Общество3 июня 2021 1:00

К годовщине создания Воронежской ГубЧК: «Они были разными, но в них, как в капле воды, отражалась наша история»

«Комсомолка» завершает серию публикаций о работе органов госбезопасности
Банковский отряд Красной гвардии. Фото из архива УФСБ по Воронежской области

Банковский отряд Красной гвардии. Фото из архива УФСБ по Воронежской области

3 июня исполняется 103 года со дня создания Воронежской ГубЧК, ныне – управления ФСБ. Сегодня мы предлагаем обратиться к ее истории в лицах чекистов, оставивших свой след в летописи края.

РЕВОЛЮЦИЯ И ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА

- Свершилась Октябрьская революция. В стране беспорядки и саботаж. Служащие банка в Воронеже 17 декабря 1917 года объявили забастовку и на работу не явились. На следующий день комиссар отделения Государственного банка Никита Павлуновский, в присутствии членов ВРК открыл помещение Госбанка для операций. Около банка собралась толпа, подстрекаемая меньшевиками и эсерами к расправе над комиссаром, - рассказал Виктор Шамаев, профессор кафедры Военного учебного центра при ВГУ, профессор Академии военных наук РФ. - Отряд рабочей боевой дружины разогнал толпу и арестовал организаторов контрреволюционного митинга.

Впоследствии Павлуновский организовал специальный Банковский отряд Красной Гвардии. , который сыграл большую роль в ликвидации контрреволюционных выступлений. Костяк отряда при организации в 1918 году ГубЧК войдет в ее состав.

3 июня 1918 г. на заседании Воронежского Губисполкома было принято постановление: «организовать Чрезвычайную Комиссию по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступностью в составе пяти членов». Его первым руководителем стал Никита Петрович Плавуновский.

С приближением линии фронта к городу, он формирует отряды из рабочих и во главе них выезжает на южный фронт. А 20 октября 1918 года, в бою с красновцами под Таловой Павлуновский геройски погиб.

В ходе гражданской войны к голоду и спекуляции добавился саботаж и провокации. Обстановка в городе и губернии была сложной. Бежавшие из Петрограда и Москвы, белогвардейцы, кулаки, эсеры, бандиты объединялись в шайки, устраивали саботажи, готовили покушения на партийных и советских работников, вынашивали планы о вооруженных выступлениях против власти рабочих и крестьян.

- Приехав в конце 1917 года в Воронеж, Отто Петрович Хинценбергс активно включился в работу. Вскоре его вводят в Губком партии, а затем избирают и в состав его Президиума, назначают комиссаром губернского управления земледелия и государственных имуществ, - продолжает Шамаев.

Хинценбергс много сделал для размещения только что прибывшего из Юрьева университета, оказывал помощь в улучшении жилищно-бытовых условий научных работников. Именно он решил разместить университет в здании бывшего Михайловского корпуса. Осенью 1918 года Хинценбергса назначают председателем Губчека. Под его руководством была раскрыта организация крупных спекулянтов, задержана партия товаров на полмиллиона рублей, предназначенных к отправке на Дон.

БОРЬБА С БАНДИТИЗМОМ

В марте 1919 года председателем Воронежской ГубЧК становится Рындин Тимофей Васильевич. Под руководством Феликса Дзержинского он ведет борьбу против эсеро-кулацких заговоров, участвует в боях с бандами Деникина, Мамонтова и Шкуро.

В апреле 1920 года на руководство ГубЧК назначается Никола Евгеньевич Алексеевский. Он принимает активное участие в борьбе с бандитизмом в Острогожском и Богучарском уездах.

В начале декабря 1920 года банда атамана Колесникова была разгромлена.

- Возвращаясь в Воронеж после операции по ликвидации банды атамана Колесникова, Алексеевский, Мордовцев и сопровождающие их пять бойцов были застигнуты врасплох остатками банды в селе Скноровке Кантемировского уезда. Не желая погибнуть от рук бандитов и видя безысходность положения Алексеевский застрелился. Он похоронен на площади III Интернационала, ныне детский парк «Орленок», - говорит Виктор Шамаев.

С марта 1021 по октябрь 1923 года ГУБЧК-ГПУ-ОГПУ возглавил Кандыбин Дмитрий Яковлевич. Под его руководством Воронежские чекисты раскрыли ряд опасных заговоров, принимали решительные меры по очищению города и районов от контрреволюционных элементов, пресекали попытки организованной враждебной деятельности, внедрялись в штабы бандформирований, помогали ликвидации главарей банд.

ВОЕННОЕ ВРЕМЯ

Все сложности военного времени легли на плечи начальников Управления Голубева Николая Алексеевича (август 1941 года – май 1943 года) и Прошакова Иустина Григорьевича (май 1943- октябрь 1946): создание истребительных батальонов, развертывание разведывательно-диверсионной работы в тылу врага, розыск изменников Родины и диверсантов.

Прошаков, будучи заместителем начальника УНКВД, находился в служебной командировке на Кавказе в качестве начальника оперативной группы, где провел большую работу по борьбе с бандитизмом. По возвращению из командировки руководил оперативной работой в освобождаемых районах.

- Отполыхали залпы салюта Победы, но война не закончилась. Ее следы остались в разрушенных городах и селах, в полях нашпигованных минами, в полях, на которых нужно было сеять хлеб, в «трофейных» гранатах и патронах, которые взрывались в руках у любопытных мальчишек, во вдовьих семьях без крова и хлеба, - говорит Виктор Григорьевич. - Черные осколки войны, многократно размноженные спецшколами Абвера, разлетелись по всей стране. На советско-германском фронте действовало около 60 школ, готовивших шпионов, диверсантов и террористов

Управление НКГБ по Воронежской области в это время проводило работу по розыску военных преступников. Уцелевшие гитлеровские пособники затаились, избрав для себя укромные уголки, мелкие, неприметные должности, был трудной, тяжелой, крайне сложной работой, требовавшей неимоверного напряжения всех сил и высокого искусства.

По делу «Измена» в эти годы выявили и арестовали более 30 агентов и наиболее активных пособников тайной полевой полиции «GFP», которая дислоцировалась в селе Севастьяновке Семилукского района и проводила большую вербовочную работу советских граждан. В числе арестованных был и бывший воронежский житель, а в прошлом (до 1939 г.) польский офицер Ян Саляк (он же Липкирхлер), который в 1942 году участвовал на территории Семилукского района в допросах и истязаниях граждан, а затем пытался скрыться в Курской области под фамилией Кравченко.

Сотрудники воронежского Управления раскрыли и арестовали агентов немецкой разведки «Абвергруппы-105» 2-ой немецкой полевой армии. В июле 1942 года в селе Гусевка Нижнедевицкого района Воронежской области под эгидой «Абвергруппы-105» была создана школа разведчиков-диверсантов, которую возглавлял бывший белоэмигрант Владимир Александрович Власов, он же - Вандерер. Он подготовил 150 разведчиков, из них 20 перебросил в наш тыл.

Среди них, в том числе был Митрофан М., уроженец села Боровое Новоусманского района. Оказавшись в немецком тылу, он добровольно предложил свои услуги фашистам и стал активно сотрудничать под кличкой «Иван Штука». По заданию абверовцев, отлично зная местность, он неоднократно переходил линию фронта, доставляя ценные для немцев шпионские сведения, выполнял задания по выявлению среди окружения неблагонадежных. За особое усердие «Штука» был удостоен звания ефрейтора и награжден бронзовой медалью.

Все это стало известно благодаря тому, что в Гусевскую разведшколу по заданию сотрудника УНКВД С.А. Ананьина внедрился наш агент «Бесстрашный» - В.К.Анисимов. В январе 1947 года изменник Иван Штука, прибывший по репатриации, был выявлен и разоблачен воронежскими чекистами.

Генерал-майор, Почетный сотрудник госбезопасности Минаев Николай Григорьевич, 18 лет руководивший УКГБ СССР по Воронежской области, вспоминает: «Группа воронежских чекистов, которая в послевоенные годы занималась розыском особо опасных государственных преступников и агентов иностранных разведок, была не слишком многочисленной, но это был дружный, сплоченный коллектив, глубоко понимавший свою ответственность перед страной».

В первые послевоенные годы только агентов немецко-фашистской и других иностранных разведок было разыскано и арестовано на территории Воронежской области 140 человек. А каждый такой арест – это сложная, подчас драматическая история поисков, трудного выявления истины.

Нелегкие, скорее драматические годы выпали на время руководства Управлением генерал-майором Борисенко Александром Ивановичем (ноябрь 1980 – декабрь 1991): это и война в Афганистане и распад СССР.

Он многократно выезжал в долгосрочные заграничные командировки в качестве заместителя резидента в капиталистические страны со сложной агентурно-оперативной обстановкой. Активизировал работу групп внешней контрразведки в странах со сложным режимом.

«ЗОЛОТОЙ ФОНД УФСБ»

«Золотым фондом» кадров Управления ФСБ по Воронежской области являются офицеры и ветераны, участвовавшие в 80-е годы в оперативно-боевой работе по линии Управления спецопераций ПГУ КГБ СССР в Афганистане – генерал-майор А.Л. Картунов, генерал-майор В.Г. Плигин, генерал-майор О.А. Романов, полковник П.Ф. Кудасов, подполковник А.Е. Маслов, подполковник М.П. Вьюнов, подполковник В.И. Ясонов, майор С.П. Носов, подполковник А.Г. Петрухненко, подполковник Б.Л. Пономарев, подполковник Г.Б. Провольнев, подполковник А.А. Лапунин.

В лихие 90-е перед органами госбезопасности стояла задача борьбы с экономическим саботажем. Экономический кризис нарастал. В 1990 году было зарегистрировано 22 тысячи преступлений, из них 3 тысячи тяжких. На 30% возросло число краж госимущества и нападений на граждан. На 50% возросло количество преступлений на почве наркомании. Обезврежено 16 незаконных вооруженных формирований, занимающихся терроризмом, рэкетом, захватом заложников. На НПО «Чайка» обезврежена группа, объединившая бизнес с бандитизмом. Продолжалось хищение технического золота. За год возбуждено 70 уголовных дел, в том числе пресечены коррумпированные связи среди руководящих работников области. Все это и есть повседневная работа чекистов.

- За 103 года сменилось несколько поколений, изменился образ жизни. В новых исторических условиях есть все возможности проанализировать позитивный и негативный опыт, объективно рассмотреть все стороны событий ради правды и памяти. Ради дальнейшего совершенствования деятельности спецслужб, - подытоживает Виктор Шамаев.