2018-11-13T22:21:29+03:00

Смогут ли уроки ПДД в школах воспитать безаварийное поколение?

Смогут ли уроки ПДД в школах воспитать безаварийное поколение?Смогут ли уроки ПДД в школах воспитать безаварийное поколение?

Разговор о безопасном поведении детей на дороге – не «про обучение», а «про воспитание»

Смогут ли уроки ПДД в школах воспитать безаварийное поколение?

00:00
00:00

Гостем очередного выпуска программы «Россия в движении» – главного федерального проекта о дорогах, которые нас объединяют – стал директор Департамента государственной политики в сфере защиты прав детей Министерства просвещения Российской Федерации Евгений Сильянов.

Смогут ли уроки ПДД в школах воспитать безаварийное поколение?.

Челышев:

- Здравствуйте! Вы слушаете радио "Комсомольская правда". Это программа «Россия в движении» - главный федеральный проект о дорогах, которые нас объединяют. В студии его ведущие – президент экспертного центра «Движение без опасности» Наталья Агре и я, Антон Челышев. Сегодня, возможно, вообще главный выпуск нашей программы. Потому что он будет посвящен детям. У нас в гостях директор Департамента государственной политики в сфере защиты прав детей Министерства просвещения Российской Федерации Евгений Сильянов. Евгений Александрович, здравствуйте.

Сильянов:

- Добрый день, коллеги.

Агре:

- Я думаю, начать надо с того, чтобы сказать: за последние десятилетия было сделано действительно много. И в первую очередь – Министерством тогда еще образования. Каждый раз, когда мы говорим о дорожно-транспортных происшествиях, мы прекрасно понимаем, какую роль играет процесс воспитания. Мы, взрослые, тоже когда-то учились в школе и проходили безопасность дорожного движения. Сегодня мы хотим, чтобы учреждения образования уделяли этим вопросам больше времени. Еще несколько лет назад родители не сильно понимали, зачем вообще тратить на это учебные часы. Но тенденция, к счастью, меняется. Мы, с моей точки зрения, смогли сохранить весь лучший опыт предыдущих поколений (к примеру, движение Юных инспекторов) и пытаемся привнести что-то свое. Но это – мое видение. А что скажете вы, Евгений Александрович? Что сейчас меняется? Что требует доработки?

Сильянов:

- Сохраняется действительно лучший опыт. Необходимо сохранить обязательную часть преподавания правил дорожного движения. Федеральный государственный образовательный стандарт это предусматривает. В начальной школе правила изучаются в рамках уроков по окружающему миру. В средней школе – на курсе основ безопасности жизнедеятельности. Но образовательная программа, как известно, состоит из обязательной и вариативной частей, и последняя формируется всеми участниками образовательного процесса. У нас есть возможность разнообразить программу, подключается система дополнительного образования. Но, помимо всех образовательных учреждений, должны быть еще и социально значимые взрослые – родители. Резюме: если речь идет о правилах поведения на дороге, надо говорить не про обучение – оно сегодня предусмотрено ФГОСом, – а про воспитание.

В воспитании есть два подхода: «делай, как я сказал» и «делай как я». В первом случае дети понимают правила, но, когда они приходят домой и идут с родителями через проезжую часть, у них когнитивный диссонанс наступает. Они помнят, что говорили в школе, но родители делают по-другому! И эффекта от школьных занятий – нет! Наша задача – сделать родителей участниками процесса обучения. Такой опыт у нас есть: с 2017 года проводится конкурс «Безопасная дорога – детям». Участвуют семейные программы: когда дети делают проекты вместе с родителям. Эффект – и от конкурса, и от проектов – ошеломляющий. В первый год проведения мы получили порядка 4 тысяч заявок из 72 субъектов. Оказалось, что родителей действительно беспокоит то, как дети впитывают информацию о безопасности дорожного движения и как потом могут на практике применять навыки безопасного поведения на дороге.

Агре:

- Насколько профилактическая работа с родителями рекомендована в рамках родительских собраний?

Сильянов:

- Роль родительских собраний нельзя преуменьшать. На таких мероприятиях нам удается достучаться до родителей. Нами и партнерами разработан большой спектр программ вовлечения родителей в процесс научения ребенка правилам поведения на дороге. И это дает эффект.

Агре:

- В ряде регионов есть «родительский патруль», который следит за тем, как детей переводят через дорогу. Проверяют наличие детских автокресел, световозвращающих элементов на одежде. Вот пример помощи гражданского общества учебным заведениям.

Сильянов:

- Главное, что родители сами становятся участниками процесса обучения. Вовлеченность родителей всегда дает позитивный эффект. Хорошо, когда родители не испытывают отторжения к школьной программе и не пытаются заставить ребенка делать не так, как в школе учили. Если родители принимают участие в образовательных процессах, следят за реальной ситуацией на дорогах, а потом разбирают конкретные нарушения – они внутри процесса обучения, а не в стороне от него. Только так и меняется менталитет. Если мы говорим о нулевой смертности, о том, что необходимо коренным образом что-то менять, то надо менять в головах взрослых. А они, в свою очередь, научат своих детей.

Агре:

- Сегодня нет вузов, которые бы готовили преподавателей по безопасности дорожного движения. Какие перспективы вы видите в этом вопросе?

Сильянов:

- Работу по повышению квалификации педагогов мы начали еще в рамках реализации госпрограммы «Безопасность дорожного движения». В ней есть раздел по разработке курсов повышения квалификации преподавательского состава и по проведению самих курсов. Созданы два федеральных центра подготовки педагогов автошкол: в Тихоокеанском госуниверситете в Хабаровске, а также в Омске. Следующий будет открыт в Москве. Задача этих центров – аккумулировать лучший опыт по подготовке профессионалов и транслировать его на страну. В рамках Стратегии мы планируем эту работу усилить.

Челышев:

- Автошколам своих специалистов в эти центры отправлять не по карману. Может, повышать квалификацию дистанционно?

Агре:

- Послушай, мы в автошколах провели целую реформу, чтобы уйти от процесса экстерната. Потому что выросло целое поколение водителей, которые вроде как умеют, но на самом деле не умеют, да и не знают.

Челышев:

- Но человек, который будет иметь квалификацию водителя-инструктора, все-таки, я надеюсь, уже умеет и водить авто, и обучать этому других. А суть новых методик можно и по скайпу объяснить, наверное. Кстати, почему бы на инструктора автошколы не обучать в рамках среднего учебного заведения. Но это так, идея. А вопрос вот какой: может ли детям преподавать безопасность дорожного движения педагог, у которого нет водительских прав?

Сильянов:

- А есть ли здесь прямая связь? Когда мы говорим про изучение детьми правил безопасного поведения на дорогах, мы не ставим цель выдавать на выходе водительское удостоверение. Мы должны научить ребенка безопасному поведению на дорогах. В стране выстроена целая сеть центров повышения квалификации педагогов. В каждом субъекте есть либо институты повышения квалификации, либо институты развития образования. Разработаны модули для педагогов ОБЖ. Это система, которая реализуется в масштабах страны.

Челышев:

- Прекрасно, что педагогов учат учить, но человек, который сам водит авто, имеет больше опыта применения правил на практике, он может понятнее объяснить какие-то вещи даже детям.

Сильянов:

- Дискуссионный вопрос. Есть разные мнения. Некоторые эксперты пытаются опровергнуть эту связь. Говорят: по такой логике, никто детям не расскажет о вреде курения лучше человека, который курит сам.

Агре:

- Поддержу Евгения Александровича. Мы открыли 35 центров обучения детей правилам безопасности дорожного движения. Не все преподающие там педагоги – с водительскими правами. Здесь важнее, чтобы человек понимал все риски, связанные с поведением на дороге. Но преподавать человек должен не любительски, а профессионально.

Челышев:

- Вы сказали, что нет задачи вручать детям удостоверение по окончании школьного курса. Вопрос: а почему, собственно, нет? Почему бы не построить программу так, чтобы, оканчивая 11-й класс, дети имели на руках категорию А и В и в 18 лет получали удостоверение? Школа наблюдает за детьми с раннего возраста и точно знает, у кого есть склонности к девиантному поведению, а у кого нет, кому можно выдавать права, а кто - неблагонадежный. У подростков появляется отличный стимул учить правила дорожного движения на совесть и вообще вести себя правильно.

Сильянов:

- А вот это уже не тема для дискуссий, а задача, вектор развития, ответ на вопрос, что нового мы можем ввести в системе образования. В конце ноября пройдет конференция, посвященная движению ЮИД – Юный инспектор движения. На ней мы и хотим обсудить с коллегами из регионов то, о чем вы сейчас спросили. Вы говорите о вариативности: либо сразу выходить на сдачу экзамена, либо предусмотреть возможность преференций при его сдаче. Вариантов много, но нужно смотреть, насколько мы в состоянии вписаться в ФГОС, в нормы СанПиНа. Наши дети перегружены, количество занятий зашкаливает, как внедрить еще и ПДД на серьезном уровне? Но идея заслуживает внимания и развития – я за это двумя руками.

Что касается существующей практики: в субъектах есть образовательные организации, которые переняли опыт УПК – учебно-производственных комбинатов. Я сам проходил через такой комбинат, будучи школьником, и именно так научился водить и получил впоследствии права. Сегодня в ряде образовательных организаций в том или ином виде эта система продолжает свою жизнь. Но, как вы знаете, к автодромам для обучения и сдачи экзаменов сегодня предъявляются высокие требования. Ни одна общеобразовательная школа это не потянет в предусмотренном объеме.

Агре:

- ГАИ уже предложила уйти от обязательной площадки при лицензировании автошкол. Площадку может арендовать любое учебное заведение. Здесь можно рассматривать систему ЮАШ – юношеских автошкол. Сегодня она крайне недоразвита. Но нужен системный подход, в частности вовлечение родителей. Они всегда помогают ребенку определиться с дополнительными занятиями, а, значит, могут сказать: сюда ты пойдешь и научишься, к примеру, танцевать, а здесь у тебя появится возможность научиться водить авто и получить водительские права. Тогда и ребенку будет легче выбрать. Во многих странах система безопасного участника дорожного движения действует, при этом она «довешивается» еще лицензией на управление транспортными средствами.

Сильянов:

- Абсолютно поддерживаю. Приглашаю к диалогу на предстоящей конференции.

Челышев:

- По поводу СанПиНов. Далеко не каждому выпускнику школы понадобятся в большом объеме его знания по любому предмету. А знание правил дорожного движения ему нужно, даже если он на всю жизнь останется пешеходом. Получается, что потребность школьника в получении жизненно важных навыков мы пока просто игнорируем.

Агре:

- Не сгущай краски! В рамках нацпроекта планируется открытие детских центров по безопасности дорожного движения в каждом городе с населением от 50 тысяч человек. Это будет покрывать процентов 80-85 % детей страны.

Челышев:

- А почему от 50 тысяч человек? У нас чем меньше город, тем хуже там дорожно-транспортная инфраструктура. И правосознание граждан тоже, к сожалению…

Агре:

- Эти центры предполагают наличие мобильных пунктов, педагоги смогут выезжать и обучать детей в тех населенных пунктах, где таких центров не будет. Главная задача – не только количество, но и качество. Безопасность дорожного движения – это и вопросы экономики в том числе, предполагающие и преподавательские ставки, и переподготовку педагогов.

Челышев:

- Приходилось слышать, что нынешнее поколение взрослых людей в среднем по миру везде несколько наплевательски относится к правилам дорожного движения и к собственной безопасности. Взрослых не исправить, значит нужно сконцентрировать свое внимание на детях.

Сильянов:

- Если говорить о менталитете, надо брать несколько шире и говорить о законопослушном поведении. А оно должно включать в себя, в том числе, и безопасное поведение на дорогах. Считаю, что работать нужно со всеми группами. Да, с детьми в первую очередь, но и со взрослыми – тоже. Надо работать с родителями, тогда у нас будет синергетический эффект, который приведет к позитиву. И вовлекать в эти процессы как можно больше людей.

Агре:

- Не считаю нынешнее поколение взрослых потерянным. За последние десятилетия мы научили взрослых пристегиваться, пользоваться детскими автокреслами, снизился уровень агрессии на дорогах. Люди стали по-другому относиться к нетрезвым водителям. Они понимают, что такие нарушители представляют большую опасность для других участников дорожного движения. С детьми ситуация еще лучше. По статистике ГАИ, у нас наметилась прекрасная тенденция: все последние годы стремительно сокращается статистика попадания в ДТП детей-пешеходов. Но хотелось бы спросить о том, как еще взрослые могут помочь детям. Мы много раз обращались к коллегам из Минпромторга относительно обязательной интеграции световозвращающих элементов в верхнюю одежду. Тему надо выносить на государственный уровень.

Сильянов:

- Эта тема поднимается часто. Все, что работает на безопасность наших детей, является для нас приоритетом. Если есть механизмы, которые могут усилить эту безопасность, мы готовы их поддержать. Но требовать мы можем только то, что утверждено в правилах безопасности дорожного движения и других законах.

Агре:

- Куда еще обратиться, чтобы эта инициатива была поддержана?

Сильянов:

- Все, что от нас зависит, мы готовы сделать. Мы готовы выходить на разные площадки и убеждать коллег в эффективности этих вещей.

Агре:

- За последние два года серьезно усложнилась процедура групповых перевозок детей. С другой стороны, за эти два года ни один ребенок при групповых перевозках детей не пострадал. Как вы оцениваете ситуацию?

Сильянов:

- Мы четко понимаем, что в части нормативно-правового регулирования сегодня сделано все, чтобы это функционировало. Дальше стоит вопрос правоприменительной практики. Что касается автобусов, то многолетняя совместная программа Минпроса и Минпромторга по поставкам автобусов в регионы – продолжается.

Агре:

- Вернемся к перевозкам. На сегодня регламентированы групповые перевозки от 8 детей и выше. Но сфера допобразования (кружки, секции, танцевальные и музыкальные коллективы) такова, что часто нужно вывозить не 8 детей, а 2-3. И тогда поездки проходят не по правилам. Тренер выезжает на своей машине либо арендует ее. Едут в темное время суток, чтобы сэкономить на том же отеле. Приезжают к утру…

Сильянов:

- Согласен, проблема существует, и уже выносится на определенные площадки для обсуждения. Необходимо вносить изменения в существующие нормативные акты. Мы готовы подключиться к этой дискуссии. От образовательных учреждений дополнительного образования мы требуем неукоснительного соблюдения правил перевозки. Никакая экономия не перекроет жизнь и здоровье наших детей.

Агре:

- Можно ли закладывать в бюджет перевозку детей, даже если их не 8, а 4?

Сильянов:

- Можно, конечно, я никаких проблем не вижу. Вопрос в исполнении этого бюджета - вот о чем необходимо думать. Что касается перевозок, то у специалистов должно срабатывать элементарное чувство ответственности за жизнь и здоровье своих подопечных.

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
Региональная студия +7 (473) 261-11 56+7 (910) 04-02-733
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ