2019-06-13T09:00:09+03:00

Воронежцам показали спектакль про Льва Толстого, получивший три "Золотых маски"

Постановка с Евгенией Симоновой собрала два аншлага
Евгения Симонова.Евгения Симонова.Фото: Татьяна ПОДЪЯБЛОНСКАЯ
Изменить размер текста:

Не завидуйте гениям. Закулисье их жизни может быть по истине страшным. Примерно к такому выводу можно прийти, посмотрев спектакль «Русский роман», который привез на Платоновский фестиваль Московский академический театр имени Маяковского.

Захватывающую по своей трагичности историю жизни, любви и творчества Льва Толстого (получившую три "Золотых маски") режиссер Миндаугас Карбаускис поставил по оригинальной пьесе Марюса Ивашкявичюса. В ней как роман в романе переплелись личная история Толстого и его персонажей из «Анны Карениной». И не случайно. Драматург проводит мистическую параллель между произведением, считающихся одним из главных русских романов, и трагедией его автора.

- Роман «Анна Каренина» будто мстил Толстому. Перед написанием этой книги семья была счастлива, а потом произошел духовный кризис и трагедия, которую мы видим, - отметил Марюс Ивашкявичюс. - Было интересно углубиться в «Анну Каренину», другие произведения Льва Николаевича («Детство», «Дьявол»), в дневники его жены, записки его «злого гения» Черткова, благодаря чему жизнь Толстого можно увидеть с нескольких ракурсов.

Драматург признается, что это одна из вариаций, одна из попыток рассказать о жизни гения, вникнуть в смысл страстей, кипевших вокруг Льва Толстого. Сама фигура «глыбы русской литературы» выведена драматургом «за скобки». «Локомотивом» пьесы, центром истории бурных отношений, патологической ревности, душевных мук Ивашкявичюс сделал жену писателя Софью Толстую. Софья Андреевна положила свою жизнь на алтарь жизни и творчества гениального мужа, она была его музой и «чернорабочей», создавая комфортный тыл и переписывая его произведения. А еще ревновала любвеобильного мужа к его героиням, крестьянке Аксинье и редактору писательских трудов мужа Черткову.

Жизнь Софьи Толстой в спектакле поразительно проживает известная актриса Евгения Симонова.

- Вся пьеса пронизана любовью. Именно в счастливый период жизни с Софьей Андреевной Толстой написал самые великие произведения. Он с ней был счастлив, - считает Евгения Симонова. - У него была бурная молодость, но он мечтал о семье со множеством детей, и жена стала для него всем - помощницей, возлюбленной, матерью его детей. А когда у него начался духовный перелом, и она не смогла этому состоянию соответствовать, их отношения перешли в мучительную фазу. Думаю, там не было правых и виноватых: он гений, она - потрясающая женщина, но простая смертная, Для нее семья была самым главным. Софья Андреевна понимала, рядом с кем живет, и это было очень трудно.

Еще труднее жене Толстого далось противостояние с Чертковым. Неожиданный ход: режиссер роль «злого гения» семьи, соратника Толстого и его издателя доверил играть женщине. Татьяна Орлова призналась, что в своем инфернальном персонаже видит лишь один плюс – издание полного собрания сочинений Толстого после его смерти.

- Те из родственников писателя, кто видел наш спектакль - и Владимир Ильич, и Фекла Толстые - ненавидят Черткова так же, как и все, кто жил при Льве Николаевиче в Ясной Поляне и Хамовниках. Служители дома считали его абсолютным злом. Помимо больных вопросов с деньгами - он же забирал Толстого, уводил ото всех! – с жаром говорит о «злом гении» Евгения Симонова.

- Евгения, Павловна, как вы восстанавливаетесь после таких эмоциональных ролей? - поинтересовалась «Комсомолка» у актрисы.

- Актерская профессия - это постоянное насилие над собой, как балет или спорт. Репетиции - это расшатывание нервной системы. Мы все время себя переламываем. Но мы получаем от этого удовольствие. А как восстанавливаюсь? Сплю мертвым сном.

- У вас есть табу в профессии? На какую роль никогда не согласитесь?

- На роль в плохой пьесе уже имею право не соглашаться. Что касается отрицательных персонажей, то почему бы нет. Я играла в спектакле по пьесе Стриндберга «Отец», она очень страшная и гениальная. Там женщина изводит своего мужа, идет борьба не на жизнь, а на смерть. Я сначала хотела отказаться, не представляла, как к этой роли подступиться, это так далеко от меня. Но Олег Табаков сказал мне: «Знаешь, в нас так много всего намешано, что если порыться, то столько можно найти». И я согласилась. А потом, когда старшая дочь побывала на том спектакле, она сказала: «Мам, какая ж ты сволочь!».

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы: