. - Мы знали, что найдем тебя». Я чувствую себя, как в семье.

(…) Оказывается, многие из них - студенты возрастом около 20 лет, причем из разных уголков Индонезии. Все они по тревоге слетелись сюда, чтобы спасти меня. Вот это да, вот это система! Они входят в некоммерческую организацию SAR (английская аббревиатура, в переводе на русский - «поиск и спасение». - Ред.). Увлекаются походами, альпинизмом, а заодно занимаются спасением таких как я. Ребята отлично экипированы: рюкзаки, рации, карты, навигационное оборудование. Все это и транспорт - за свой счет. Я теряю дар речи от такого альтруизма.

(…) «А ты призрака видел?» - вдруг задает кто-то вопрос. «Нет, не видел», - отвечаю я и уже не шучу, как в прошлый раз.

(…) Если бы у меня была машина времени, я бы вернулся назад и остановил себя 10 августа 2013 г. Я не жалею о произошедшем, но не желаю повторения подобного ни себе, ни другим. Будьте счастливы безо всяких «если», просто потому, что вы живы. Это и есть та истина, которая где-то рядом».

…Думаете, после всего этого наш Женька засобирался в Воронеж - к мамке на пирожки? Эх, вы так ничего и не поняли. Полежав пару дней в больнице, он... улетел на Бали. «Не смог оставаться в городе, где пережил такое».

«Комсомолке» же в интернет-беседе Женя назвал свое горе-путешествие «роковым стечением обстоятельств, приправленным сверху глупостью». И рассказал, что домой планирует не раньше будущей весны.

- Сам не верил, но путешествия действительно тоже могут надоедать, - написал он нам. И тут же:

- Возможно, по возвращении поработаю пару лет. Если останется порох в пороховницах, то на лето двину в Австралию, поработаю там гастарбайтером.

В общем, кенгуру, держитесь...

«КП» - Воронеж» Вконтакте, Facebook, Twitter

Интересное