Происшествия

В Воронеже мать подарила сбившему насмерть ее сына водителю книгу Достоевского «Преступление и наказание»

Суд приговорил Максима Баранова к 2,5 годам колонии-поселения
Максим Баранов с книгой, подаренной ему матерью студента, которого он сбил насмерть.

Максим Баранов с книгой, подаренной ему матерью студента, которого он сбил насмерть.

Фото: Юрий КОЗЛОВ

По делу, год назад взволновавшему едва ли не весь Воронеж, наконец-то вынесли приговор. Последнее заседание было долгим. И мучительным для родственников сбитого насмерть 6 июля 2019 года на «зебре» у моста на Московском проспекте 19-летнего студента ВГУ Дмитрия Божка. Особенно для его матери.

«СО МНОЙ СЫН ВСЕГДА ЕЗДИЛ АККУРАТНО»

Но вначале слово дали отцу 20-летнего водителя Максима Баранова, обвиняемого в смертельном ДТП, Виталию. Мужчина, работавший в строительном бизнесе, выглядел уверенно. Вначале он рассказал о том самом «Мерседесе», на котором его сын сбил насмерть студента:

- Машину 1998 года выпуска купили в Абхазии за 250 тысяч рублей у нашего друга, в хорошем состоянии. Там цены на автомобили ниже, чем у нас. Вечером 6 июля я попросил сына подъехать на его «Мерседесе» забрать меня из ТЦ «Галерея Чижова». Он обещал быть через десять минут. Проходит 15 – нет. Позвонил сыну, трубку взяла врач, оказывавшая ему помощь. Максима после аварии отвезли в БСМП, у него были сильные ушибы, травма легких, из-за которой было нарушено дыхание. Незадолго до ДТП машина проходила техосмотр, все с ней было в порядке. Когда ездил с сыном, а он был за рулем, то Максим всегда ездил аккуратно. В тот вечер его подрезала «Ауди», он совершил неудачный маневр, потому и случилась авария.

Виталий Баранов на заседании суда держался достаточно уверенно.

Виталий Баранов на заседании суда держался достаточно уверенно.

Фото: Юрий КОЗЛОВ

- Как же тогда объясните, что камеры в тот день зафиксировали, что на дамбе Чернавского моста он ехал со скоростью 153 км/час? – не выдержал брат погибшего студента Алексей.

- Не знаю, могу сказать только, как он вел за рулем в моем присутствии, - ответил Виталий Баранов. – А что касается того, что случилось на дамбе. Что могу сказать, ума нет… Как только узнали реквизиты родителей Дмитрия Божка, перевели им 131 тысячу рублей в качестве компенсации материального ущерба и по 290 тысяч родителям и брату – по моральному. Сын после ДТП стал каким-то более смиренным, все время слушается. А еще он всегда помогал ухаживать за дедом, которому сейчас 80 лет.

Судья Анатолий Черных заметил:

- Вы же не могли не знать, что незарегистрированные иностранные автомобили, каким являлся «Мерседес» вашего сына, до недавнего времени фактически нельзя было оштрафовать из-за пробелов в законодательстве. А значит, косвенно дали повод думать сыну, что можно и превысить скорость, покрасоваться перед девочками.

«КОЛОНИЯ НЕ СДЕЛАЕТ ВАС ЛУЧШЕ»

Вслед за Барановым-старшим выступил представитель прокуратуры Ярослав Литвинов:

- У Максима Баранова есть смягчающие обстоятельства – положительные характеристики с мест жительства и работы, отягчающих нет. Кроме того, его показания помогали расследованию обстоятельств ДТП. Учитывая, что его преступление относится к категории средней тяжести, считаю, что ему можно назначить наказание по части 3 статьи 264 УК РФ «Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств», повлекшее по неосторожности смерть человека» - три годам колонии-поселения и на тот же срок лишить его водительских прав.

Представитель прокуратуры Ярослав Литвинов не нашел отягчающих обстоятельств в преступлении Максима Баранова.

Представитель прокуратуры Ярослав Литвинов не нашел отягчающих обстоятельств в преступлении Максима Баранова.

Фото: Юрий КОЗЛОВ

По поводу слов Литвинова о содействии Баранова следствию протестовали и отец сбитого насмерть студента Олег Божок и адвокат пострадавшей семьи Алексей Гапон. Оба они выразили уверенность, что показания водителя «Мерседеса» никак не способствовали раскрытию преступления, в отличие от слов свидетелей и заключений экспертов.

Алексей и Олег Божок во время суда.

Алексей и Олег Божок во время суда.

Фото: Юрий КОЗЛОВ

Но эмоциональнее всех выступила мать погибшего студента Светлана Божок. Она начала с того, что поставила перед Максимом Барановым портрет ее сына в фотографической рамке:

- Посмотрите на это лицо, - сказала она подсудимому. – На суде вы просили прощения. Но как я могу это сделать? Простить значит полюбить вас? Забыть ту боль, которую вы причинили нашей семье? (Светлана Божок временами прерывалась, слезы душили ее – Ред.) Мой сын Дмитрий закончил школу с золотой медалью, был призером физико-математической Олимпиады, учился в ВГУ, получил звание кандидата в мастера спорта по шахматам, при этом не был «ботаником», играл в футбол, баскетбол. Поступил на один из самых сложных и сильных факультетов ВГУ – прикладной математики и механики (ПММ). Как вас простить? Остается только посочувствовать. Вы покрыли пятном позора свою семью. То место, где вы можете оказаться, колония-поселение не сделает вас лучше, не воспитает ответственность.

Светлана Божок пришла с портретом сына.

Светлана Божок пришла с портретом сына.

Фото: Юрий КОЗЛОВ

Преодолев очередной приступ рыданий, Светлана Божок продолжила:

- Как учитель я хочу вам дать домашнее задание. Мой сын Дима прошлым летом перечитывал роман Достоевского «Преступление и наказание». Он никогда не заворачивал страницы, где остановился, не делал закладки. Но точно знаю, что он не успел эту книгу перечесть. Так вот, я дарю вам этот роман. Конечно, не ту книгу, которую читал сын, другую. Но советую вам ее прочитать и задуматься.

И передала роман.

- Спасибо, - ответил Максим Баранов. Все оставшееся время он то вертел книгу в руке, то клал ее на стол.

Адвокат семьи Божок Алексей Гапон после такой речи вернулся к прозе жизни:

- Для меня очевидно, что Максима Баранова нужно взять под стражу в зале суда. И так уже больше года он под домашним арестом, что в принципе закон не допускает. Боюсь, что под различными предлогами: знакомство с делом, болезнь, иные причины, в колонии-поселении Баранов может так и не оказаться, что в конечном счете сведет наказание к нулю. Вообще он занял удобную позицию: вроде виноват, но с какой скоростью ехал, не помню, и вообще в тот момент все из памяти выпало.

Адвокат Максима Баранова Александр Федоров высказал противоположное мнение:

- Считаю, что именно подрезавшая «Мерседес» моего подзащитного «Ауди» вынудила его сделать тот самый роковой маневр. Он должен был тормозить, но не дергаться резко в сторону. Однако в тот момент он растерялся. Считаю, что злую шутку, хотя это мягко звучит, учитывая, что случилась такая трагедия, с Максимом сыграла то, что, действительно, машину с иностранными номерами тогда еще было трудно оштрафовать. Это рождает вседозволенность. В то же время знаю, к сожалению, как плохо готовят к трудным дорожным ситуациям в наших школах, «заточенных» только на сдаче экзаменов. То, что Максим не помнит, с какой скоростью ехал, можно объяснить защитной реакцией организма. Случаются такие провалы в памяти нередко. Однако хочу заметить, что он никогда не спорил с тем, что виноват в аварии.

«МЕРСЕДЕС» ПРОЛЕТЕЛ ПРЯМО НАД ГОЛОВАМИ ВЛЮБЛЕННОЙ ПАРЫ

Судья Анатолий Черных после этого удалился в совещательную комнату. Выйдя после этого, он напомнил картину ДТП и показания свидетелей:

- «Мерседес» около 20.10 6 июля 2019 года перестроился в крайний правый ряд. По утверждению Баранова, из-за «подрезавшего» его «Ауди». Однако показания свидетелей по этому поводу не позволяют подтвердить его слова. Такую иномарку, действительно, видели. Однако делала ли она опасный маневр или нет, утверждать они не берутся. Экспертиза осторожно показала, что «Мерседес» ехал со скоростью более разрешенной на этом участке 62,7 км/час. В то же время есть показания свидетелей, которые посчитали, что он мчался около 100 км/час. Хотя доказательством они также считаться не могут. Факт – то, что он сбил Дмитрия Божка, от страшного удара молодой человек полетел вниз – на разделительную полосу под мостом. Туда же вскоре упал и «Мерседес», пробивший бордюр и ограждение.

Место ДТП после аварии.

Место ДТП после аварии.

Фото: из архива «КП»

Анатолий Черных также озвучил весьма любопытные показания парня и девушки, оказавшихся вечером 6 июля под мостом:

- Молодой человек недавно защитил курсовую по мостам. И хотел наглядно показать своей знакомой, как он устроен. Для этого незадолго до ДТП они спустились под мост на Московском проспекте, так, что дорога была на уровне их голов. Тут они услышали страшный грохот. И увидели, как прямо над их головами взлетел «Мерседес», пронесся над насыпью, ударился капотом в дорогу и перевернулся на крышу. Потом подбежали люди, начали вытаскивать Баранова и его пассажира из машины, и подъехавшие спасатели начали ее тушить.

Затем судья приступил собственно к оглашению решения:

- Максим Баранов с учетом года домашнего ареста, где день считается за два в месте отбытия наказания, проведет в колонии –поселении 2,5 года. Кроме того, он обязан выплатить моральный ущерб – по 1 млн. 210 тысяч рублей всем членам семьи Божок – родителям и сыну. Также Баранов лишен водительских прав на три года.

Судья Анатолий Черных согласился с мнениями представителя прокуратуры и адвоката семьи Божок.

Судья Анатолий Черных согласился с мнениями представителя прокуратуры и адвоката семьи Божок.

Фото: Юрий КОЗЛОВ

После оглашения приговора Максима Баранова завели за решетку в зале суда (ранее он сидел вместе с защитниками «на воле»). Его начали готовить к отправке в СИЗО № 1. Там он пробудет до того, как приговор вступит в законную силу. Ни адвокаты, ни члены семьи Божок, ни отец Баранова пока не готовы сказать, будут ли обжаловать судебное решение.

После приговора Максима Баранова переместили за решетку.

После приговора Максима Баранова переместили за решетку.

Фото: Юрий КОЗЛОВ

Правда отец погибшего студента Олег Божок бросил:

- Вообще-то максимальный срок наказания по этой статье - пять лет колонии-поселения...

Из чего можно сделать вывод, что приговор он считает мягким.