Звезды21 октября 2009 2:00

Борис Гребенщиков: «Музыку писать я не умею - не знаю нот»

В столице Черноземья легендарный БГ представил свой новый альбом и рассказал, почему не боится выкладывать новинки своего творчества в Интернете до выхода альбома. А также чем ему запомнилась недавняя поездка в Китай, про свое отношение к ТВ и к дочери

В понедельник в клубе «100 ручьев» поклонники легендарного БГ одними из первых в стране «живьем» услышали песни из его свежего альбома «Пушкинская, 10». К Воронежу Борис Борисович, видимо, очень трепетно относится, раз приезжает к нам ежегодно. И общаясь с «Комсомолкой» перед концертом, музыкант это подтвердил.

БГ покусала воронежская фанатка

- Борис Борисович, после концерта в Альберт-холле (знаменитый старинный концертный зал в Лондоне, в котором ежегодно проводятся сотни концертов мировых звезд, церемоний награждений, благотворительных акций и т.д. - Ред.) вы в одном из интервью вскользь бросили, что выступать там «нормально, как в клубе в Воронеже». Это вы так пошутили или нам можно гордиться?..

- Это не шутка. Любой концерт состоит в том, что мы приходим играть, а люди приходят нас слушать. Для меня залы все равноценны, потому что люди все равноценны. Мы не имеем никакого права относиться к какому-то залу лучше или хуже, как и к людям. Поэтому для меня «Альберт-холл» - место очень знаковое, сильное, но «Сто ручьев» в Воронеже ничуть не хуже.

- Просто вы у нас довольно часто бываете, в последнее время года три подряд.

- Я был у вас много раз. Лет 10 - 15 назад одна девушка тут попыталась меня укусить. За бок, - лукаво улыбаясь, признался Гребенщиков, вспомнив случай, произошедший с ним в нашем городе.

- Ничего себе поклонница! - поразились мы.

- Да не поклонница. Просто сексуально озабоченная, - довольно протянул БГ, но в дальнейшие подробности не стал вдаваться.

На музыке не заработаешь

- Борис Борисович, вы в отличие от других звезд выкладываете свой альбом в Интернет еще до выхода новых дисков в свет. Хотя обычно звезды очень боятся пиратов, потери прибыли... Вы очень просто относитесь к деньгам, они вас в принципе не интересуют? Почему вы это делаете?

- Потому что на музыке денег не заработаешь. Те, кто считает, что это можно сделать, забывают, что при этом они теряют саму музыку. На те деньги, которые они заработают, удовольствия все равно не купить. Я получаю значительно больше, не зарабатывая на музыке, чем они, зарабатывая и не зная, что с этими деньгами делать.

- На сайте, на котором вы выложили свои песни, платят за них, сколько не жалко. А вы сколько готовы отдать за музыку?

- Если бы я покупал альбом группы, которая меня интересует, я бы не очень заморачивался тем, сколько за него платить. Нужно - заплачу доллар, нужно - десять, сто. Пожалуйста. Если меня действительно в тот момент интересует та музыка.

- Вы говорите, что в последнем альбоме «уловили» вибрацию здания на улице Пушкинской, 10 (в Питере по этому адресу размещается студия и мастерская «Аквариума», а также долгие годы был центр собрания советского андеграунда - художников, литераторов и музыкантов - Ред.). И что эта вибрация какая-то мистическая...

- Да, мы ставили счетчики. И на протяжении последних девяти лет записывали подобные вибрации. Потом путем сложной компьютерной программы переводили их в ноты и записывали на соответствующих инструментах.

- А мистические ситуации во время записи были?

- Вся жизнь в том месте - сплошная мистическая ситуация. Там реже встретишь живого человека, чем привидение.

- И вас они посещали?

- Все время.

- Это были призраки известных музыкантов?

- Нет, они, как правило, в другом месте тусуются. Но это неважно, за гранью все очень сильно меняется: известный музыкант может быть там теленком или куском обоев.

«Китай тот же «совок», только в другой интерпретации»

- Вы недавно были в Китае, вам там понравилось?

- Да. Но большой разницы между ними и нами нет - один и тот же «совок». Только разная интерпретация.

- Что вы там делали?

- Занимался тяжелым, кропотливым, зубодробительным трудом.

- Музыку писали?

- Я не могу писать музыку. Я нот не знаю. Поэтому музыку писать не умею. Я, собственно, не музыкант. В моей трудовой книжке, которую я, кстати, потерял много лет назад, никогда не было такой записи. И вообще музыкант - очень тяжелая профессия. Ты должен играть то, что тебе скажут.

- Чем-то поразила вас эта страна? Вы там чем вдохновлялись?

- Ничем не поразила. А вдохновлялся я там гаоляновой водкой.

- Она лучше вдохновляет, чем наша?

- Не знаю. Они разные. Мне просто было интересно. В других странах я пью их напитки. Как сообщающийся сосуд, я постепенно позволяю проникать в себя. Потом посмотрим, что из этого выйдет.

- То есть выльется ли это в песни?

- У меня нет никакого желания, чтобы что-то выливалось в песни. Если песня будет нужна, она напишется. Это не мое дело. Я просто живу. Для меня песня вторична по отношению к жизни.

- У вас интересный медальон, из Китая привезли?

- На нем изображен мой духовный учитель, мы с ним были знакомы около двух лет - до его смерти.

- Кстати, каким должен быть настоящий учитель, по-вашему? Поклонники ведь считают вас гуру в музыке...

- Для этого есть очень жесткий критерий. Человек должен на самом деле знать то, чему учит. Если учишь водить машину, ты должен сам в совершенстве водить. А если учишь просветлению - должен быть сам просветлен. И еще нужно не только таковым быть, но и уметь передавать знания. А сочетание этих двух свойств - достаточно редкое. В Китае все понимают, что словами ничего передать нельзя. Мне рассказывали про одного даосского учителя, к которому люди, чтобы с ним провести хотя бы полдня, записываются за полгода. И когда человека допускают до учителя, тот с ним не разговаривает. Он вместе с учеником работает в огороде. И ученик уезжает, приобщившись к великому. А уж как он распорядится полученным - его дело.

Зачем озонировать сортир?

- Вы ведете передачи на радио, а почему на ТВ не хотите что-нибудь сделать?

- Я с пренебрежением отношусь к телевидению, потому что через этот ящик на человечество льется огромное количество грязи.

- Вы могли бы нести что-то светлое.

- Зачем пытаться озонировать воздух в сортире? Бесполезно. Лучше построить другое здание.

- Вы как-то участвуете в общественной жизни своего города? Например, как относитесь к строительству небоскребов в Питере? Олег Басилашвили выступал против...

- Никак не отношусь, так как не вижу никакой силы, которая смогла бы это остановить. Я не верю в силу общественного мнения. И я счастлив, что Олег такого высокого мнения о себе и думает, что его мнение что-то значит. Я не видел пока в России примеров того, чтобы мнение общества что-то останавливало. Если увижу, то буду счастлив.

- Тем не менее в этом году вы участвовали в благотворительном проекте - вместе с другими звездами делали пасхальные яйца, деньги от продажи которых пошли на помощь воспитанникам детских домов Петербурга. Как вы украшали свое яйцо и за сколько его продали?

- Я даже не помню. Потому что эти проекты - такая халява! Откровенная ложь от начала до конца. Чудовищная, непотребная. И я на это соглашаюсь только тогда, когда мои родственники меня долго уговаривают, потому что если я этого не сделаю, их просто казнят.

- Считаете себя честным человеком?

- Не знаю, мне никогда в голову не приходило об этом задуматься.

- Недавно тюменский юрист через Генпрокуратуру РФ требовал лишить вас ордена «За заслуги перед Отечеством», потому что якобы в текстах ваших песен усмотрел пропаганду наркомании, алкоголизма и тунеядства. Чем закончилась эта история?

- Она и не начиналась. Из Тюмени мне сообщили, что этот человек никакой не юрист. Он профессиональный провокатор, который все время тем и занимается, что кого-нибудь с кем-нибудь стравливает. Видимо, получает от этого удовольствие. Например, он, не являясь «голубым», устроил гей-парад. Для того, чтобы пришли менты и побили геев. Это уже многое говорит о его морали. И то, что он по поводу меня высказывал - меньшее из всего, что он делал. Я же за него молюсь - пусть ему получше будет.

- Ну а вы способны от ордена отказаться?

- Даже если мне предложат крупную сумму, я скажу жесткое «нет», я не размениваюсь. Честь, оказанная мне руководителями государства, так велика, что за деньги ее не купить. И не продать.

«Горжусь, что дочь никогда не пользовалась моим именем для пробивания стен»

- Вас не обижает, что ваша дочь Алиса называет вас не папой, а папой Борей?

- Да? Я впервые об этом от вас слышу. Ну а как ей меня называть - папой Митей? Она же выросла с другим папой, а не в моем обществе. И видела меня раз в год - на три минуты. Кстати, я перед ней снимаю шляпу. Алиса умница - никогда в жизни не пользовалась моим именем в качестве лома для пробивания стен. Того, чего добилась, она добилась совершенно самостоятельно.

- Алиса рассталась со своим мужем еще до рождения ребенка. Вы не сумели подстраховать дочку от повторения ваших ошибок?

- Почему вы считаете, что это было ошибкой? Когда люди расходятся - это исправление ошибки. Кстати, в том, что я с кем-то сходился или расходился, ошибки не было никогда.

- Как вы относитесь к участию Алисы в шоу «Ледниковый период»?

- Я слышал от нее минут 10 назад, что она снимается в Киеве в каком-то сериале...

- Кто же тогда, по-вашему, в «Ледниковом периоде» выступает?

- Может быть, я. У нас система взаимозамены. Никто не знает, кто-то из нас когда выходит на лед: я или она, или мой сын, ее брат. Мы идеально похожи и отличить нас, когда мы очень захотим, бесполезно. Часто внук Алексей на сцене стоит вместо меня.

- Вижу, у вас сегодня юморное настроение.

- У меня вообще нет чувства юмора.

- Со своим внуком, сыном Алисы, вы общаетесь? Колыбельные ему писали?

- Только симфонию. Нет, ораторию... Это я язвлю.

- Он уже знает ваши песни?

- Наизусть. Все. Уже пишет аранжировки. Ну о чем вы говорите - ему всего полтора годика!