Общество11 ноября 2011 16:27

Гастарбайтер заявил, что его пытали в милиции, и судится с Россией

Рашид Раззаков обратился в Страсбург после того, как в Воронеже не смогли наказать стражей порядка, выбивших из него признание в убийстве, которого он не совершал

«На этот раз мне поставили на уши провода. Один из милиционеров поворачивал ручку на каком-то приборе, и меня било током. Было очень больно, и я закричал, что будут говорить (…) Они схватили меня, повалили на пол, раздели догола. Ноги обмотали моей рубашкой, а сверху завязали веревкой, веревку перекинули через верх двери и привязали к ручке с другой стороны двери (…) Они привязали веревку за половой член и стали дергать за веревку, открывали и закрывали дверь, на которой я был подвешен, потом руками нажимали на яички до боли (...)»

Пока хватит, не то особо нежных хватит инфаркт. Это не выдержки из дневника садо-мазо, а цитаты из заявления узбека Рашида в следственный отдел, написанного 14 мая 2009-го, когда правоохранители назывались по-другому. То, что в Железнодорожном отделе милиции Рашида пытали и били, следствие установило. Но кто именно — нет. Обыкновенное чудо. Милиционерам за их фокусы светило до 10 лет — уголовный кодекс называет это тяжким преступлением, превышением должностных полномочий с применением насилия и спецсредств... Если честно, вряд ли бы я взялась за избитую (извиняюсь за каламбур) и бесполезную тему - сколько ни пиши, охранять наши права лучше не станут. Но то, что о них заявил — да так громко — ГАСТАРБАЙТЕР- вот это действительно чудо...

Недавно началось рассмотрение его жалобы в Страсбурге. Плюс, в Воронеже идет гражданский суд: Рашид требует компенсацию в миллион 200 тысяч рублей. Напомню в скобках: первый воронежец, которому удалось выиграть в Евросуде дело о пытках в милиции, — Георгий Быков, осужденный на 15 лет за двойное убийство. О нем я писала год назад (подробности — на kp.ru). Сидя в семилукской колонии (сидеть ему еще 4,5 года), Быков получил компенсацию в 15 тысяч евро. Несмотря на то, что может выйти на свободу условно-досрочно, он отказывается, настаивая: не убивал. После решения Евросуда в пересмотре дела в России Быкову отказали. Он продолжает добиваться — теперь подал жалобу в Кабинет министров Совета Европы и готовит новую в Страсбург.

Рашид просит взыскать в свою пользу 100 тысяч рублей за незаконное задержание его воронежскими полицейскими плюс миллион сто за пытки

Рашид просит взыскать в свою пользу 100 тысяч рублей за незаконное задержание его воронежскими полицейскими плюс миллион сто за пытки

Фото: Татьяна ТЕЛЬПИС

«Мы тебе расскажем, как ты убил любовника подруги»

А нашего узбека в райотдел привезли 26 апреля 2009-го. То, как его брали — готовая сцена для «Глухаря». Воскресенье, парень сидел на квартире с хозяйкой и болел. На мобильник позвонил начальник.

- Приезжай, зарплату отдам. На неделе не смогу — уезжаю.

Рашид, шмыгая носом, пошел, куда сказали — на остановку у Политеха. Он не знал: за пару часов до этого начальника Славу достали трое, назвавшись милиционерами и требуя во что бы то ни стало «гастарбайтера, убившего человека». Слава жарил шашлыки в лесу, и те трое напросились на шашлыки. Приехали (в «гражданке», на гражданской Ауди А8 — значит, были опера), показали фото Раззакова. И уточнили: тот еще избил женщину и утащил 28 тысяч рублей... Слава обалдел: «Да этот мухи не обидит. Вот У НЕГО милиция постоянно деньги тянет, хотя он с регистрацией и документами...» Но у них в кобурах болтались пистолеты и Слава сочинил про зарплату...

В ОВД Рашида обрабатывали три дня (предупредив: «если ты сюда попал — по-любому тебя посадим»). Кроме акробатических трюков на двери, он успел повисеть на ломе. Это легко сделать, если руки тебе обматывают скотчем, сажают на пол, ты обхватываешь руками колени... Лом просовывают под ними, после чего тебя, как барана, подвешивают между столами. Прием, похоже, классика — его не впервой описывают побывавшие в милиции (кто у кого начал сдирать — конечно, неизвестно). Получить пустой пивной бутылкой по голове в такие моменты — просто бальзам...

- Будешь говорить?

- Буду! - узбек взвыл от нового удара током. - Я убил и отвез на кладбище...

- Неправильно.

… ток.

- Видишь шприц? Будешь просить у нас дозу, чтобы укололи...

- Я убил. Когда был дома, он напал на меня и стал драться, я ударил по голове...

- Неправильно...

Рашид не мог взять в толк, кого и как ИМ НАДО, чтобы он убил. В камеру его бросили уже утром. Через пару часов снова пришли. Дали объедков: он проглотил — не ел почти сутки. Теперь его жалели:

- Состояние твое плохое, мы твою гордость сломали. Еще два дня не выдержишь, а тебе дальше жить...

Рашид уже стал похож на книжку-раскраску. Голова кружилась и болела дико... «Я не хотел, чтобы меня еще сильнее били», - напишет он потом в своем заявлении в СК.

- Слушай сюда. Ты любил женщину, ты видел, как она тебе изменяет, и из-за ревности убил. Если скажешь, сделаем тебе срок меньше...

Только позже Рашид понял, почему его личные «признания» милиционерам не годились: оказывается, убили дворника Юру, и не просто кулаком, а задушили и бросили в реку.

- Повторяй: «Я пришел в квартиру и увидел, как они спят вместе... задушил подушкой...»

Рашид повторил. На другой день его допросил следователь Следственного Комитета: то, что «убийца» и сам как только что с того света, его не смутило. Около восьми вечера, дав подписать какие-то бумаги (не читая. Хотя, он и так бы не понял — читать и писать по-русски Рашид не умеет), узбека отпустили из милиции домой. С тех пор — с 28 апреля 2009-го — об убийстве дворника Юры его больше никто никогда не спрашивал.

Кто развалил дело?

Хозяйка Рашида, узрев квартиранта, схватилась за сердце («у него голова была...квадратная!»):

- Я уж в милицию заявлять думала....

- А я только оттуда...

Именно баба Валя — ей тогда было 69 — сначала откачала узбека, а потом потащила в больницу, в СМЭ, к правозащитникам. Сердобольная женщина одна и парень из некогда братского народа стал ей как сын: в тот день, когда он «уехал за зарплатой», баба Валя ждала его, чтобы «лечить от простуды»...

Когда Рашид заявился в следственный отдел и пролопотал, что хочет подать заявление на милиционеров, там ошалели:

- Вали, парень. Миграционную службу позовем: ту-ту на родину поедешь!

- А у меня вот..., - узбек стал совать бумажки с регистрацией и разрешением на работу. - Еще дом есть. Я купил — в деревне...

В отделе вообще выпали: ну гастарбайтер — наглый, да еще с недвижимостью! А Рашид приехал в Воронеж в 2000-м, когда ему было 27. В Узбекистане у него родители, братья и сестры: детей пятеро, Рашид - старший. Здесь он кладет плитку — на эти деньги живет его семья... Но из отдела Рашида все равно вытолкали. В следующий раз он пришел с адвокатом.

Оплатить услуги адвоката помогли в московской благотворительной организации Комитет «Гражданское содействие» (поддерживает вынужденных мигрантов). Адвокат-правозащитник Ольга Гнездилова, по сути, провела собственное расследование и добилась, чтобы спустя полгода — в октябре — возбудили, наконец, уголовное дело, Раззакова официально признали потерпевшим.

- Когда милиционеры забирали Рашида, они действительно были уверены: он убийца. На него якобы указала одна из свидетелей, - рассказывает Ольга. - Но я выяснила: эта женщина психически нездорова, ее показания вообще учитываться не должны. Когда же милиционеры поняли, что, мягко говоря, дали промах, началось интересное: вдруг появился некий протокол, из которого следовало, будто Рашида задержали... в понедельник, 27 апреля, около 21.30 на Ленинском проспекте за нецензурную брань. Запись об этом в журнале дежурного появилась в самом хвосте — после тех, кого привозили в 10, в 11 вечера.... Милиционеры объясняли: забегались — забыли вписать.

Я общалась с Рашидом — русский дается ему нелегко: понять можно, но сложно. И говорит узбек тихо. Как бедняга мог настолько четко проорать исконно русские фигуры речи, чтобы нарушить спокойствие граждан — загадка. Зато милиционеры нашли целого свидетеля, проживающего на Ленинском проспекте в доме 196. Но когда проводили проверку в УСБ, выяснилось: жилого дома дома с таким номером нет...

В рамках расследования судмедэксперты насчитали на теле Рашида не менее 13 повреждений плюс два сломанных ребра и подтвердили: синяки могли наставить «твердым тупым предметом» (кулаком, например, - Авт.) в период с 26 по 28 апреля (когда, напомню, тот находился в милиции). Но через год — 25 ноября 2010-го — уголовное дело все-таки приостановили на неопределенный срок: следователи не смогли установить, кто именно из милиционеров бил и унижал человека. Хотя следователи работали сильные — практически всех знаю лично. Я прочитала постановление о приостановлении: впечатление, что дело умело развалили. Не следствие — кто-то другой... Например, следователи установили: телефоном, с которого звонили прорабу Славе, в то время пользовался один из оперов. Но кто именно звонил — не установили (сами товарищи тогда не представились). Иномарка Ауди А8 тоже, как оказалось, принадлежала сотруднику милиции. Да только следователи захотели машину осмотреть, она — вы представляете! - сгорела... Рашид опознал двоих, которые его били - милиционерам обеспечили алиби родственники и коллеги. По поводу нескольких стражей порядка «засомневался» полиграф. Но на детектор их посадило управление собственной безопасности — в общем, тоже «стражи» - в котором посчитали: показания глупой машины не могут служить доказательством.

Адвокат Ольга Гнездилова вспоминает:

- На очных ставках милиционеры казались полностью уверенными: им ничего не будет. И если и признавались, что знают Рашида, то улыбались: мы с ним просто беседовали...

… Когда в 2009-м о смелом узбеке писали журналисты, милицейские начальники возмущались: насочинял, чтобы дискредитировать «органы». Сейчас в областном Главке МВД делают более дипломатичные заявления:

- У нас никого не били и не бьют. Если гражданин считает, что полицейские нарушили его права, пусть обращается к нам — тщательно разберемся. Нам важно вести с обществом конструктивный диалог.

А вы в это верите?

«КП-Воронеж» Вконтакте, Facebook, Twitter и Одноклассники