2018-06-10T09:54:37+03:00

На Платоновфесте в Воронеже Антон Адасинский лег в гроб

Артист показал моноспектакль, посвященный клоуну
..Фото: Татьяна ПОДЪЯБЛОНСКАЯ
Изменить размер текста:

Два спектакля на восьмом Платоновском фестивале дал пластический театр DEREVO Антона Адасинского. Человек-оркестр (Антон Адасинский - актер, режиссер, хореограф, 6 лет работал в театре пантомимы Вячеслава Полунина «Лицедеи», ставил шоу в традициях пролетарского масскульта для группы «АВИА», снимался у Алексея Учителя и Александра Сокурова, танцевал Дроссельмейера в «Щелкунчике» Мариинского театра) привез в Воронеж новый спектакль «Последний клоун на земле». Это постановка синтетической природы искусства, соединяющая пантомиму, танец, комедию и философию. Адасинский, чьим самым известным амплуа является клоунада, исследует клоунскую природу, призывает запретить жить без смеха и увековечить Клоуна с большой буквы. Из запретного плода артист делает клоунский нос, а в конце постановки не боится лечь в гроб (хотя другие очень суеверны в таких вещах).

- Клоунство - это такое сжигание самого себя. У нас раздолбайская жизнь, разрыв стандартов. Надо в любых обстоятельствах быть «зажигалкой», - отметил артист. – Почему клоуны сейчас плохие? Клоунаде никто не учит - это форма жизни. А они учатся. Задача клоуна - в мелочах изменять мир. Хватит правил, мы все по уши в правилах и законах.

Мнения зрителей по поводу постановки разделились: одни восторгались, другие недоумевали.

- Сейчас очень сложно пробиться к публике - приходишь на спектакль, а ощущение, что перед тобой стена. Раньше люди были более открытые. Мы купались в их чувствах, а сейчас бывает просто не пробиться через эту стену из 500 людей. Они загружены своими делами, - признался в Воронеже Антон Адасинский. - Напряжение полей вокруг немереное. Телевидение, интернет, уже никем не контролируется. Прилагайте усилия, чтобы оградить детей от этого: от ящика, рекламы вокруг, от радио в такси или кафе. Пришел однажды в садик, дети кушают, а рядом телевизор орет негативные новости. Я говорю: «Может, уберем это?» Пришлось заплатить, чтобы телек «сломался». Я сейчас даже в театр не хожу, слушаю музыку и смотрю картины. Как реагирую на кризис? Чем хуже, тем больше ржу. Смех - что-то загадочное. Позывы гортани к рыданию и хохоту одинаковые, а на выходе получается совершенно разное. Я защищаюсь смехом от негатива.

Адасинский рассказал, что мечтает о фестивале театра DEREVO.

- Показать все, что мы делали в России, в одном фестивале, - это мечта. Я хотел бы привезти 5-6 спектаклей, мне кажется, это проще в Воронеже даже сделать. Подарить городу праздник. Хорошая мысль! Всего-то надо ЗИЛ-130 и деньги. Дадите?

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы: