Общество

Евгений Брагин: «Добыча никеля позволит Воронежской области создать новую отрасль региональной экономики»

На вопросы воронежцев в ходе «Прямой линии» на тему «Деятельность Уральской горно-металлургической компании (УГМК) на территории Воронежской области» ответил зам. генерального директора УГМК
Вера СИНИЦЫНА
Заместитель генерального директора компании УГМК Евгений Брагин.

Заместитель генерального директора компании УГМК Евгений Брагин.

Фото: Кристина БРАЖНИКОВА

РАЗРАБОТКА ЭКОЛОГИИ НОВОХОПЕРСКА НЕ ПОВРЕДИТ

- Здравствуйте, меня зовут Валерия, проживаю в Воронеже. Скажите, как отслеживаются экологические последствия, связанные с осуществлением разведки месторождений? Где можно посмотреть отчет?

- В соответствии с компетенцией контроль за разработками осуществляет Росприроднадзор. Кроме этого, мы сами следим за реализацией проекта поисково-оценочных работ, в котором прописаны абсолютно четкие требования по обеспечению экологической безопасности окружающей среды. Кроме тех 500 гектаров, которые мы изымем под площадку будущего предприятия (если таковое вообще будет строиться), вся остальная территория никаким образом не пострадает. Никакой существующий ГОК подобного типа не несет столь значительной негативной нагрузки на окружающую среду, о которой все говорят. Мы берем на себя ответственность, гарантируем, что никакого прекращения сельхоздеятельности в Новохоперском районе, в Воронежской области не будет, никто не будет дышать ни мышьяком, ни ртутью, не пропадет вода. Хотя бы потому, что у горно-обогатительных предприятий выбросов нет, у них даже дымовых труб нет. То есть опасаться людям нечего. А нагнетают обстановку, дезинформируют население определенная группа лиц, политические партии, которые пытаются в своих интересах, заработать на лжи себе авторитет.

- Скажите, а что даст Воронежской области добыча никеля?

- Добыча никеля позволит Воронежской области создать новую отрасль региональной экономики, дополнительный источник налоговых поступлений. А для одного отдельно взятого Новохоперского района будет создана ситуация, при которой он в среднесрочной перспективе станет самодостаточным и будет самостоятельно решать проблему социально-экономического развития. В случае если мы будем создавать предприятие, в районе появится около четырех тысяч рабочих мест. Сами по себе они будут генерировать налог на доходы физических лиц больший, чем сегодня все налоговые доходы по району в целом. Плюс ко всему главный импульс к развитию территорий всегда дают доходы населения, то есть та зарплата, которую получат люди (если ее считать при сегодняшних ценах, то это около 30 тысяч рублей в месяц - средняя зарплата на всех наших ГОКах). Для района это 1,5 миллиарда рублей доходов, которые получат на руки его жители. Они их будут тратить на решение своих жилищных вопросов, приобретение товаров и услуг.

- То есть здесь не будет второго Норильска?

- Вы поймите, что этот город был построен в 1943 году, и основная его проблема - это отсутствие улавливания диоксида серы при металлургии. Но металлургического производства в Воронежской области нет и не планируется. Здесь будет только добыча и обогащение методом флотации. Если по-простому, это что-то вроде большой стиральной машины - во флотомашине концентрат перемешивается и разделяется флотационным способом на более легкие и тяжелые фракции. Возьмите, к примеру, Учалинский ГОК, который находится в Республике Башкортостан. Там также идет добыча полезных ископаемых. Но рядом с ним сохранилась прекрасная природа. Люди ведут свой обычный образ жизни, выращивают на своих огородах все, что хотят.

- Вы хотите сказать, что как мы всю жизнь занимались растениеводством, животноводством...

- Так и будете дальше, и даже лучше! Сельскохозяйственные предприятия развиваются успешнее там, где есть устойчивый платежеспособный спрос, где население имеет стабильную зарплату. Мы это четко видим на примере работы компании «УГМК-Агро».

- И водоносный слой не пострадает?

- Нет. Руды залегают ниже 280 метров. До этой отметки мы тампонируем скважины и стволы шахт проходим с заморозкой грунтов. Река Хопер находится в 20 км от места предполагаемой разработки месторождения. Сделать что-либо плохое с этой рекой мы по определению не сможем. Для обогащения нам потребуется вода, конечно, но она будет находиться в замкнутом водообороте, как это происходит на других предприятиях холдинга. В этом нет ничего сложного. Более того, данный момент будет прописан в лицензии, и нам никто не согласует проект без этого. Недостатка в воде жители Новохоперска также не будут испытывать.

- Евгений Владимирович, я слышал, что вы собираетесь проводить свои разработки в Хоперском заповеднике. Вам наверняка понадобятся для ГОКа очень большие площади. Николай, Воронеж.

- Всего лишь 500 гектар, которые нам предписывают СанПиН, утвержденные Роспотребнадзором. До заповедника 15 километров, более того, это территория, охраняемая государством. Там не будет никаких разработок. Заповедник не пострадает никоим образом, к тому же он находится выше по течению. Шума от ГОКа вы не услышите, даже находясь рядом с ним.

- А что будет с русской выхухолью?

- Уверяю вас, с ней будет все хорошо. Так, в последнем отчете по обнаружению русской выхухоли из 494 точек только две в Воронежской области. Она весьма широко распространена в России.

ПРОТЕСТЫ ЗАИНТЕРЕСОВАННЫХ

- Евгений Владимирович, по вашему мнению, почему население области так явно высказывает свой протест против добычи никеля? Люди у нас такие активные, или здесь что-то другое? Анна, Воронеж.

- Здесь много факторов, связанных с особенностями области, ее территории. При общении с протестующими мы очень часто в свой адрес слышим упреки, которые относятся даже не к нам, а к сложившейся ситуации в районе, - нет работы, тяжелое положение с водой, не просматриваются перспективы будущей жизни и так далее. Для дотационной территории это понятная и предсказуемая ситуация. Однако к вопросу разработок месторождений в Воронежской области подключились различные политические силы, которые, работая в своих интересах, запугивают население. Рассказывают сказки о том, что погибнет сельское хозяйство, что горнодобывающее производство приведет к тому, что люди не смогут жить на этой территории. При этом никаких внятных примеров и объяснений, как это будет осуществляться, не приводится. Норильск и Ченобыль, которыми пугают воронежцев, - это не тот случай. Горно-обогатительное предприятие, которые будет создано в Новохоперском районе, с учетом подземной добычи месторождений, будет очень небольшим, локальным, и его влияния на окружающую среду заметно не будет. Никакого ухудшения жизни не будет - это 100 процентов. Более того, у людей изменится качество жизни. Помимо рабочих мест мы будем обеспечивать район всеми социальными льготами, предоставлять возможность обучения горно-обогатительным специальностям. На своих предприятиях мы помогаем работникам и с жильем, и с проведением досуга, и с получением качественной медицинской помощи. Предприятие, создаваемое в Воронежской области, в этом плане не будет исключением. Но все это будет не скоро. Пока мы находимся на этапе поисково-оценочных работ, которые продлятся не менее трех лет. С учетом многих факторов ГОК в лучшем случае заработает лет через 10, но люди-то хотят, чтобы жизнь улучшилась сегодня. И когда это не происходит мгновенно, по понятным причинам, они высказывают нам недовольство. Вместе с этим у УГМК есть обязательства по получению лицензии - мы должны вложить в социально-экономическое развитие района 240 миллионов рублей. И вне зависимости от наличия или отсутствия никеля в Воронежской области, мы обязаны выполнить это требование. Из своего общения с жителями Новохоперского района я понял, что главной проблемой, которая всех беспокоит, является сложная ситуация с водоснабжением. Состояние коммуникаций неудовлетворительное, а вода нужна каждый день, без нее нельзя жить. Мы этим вопросом и займемся, и постепенно, я уверен, мы сможем доказать людям, что УГМК - приличная компания, ответственная, что с нашей работой жизнь в Новохоперском районе начнет налаживаться. Рая не обещаю, но лучше станет.

- Но у меня, как человека довольно взрослого и сознательного, остались стереотипы со времен СССР, что если промышленность, то это обязательно вред окружающей среде. По крайней мере СССР этим грешил. Но думаю, что скорее всего современные технологии, в том числе по добыче полезных ископаемых, ушли далеко вперед.

- Вы абсолютно правы. Те предприятия, которые являются наиболее проблемными, были построены в 30-50-е годы прошлого века. А экологические стандарты появились только в середине 70-х. Можно посмотреть историю любого крупного предприятия и увидеть, что с середины 70-х годов там предпринимались меры по снижению негативного воздействия на окружающую среду. УГМК создана в 1999 году путем объединения существующих предприятий. Самые старые наши производства имеют возраст более 100 лет - это и «Электроцинк» в Осетии и «Металлургический завод имени Серова» в Свердловской области, они появились в конце XIX века. Самое новое горно-обогатительное предприятие - «Башкирская медь». Готовится к открытию Тюменский металлургический завод. Зайдите на наш сайт vrnickel.ru и вы найдете всю информацию о деятельности УГМК.

- Разработка никелевых месторождений в Воронежской области вызывает протест населения. Понимает ли это компания УГМК? Владимир, Борисоглебск.

- Во-первых, я не согласен с тем, что протест носит настолько массовый характер, как некоторые хотят показать. На самом деле мотивация наиболее активно протестующих никак не совпадает с интересами жителей района. Те лица, которые организуют противодействие, систематически нагло лгут населению. Более того, в основном противоправные действия происходят против наших сотрудников. Давайте вспомним, с чего все началось. А началось все с утверждения, что Воронежскую область якобы ждет большая экологическая катастрофа, загнется сельское хозяйство, и будет невозможно людям жить. Заявляю: это ничем не подкрепленная ложь. Не так давно в Новохоперском районе мы провели пресс-тур для журналистов, к нему примкнули и местные граждане. Они видели работающую буровую, видели, как происходит бурение, видели, что непрерывно происходит обсадка скважины трубами. Все водоносные горизонты при их проходе до 200 метров пройдут с обсадкой и тампонированием, то есть никакого риска для этих горизонтов не будет.

- На 22 июня намечен митинг против разработки никеля в Воронежской области. Что вы об этом думаете?

- Во-первых, он не санкционирован, его организаторы из Урюпинского района уже получили отказ в проведении. А с человеческой точки зрения это вообще безнравственно. Это святой день для каждого гражданина нашей страны и лично для меня - в той войне погибли три моих прадеда. Что касается компании, то УГМК реализует достаточно большое количество мероприятий, связанных с укреплением памяти о тех событиях, с патриотическим воспитанием.

22 июня - слишком серьезная дата в истории, чтобы ее использовать в своих каких-то мелких политических разборках.

- Евгений Владимирович, вам звонит Владимир Анатольевич Котин из Борисоглебска. У меня есть информация, что по жалобе в прокуратуру полиция проверила законность установки ограждения в месте бурения и выяснилось, что перекрыта дорога, которая ведет на поселок Сорокинский. Как бы вы могли прокомментировать эту информацию?

- Об этом мы тоже много слышали, но на самом деле официальных запросов УГМК от органов власти на сегодняшний день не поступало. Участок, на котором установлен забор, находится в нашей собственности, поэтому мы считаем, что с нашей стороны правонарушения нет.

НЕ ТАК СТРАШНА ДОБЫЧА, КАК ЕЕ МАЛЮЮТ

- Почему сознательно принижается информация об опасности, которую несут хвостохранилища и отвалы? Елизавета, Воронеж.

- Чтобы говорить об их опасности, надо сначала знать химический состав руд. А для этого следует закончить геологоразведку, на которую мы отводим три года. Только после этого можно говорить о чем-то со всей ответственностью. Для минимизации негативных последствий, на которые нам указывают санитарные нормы и требования, мы планируем применять самую современную технологию пастового сгущения хвостов. Из хвостов обогащения будет отжиматься лишний объем воды, что снижает риск протечек. При этом самим хвостам будет придаваться форма, напоминающая пасту, исключающая пыление. Чтобы полностью исключить пыление, зеркало хвостохранилища полностью покрывается пленкой воды. Отвалов не будет. Отходы при добыче будут отправляться обратно в скважину, чтобы заполнить ее пустоты и исключить провалы. Поэтому экологические риски на воронежских месторождениях будут даже ниже, чем на других подобных предприятиях в стране.

- А где планируется проводить выработку конечного продукта - в Воронежской области или еще где-то?

- За пределами Воронежской области. Здесь методом флотации будет производиться лишь медно-никелевый концентрат. Этот концентрат будет отправляться на новое предприятие, которые мы планируем построить на одной из наших площадок в Свердловской области.

- А как насчет того, что в рудах присутствуют включения платины и золота? Они как-то заявлены в ваших лицензиях?

- Да, конечно. Драгметаллы будут извлекаться попутно. При этом они будут уезжать в концентрате и перерабатываться на этапе электролиза. Слитки уже отливаются в Верхней Пышме. Владельцем этих драгметаллов в готовом виде будет то юридическое лицо, которое мы зарегистрируем в Новохоперском районе, то есть прибыль и все налоги будут оставаться здесь. В последнее время говорят, что предприятия УГМК зарегистрированы в офшорных зонах. Это не так. Все ГОКи, фабрики и прочее зарегистрированы в РФ в тех районах, где они работают, включая головную компанию ООО «УГМК-Холдинг». Соответственно все налоги мы платим на территории России.

- На какой период намечена разведка месторождений? Николай, Воронеж.

- Доразведка планируется до 2016 года. Тогда будут понятны ее результаты. Если они окажутся недостаточными, Роснедра могут нам поручить продолжить доразведку и поручить добурить. Так как недра являются государственной собственностью, то мы, как подрядчик и сейчас их изучаем и предоставляем о них всю информацию. Если запасы будут приняты, мы приступим к оценке экономической возможности создания предприятия. Отмечу, что перевод земель из сельскохозяйственных в промышленные никогда не осуществляется до разработки и утверждения проекта ГОКа. В течение трех лет, пока мы будем проводить поисково-оценочные работы, мы будем непрерывно получать информацию о геологических, геофизических, гидрологических факторах на лицензионном участке. Проект, который будет делаться в 2016 году, возьмет эти данные за основу. При этом оснований для каких бы то ни было катастроф объективно нет. Пока что в Воронеже по факту месторождений нет. Есть геологическая информация, подлежащая проверке. Российская Федерация, как владелец недр, исходя из необходимости развития территорий, провела конкурс на выбор подрядчика на доразведку. Этим подрядчиком оказалась компания УГМК. Мы сейчас проводим лишь исследование недр, чтобы понять, есть там запасы полезных ископаемых или нет.

- Евгений Владимирович, вам звонит Александр Архипов из Тамбова. Зачем добывать никель, чтобы затем его продавать за рубеж? Почему мы не развиваем свою промышленность?

- Нефть, газ и другие полезные ископаемые на сегодняшний день составляют основу бюджета страны. УГМК является полиметаллической компанией, в основном медной. Из трех медных компаний России мы единственные имеем собственное производство, продукцию высокой степени готовности - до кабелей и радиаторов автомобилей. Мы стратегически ориентированы на развитие внутреннего рынка, максимум добываемых металлов мы поставляем в Россию, а на внешний продаем только то, что не находит спроса внутри России. По-другому сделать нельзя, так как нам придется закрыть предприятия в 12 регионах и лишить людей работы, а бюджеты - налоговых поступлений. Это, кстати, в первую очередь относится к дотационным территориям, таким как Новохоперский район, живущим сегодня на дотации, заработанные другими сырьевыми регионами.