Общество

«Дети стали разменной монетой»: коллектив воронежского детдома полгода воюет с новым директором

Поток жалоб и ссор никак не прекратится
А проверка пришла к выводу: что проблем в коллективе нет/ фото из архива "КП".

А проверка пришла к выводу: что проблем в коллективе нет/ фото из архива "КП".

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Отрывки из жалоб воспитанников:

«Я, Максим Ж., хочу рассказать, что творится у нас в детском доме после того, как пришел новый директор. Дело в том, что все кардинально изменилось в худшую сторону. Мне, человеку, прожившему здесь девять лет, стали сыпаться угрозы, что она заставит воспитателей написать на меня нужные бумаги, чтобы отправить в психбольницу»

«Через два дня она вновь ко мне пристала за то, что я мыл кроссовки. После этого мы поругались и пошли к ней в кабинет. Она стала меня запугивать и сказала, что отправит в школу для трудных подростков», - пишет уже другой ребенок.

«Меня побили так, что пришлось идти в медблок, два дня шла кровь из уха. Воспитатель не обращал внимания. Прошу вас разобраться. Потому что мне не хочется здесь быть, и я не знаю, что будет завтра».

«Нас в детском доме никогда не били старшие. Но теперь новый воспитатель просит, чтобы они нас били за деньги, которые им дает».

«Игорь Александрович завел меня в воспитательскую и Диму тоже. Он заставил нас написать заявление об увольнении Светланы Петровны и сказал, чтобы об этом никому не говорили. Мы написали. В заявлении было сказано, что Светлана Петровна нас бьет рукой по голове. Я не хотел этого писать, она хорошая и справедливая»

Уже почти полгода в одном из детдомов Воронежской области идет тихая война между коллективом и новым директором. Мы не смогли пройти мимо этой ситуации по одной простой, но важной причине: главным оружием в этой борьбе стали дети. Так как в разговоре с корреспондентом «КП» стороны заняли противоположные позиции, но результаты официальных проверок не подтвердили жалобы сотрудников, мы вынуждены не указывать название учреждения, а все имена работников и воспитанников детдома изменить.

«ЖИЗНЬ ПРЕЖНЕЙ НЕ БУДЕТ»

Действия начали разворачиваться в феврале. В начале месяца руководитель департамента соцзащиты Воронежской области Ольга Сергеева представила подчиненным нового руководителя - Анну Серову. На видеозаписи, которая поступила в редакцию «КП-Воронеж», Ольга Владимировна сообщает собравшимся, что их ждут великие дела:

- Дом замечательный, дети хорошие. Но мне кажется, у вас как-то архаично. Нельзя сказать, что плохо. Но жизни не хватает. Давайте все будем к этому двигаться, - доброжелательно произносит глава департамента.

Затем она объясняет, какой строгий отбор прошла Анна Григорьевна, чтобы попасть на эту должность. И это действительно важный момент, ведь коллектив просил утвердить на пост уволенного директора его бывшего заместителя.

На этом бы официальная церемония могла и закончиться. Однако протокольная фраза: «Есть вопросы? Или мы вас оставим?» - позволила собравшимся высказать недовольство словами и действиями начальства. На несколько минут Сергееву занимают финансовыми вопросами (зарплата, надбавки, тяжелый труд). Однако затем одна из воспитательниц, которой, видимо, не понравились слова про архаичность, начинает рассказывать про заслуги коллектива и достижения детского дома.

Глава департамента парирует:

- Учреждение нуждается в чем-то новом. Сейчас его основная задача - уход и проживание. Да, какие-то кружки есть, какие-то поделки дети делают. Но этого категорически мало. Я посещала ваш дом, разговаривала с детьми... Давайте не будем сейчас… Просто переубедите меня - меня очень легко переубедить.

Из-за отдаленной съемки не все слова сотрудницы удается разобрать. Но смысл понятен, а интонация хорошо передает настрой: женщина продолжает перечислять победы воспитанников, а затем объясняет, насколько специфичный контингент в таких заведениях и что главную свою задачу - социализацию детей и помощь в устройстве жизни - они, сотрудники, выполняют.

- Вы не знаете жизнь. Вы сидите здесь уже достаточно давно. Посмотрите на соседей. Вы сейчас очень расстроили меня этим выступлением. Вот вам руководитель. Его отобрал губернатор. Покажите, на что вы способны, - в голосе Сергеевой слышится раздражение.

Следующий выступающий градус накала только повышает. Сотрудница интересуется: работала ли новая директриса с детьми-сиротами? Ответ про разные категории учеников ее не устраивает. И несколькими уточняющими вопросами она явно демонстрируют скептическое отношение к назначенному руководителю.

- Есть система. Есть учреждение. Оно не ваше, вы пришли сюда работать. Повторю: регион принял такое решение. Свои идеи по улучшению работы высказывайте, вас услышат. Но, совершенно точно, жизнь ваша прежней не останется. Теперь я беру вас на личный контроль. Поезжу почаще. Посмотрю, чем вы тут занимаетесь, что вы можете, - заключает Сергеева.

Хотя нет, в самом конце она отчитывает сотрудников за несоблюдение дресс-кода. Точнее за шлёпки: никто не может себе позволить выглядеть на работе как дома.

- Вроде бы чистенько. Ну, вот казенщина казенщиной, - последняя едва различимая фраза Ольги Владимировны на записи. После того как зал, в котором проходило собрание, покинули сотрудники детдома.

«УЧРЕЖДЕНИЕ ПЫТАЮТСЯ РАЗВАЛИТЬ»

В последующие дни в детдоме спокойнее не стало. Даже спустя пять месяцев ситуация не стабилизировалась. В середине июня в редакцию «КП - Воронеж» пришло письмо от коллектива учреждения. В этом обращении люди жалуются, что работать под руководством нового директора просто невыносимо, дети никого не слушают, заслуженных педагогов доводят до увольнения.

Если изложить претензии тезисно, то получается следующее.

Из-за непрофессиональных действий Анны Серовой в детдоме увеличилось количество побегов (с февраля зафиксировали девять, но на самом деле - 12). Стала процветать дедовщина, которую поощряет руководитель и принятые ею воспитатели. Как явление возникли кражи и вымогательства. Раньше всего это не было.

Еще один пункт: снизилась культура общения и поведения. Половина воспитанников набила себе татуировки, причем прямо в стенах детдома. Все это происходит потому, что новому директору нет дела до ребят. К слову, найти с ними общий язык она не может, ведь занята увольнением неугодных сотрудников и созданием интриг.

«В результате заслуженный коллектив разделился на запуганные группы, цель продержаться на работе и не попасть под увольнение, о воспитании детей речи уже не идет. Госпожа Серова отвергает инициативу и творческие предложения, насильственно навязывая свою точку зрения на проблему. Она совершенно не понимает и не хочет понимать, что в детском доме воспитательная система отличается от школьной, что здесь дети, которые за свой короткий жизненный срок увидели столько горя и страданий, и к ним нужен особенный подход», - пишут в своем письме сотрудники.

Еще одна жалоба - на бездействие руководства в условиях коронавируса. Четверо работников заразились им, остальные сидели на карантине и работали в «противочумных» костюмах, а дети разгуливали по городу и ездили на пляжи. Ведь никому до них нет дела.

Упоминается в письме и прошлая деятельность Анны Серовой. Якобы ее не раз привлекал к ответственности суд за различные махинации.

«Да, ее оправдали. Но мы-то знаем, что просто так никого не привлекают», - уточняют авторы обращения.

Сотрудники направляли в региональное правительство и департамент соцзащиты просьбу о назначении директором бывшего заместителя. Но их не услышали.

«Вместо знающего проблемы детей-сирот был назначен директор нового формата, которая доводит учреждение до полного развала. Коллектив просит рассмотреть ситуацию и вернуть все в прежнее русло».

«ЗАСТАВИЛИ ДЕТЕЙ НАПИСАТЬ НА МЕНЯ ЗАЯВЛЕНИЕ»

- Она понятия не имеет, как живет детский дом. Она не понимает, что это другие дети. Не домашние. Наши ребята видели насилие, разврат. Некоторые были сами развращены. Им нужно другое отношение. Она ни разу не собрала детей, ни разу с ними не поговорила. Уже при ней был побег: ребята вылезли ночью из окон, поймали четверых. Вот им она стала угрожать, что отправит в психушку. Это не нормально. Дети написали жалобы. А она ходит трын-трава, вообще реакции ноль, - рассказывает воспитательница Светлана Петровна.

Отрывки из этих жалоб процитированы в начале текста. Ребята адресовали их в Генеральную прокуратуру и уполномоченному по правам ребенка в России. Ответы из ведомств пришли: омбудсмен инициировала проверки. Прокуратура нашла нарушения и отправила представление об их устранении в правительство области - на рассмотрение.

К слову, всяческие проверки, заявления и разборки стали в детдоме привычным делом. О чем рассказывает и наша собеседница. Случай с массовым побегом был в мае. Дома Светлана Петровна увидела восемь пропущенных от своих ребят. Стала перезванивать - телефоны выключены.

- Позже выяснилось, что они сбежали. До этого их избили старшие, а в тот день наехал воспитатель, которого директриса с собой привела. Они испугались, что их вновь побьют, и дернули из детдома. Когда их поймали, то поместили в изолятор и стали требовать написать заявление, что это я научила их сбегать. Представляете? - продолжает воспитатель.

Еще один случай был, когда школьники перешли на дистанционное обучение. По словам Светланы Петровны, к ней подошел ребенок из другой группы взять задание.

- Это были первые дни дистанционки. Все, разумеется, нервничали. Я просто сказала мальчику, чтобы шел к своему воспитателю. Мне сейчас некогда, надо со своими детьми разобраться. Бац, и на меня уже опять подают заявление. Якобы я его послала куда подальше. Пришлось писать объяснительную, хотя восемь других ребят сидели в классе и слышали, что я говорила.

«ПОДВОДИЛИ ПОД УВОЛЬНЕНИЕ»

- Ушла сама, чтобы меня не уволили по статье, - начинает рассказ бывший сотрудник бухгалтерии Ирина Николаевна. - Я знаю, как это делается. Мне давали поручение, которое нужно было сделать очень быстро, потом все это по пять раз перечеркивалось, возвращались к первоначальному варианту. Затем меня стали заставлять смотреть, кто с кем стоит, кто с кем разговаривает. Начали менять какие-то доплаты, которые были и так минимальные. В общем, не выдержала я всего этого и написала заявление по собственному желанию. Надоело слушать, какие мы все дураки.

Женщина отмечает, что новый руководитель - человек непоследовательный, настроение ее быстро меняется. «В ней живет учитель начальных классов», «в ней нет руководителя», «беспорядочные метания», «важна только картинка», - такими фразами характеризует начальницу Ирина Николаевна.

- Отношений хороших у нее нет ни с кем. За исключением 10 - 15% - такие всегда найдутся в коллективе. Люди просто вынуждены терпеть. Ведь основная масса - пенсионного возраста. За что постоянно слышат упреки: работать не с кем, надо всех менять, набирать молодежь. Но директор не хочет понять, что детдом - это механизм, который нужно чувствовать, нужно знать, как он работает. Нельзя просто так прийти с улицы и начать руководить.

«БОЯЛАСЬ, ЧТО МЕНЯ СДЕЛАЮТ ВИНОВАТОЙ»

Марина проработала в детдоме медсестрой не один десяток лет. И тоже недавно уволилась. По ее словам, катализатором стал новый директор.

- Она пришла и сразу же посеяла хаос. С первого дня нам дали понять: вы - ничто, вы - болото. Нас просто размазали по стенке, хотя до этого мы жили одной семьей, - рассказывает женщина. - Меня как медика задела ситуация с ковидом. В апреле заехала первая смена, 22 сотрудника. Мы должны были пробыть там две недели на самоизоляции. Она же, директор, ходила каждый день домой. Потом у двух сотрудников нашли коронавирус, и нас закрыли на карантин. Но Анна Григорьевна сбежала, хоть и являлась контактной.

По словам Марины, она боялась, что количество зараженных может вырасти, а ее сделают виноватой.

- Директриса настаивала на том, чтобы оставить инфицированных в детдомовском изоляторе. Спрашиваю: «Как вы себе это представляете? Я сначала к больным пойду, а потом к детям?» А она в ответ только кричать начинает, - продолжает собеседница.

Во время эпидемии 23 воспитанника детдома отправили в больницу с симптомами ОРВИ. Но, как рассказывает Марина, коронавирус у них не нашли.

- Сейчас куча грязи в детдоме: в прямом и переносном смысле. Сплошные интриги. Одних приближает, с другими ругается. Что страшнее: дети стали орудием в этих играх. Пока наша смена месяц была в детдоме, мы наблюдали, как ребята, которых она подкупила, звонили ей и докладывали, что происходит. Это, как правило, проблемные дети. И теперь им все позволено.

«НЕ НРАВИТСЯ - УХОДИТЕ»

Нина - одна из сотрудниц технического персонала. Тоже не первый год работает в учреждении. Говорит, что при новом начальстве даже им стало тяжело работать.

- Все перевернулось с ног на голову. С самого начала она не нашла подход к коллективу. Дали четко понять, что на наши места найдутся другие. Мол, что-то не нравится - уходите. Как будто в очередь тут выстраиваются желающие. В общем, неуютно стало. Идти на работу даже не хочется, - рассказывает Нина.

По ее словам, не устраивает сотрудников и то, что новый руководитель стала приводить в детдом «своих». Один из таких воспитателей называет детей «бойцами».

- Когда нас закрыли на карантин и она перестала ходить, вы не представляете, как стало хорошо. Мы вновь работали спокойно, как единый организм.

«МЕЧТАЕМ, ЧТОБЫ ЕЕ СМЕСТИЛИ»

- Кошмарная ситуация. Нас всех держат в страхе, - рассказывает действующий сотрудник детдома Мария Степановна. - С работой сейчас, сами знаете, как. А она вызвала нас недавно и предложила написать, что дети уже приходят к нам с наколками, а не набивают их прямо в стенах учреждения. Частично, конечно, это правда. Но то, что здесь сейчас происходит… Дети ходят, где хотят. Никого не слушают и не боятся.

Собеседница утверждает, что воспитатели раскололись на группы. На «неугодных» постоянно сыплются выговоры. Работать стало невыносимо.

- Детей заставляют доносить на своих воспитателей. Недавно создали очередную комиссию для разбирательств. Якобы прошлым летом одна из сотрудниц ругалась матом и давала курить ребятам. Это же жуть просто. А сегодня нас заставляли подписывать документ, что у нас хорошие отношения. Не знаю, для кого. Может быть, для вас. Но это какой-то кошмар. Она развела тут такие склоки. Все, что люди строили 20 лет, развалила за четыре месяца. Мы мечтаем, чтобы ее сместили.

«РОДИТЕЛИ ССОРЯТСЯ, А СТРАДАЮТ ДЕТИ»

История Ларисы Дмитриевны ничем не отличается от других уволившихся. После 10 лет работы она посчитала, что уйти самой разумнее.

- Раньше нашей жизнью никто не интересовался. Тут приехала Сергеева, чтобы представить нового директора, несколько раз повторила: «Это директор новой формации», мол, она вдохнет новую жизнь в детдом. Но что считать креативом? То, что она очистила стену, на которую дети вешали свои рисунки, листы со стихотворениями и рассказами? Сказала: «Это прошлый век». Но взамен ничего же не предложила. Только кубки на видное место вытащила, которые не при ней были завоеваны.

Что же касается отношений с детьми, по словам Ларисы Дмитриевны, подопечные директрису мало интересуют. Столько драк и рукоприкладства в детдоме никогда не было.

- Она все время училась, у нее множество всяких «финтифлюшечек» и регалий. Умеет хорошо разговаривать и знает, на что надавить. Но, судя по тому, кого она приблизила к себе… Все это так…, - продолжает бывший воспитатель. - Детей реально жалко. Они привыкли к порядку. Привыкли, что к воспитателям можно обратиться: «Мам» или «Бать». Бывший зам могла так морально им вломить, но ребята понимали, что их за дело ругают. И все равно для них она оставалась мамой. А сейчас что? Родители ссорятся, а страдают дети.

Собеседница рассказывает, что за такую близость с детьми одна из сотрудниц получила выговор. На улице стояла плохая погода, и женщина вместе со своей группой смотрела телевизор на диване. Ребята, кто как мог, прильнули к воспитательнице. Заставшая всю эту картину директриса прямо при детях наорала на подчиненную.

«Я ПРОСТО ЗАСТАВЛЯЮ ИХ РАБОТАТЬ»

У нового директора Анны Серовой, разумеется, свой взгляд на ситуацию и своя правда, которая звучит тоже вполне убедительно. По ее словам, анонимки, содержание которых она знает уже практически наизусть, пишут буквально три-четыре уволенных сотрудника. И даже может назвать их фамилии.

- Мне досталось это учреждение в феврале. А тут кладовщик работает дистанционно. Представляете, выдает продукты дистанционно. Заявил, что в его обязанности за эти деньги входит только подвозить жену до работы. Она тут же трудится. Электрик электричеством не занимается, хотя только у него есть допуск. Говорит, что тоже имел какую-то договоренность с бывшим руководством. Их не устраивает тот факт, что я заставляю работать. Все ссылаются на какие-то договоренности. Потом они просто приходили и писали заявление, - объясняет свою позицию Анна Григорьевна. - У меня со всеми воспитателями ровные деловые отношения. Я никого не приближаю, никого не отдаляю. Не изменяю порядки. Я не разрушитель. Но когда приходишь на отбой, а ребенка нет, и при выяснении оказывается, что он еще в пять часов ушел, конечно, я спрашиваю: «Почему так произошло? Почему никто не бьет тревогу?» Дети говорят, что у них всегда так и было.

По словам директора, проблемная ситуация сложилась еще и потому, что она просто не понравилась некоторым сотрудникам. Мол, постоянно попрекают ее тем, что не знает специфику таких детей.

- Повторяют одно и то же. А я хочу спросить: а чем они так специфичны? Я работала с разными ребятами. Да, по-матерински мне жалко их. Им приходится ложиться спать в этом казенном помещении. Но они нормальные, с ними можно разговаривать, их можно воспитывать. Я сотрудникам сказала: детей обижать нехорошо, неправильно. Кто, кроме нас, привьет им элементарные нормы приличия, поведения, гигиены? У них же нет родителей, или они неблагополучные.

По словам Анны Серовой, ее очень удивило отношение воспитателей к ребятам. Однажды она услышала, как один из сотрудников окликает мальчишек по фамилии.

- «Извините, а кого вы зовете? - поинтересовалась я. - У каждого ребенка есть имя». А он мне: «А что тут такого?». Спрашиваю дальше: «А вы изучали психологию общения? У вас же высшее педагогическое образование!» Вот как вы думаете, понравлюсь я им, если делаю такие замечания?

«ЧЕРЕЗ СУД ВОССТАНАВЛИВАЛАСЬ НА РАБОТУ»

Что касается нарушений дисциплины, директор подтверждает только два побега. В частности, на один из них ребят подбила воспитатель. По словам руководителя, подростки отсидели выходные у друзей, а потом пошли в прокуратуру и пожаловались, что Анна Григорьевна отправляет их в психушку.

- Я на работе хожу в противочумном костюме. Дети видят, в каких тяжелых условиях мы работаем, и не убегают, терпят. Хотя им, конечно, очень тяжело. Раньше за полгода было 47 побегов. Я считаю, что это показатель, - продолжает Анна Серова. - Наверное, вам еще про коронавирус пожаловались? Сказали, что это я всех заражаю? И следователи нас проверяли, и прокуратура. Меня проверили уже все, кто мог. Всегда жалуется одна и та же группа. Того самого воспитателя. Они могут убежать, отправить письмо уполномоченному по правам человека. Они, знаете, как подписи собирали? Ребенок прошел с чистым листом. Спрашиваю потом у других: «Вы хоть понимали, что подписывали?» В ответ: нет.

Анна Григорьевна описывает ситуацию так: было тихое удобное болото. Приехала она и нарушила эту идиллию. Вот поэтому и полилась грязь.

- Я попала на эту должность по собеседованию, никакого блата. Приехала из Сочи, где была директором частного образовательного учреждения, потому что заболела мама. До этого 30 лет проработала в районной школе: сначала воспитателем группы продленного дня, потом учителем начальных классов, затем завучем и директором. Выигрывала президентский конкурс лучших учителей России и получала грант, сотрудничала с московским институтом развития личности. В общем, делала многое для образования. Но когда я стала депутатом района, наши дороги с муниципалитетом разошлись. Меня уволили без причины, а я через суд восстанавливалась. Так было несколько раз. Это все дела, связанные с судом. Но даже та ситуация потом разрешилась. И все тот же муниципалитет позвал на должность руководителя культурного центра. После двух лет работы я уехала в Сочи.

Анна Серова говорит, что уже очень хочется нормально работать. Ведь взрослые и детей задергали, которые являются сейчас разменной монетой.

ПРОБЛЕМЫ НЕТ

Региональный департамент соцзащиты встал на сторону директора. На просьбу корреспондента «КП-Воронеж» прокомментировать конфликт между руководством и коллективом учреждения в ведомстве ответили, что с момента, как детдом перешел к ним из департамента образования (а произошло это в декабре 2014-го), администрация «демонстрировала некачественную работу, в том числе в сфере профилактики правонарушений и организации образовательно-воспитательного процесса, что подтверждается результатами проверок контрольно-надзорных органов». Поэтому 16 сентября 2019-го бывшего директора детдома освободили от должности. До февраля обязанности руководителя исполняла заместитель по учебно-воспитательной работе. Однако положение дел не улучшилось, из-за чего директором назначили Анну Серову.

- В апреле-мае текущего года в департамент поступил ряд анонимных обращений и обращений лиц, представлявшихся работниками учреждения. Все они носили однотипный характер, в них сообщалось о негативной ситуации в коллективе, указывалось на якобы некомпетентность новой администрации детского дома, применение педагогами недопустимых методов воспитания, физические конфликты между воспитанниками, грубые нарушения ими режима, - добавляют в департаменте.

Чтобы разобраться в этих жалобах, чиновники привлекли экспертов регионального «Центра психолого-педагогической поддержки и развития детей», уполномоченного по правам ребенка в Воронежской области и следователей. Проверяющие пришли к следующим выводам:

- в детдоме нет признаков конфликта между коллективом и новой администрацией;

- дети всем довольны;

- взаимоотношения педагогов и воспитанников находятся в оптимальном состоянии;

- сотрудники учреждения не имеют отношения к написанию анонимных обращений;

- одна из воспитательниц организовала побег четырех детей, чтобы дестабилизировать обстановку в детдоме, ругалась матом и физически воздействовала на ребят. В отношении нее проводится дополнительная служебная проверка.

Что касается увольнений, в департаменте нам сообщили: с марта по май 10 из 89 сотрудников ушли по собственному желанию. Никаких жалоб на незаконное лишение работы не поступало. Кроме того, до назначения Анны Серовой «трудовые отношения и расчеты за выполненную работу осуществлялись с нарушениями действующего законодательства».

Побегов, по данным ведомства, в первом полугодии было три. Один из них, как упоминалось выше, инициирован воспитателем. Каждый случай самовольного ухода детально рассматривается. Педагоги-психологи проводят с ребятами индивидуальные занятия.

Дедовщину официальные органы также опровергают: за эти месяцы зафиксировали всего два случая физических конфликтов между воспитанниками. Все те же специалисты «Центра психолого-педагогической поддержки и развития детей» объяснили это возросшей напряженностью из-за длительной самоизоляции.

Коротко по остальным пунктам. Татуировки в стенах детдома ребята себе не делают, на пляж во время ограничений не ездили. Коронавирусом заразилась только одна сотрудница, но в тот момент она находилась дома. Никаких судимостей у Анны Серовой нет.

- Коллектив детского дома разделяет мнение департамента по существу вопросов, что подтверждается результатами опроса педагогического коллектива и обращениями работников детского дома в департамент.

К этим словам ведомство прикрепило еще одно письмо, в котором сотрудники возмущаются ложными обвинениями в адрес учреждения, отрицают конфликты и сообщают, что новый директор ярко демонстрирует профессионализм, творческий потенциал и чуткость. 18 человек поставили подписи под этим документом.

***

PS. В заключение скажем: у нас не было задачи доказать правоту одной из сторон. Едва ли ее можно вообще здесь найти. Но и проигнорировать такую абсурдную ситуацию мы не могли. Взрослые люди поставили свои профессиональные и личные амбиции выше интересов детей. Демонстрируют «достойный» пример, по-другому и не скажешь.

Не знаем, кто еще должен обратить внимание на то, что происходит за стенами учреждения, какое ведомство - провести очередную проверку или кадровые перестановки. Но очень надеемся, что кто-то в этом споре людей, считающих себя хорошими педагогами или грамотными руководителями, способен отбросить эгоизм и, наконец-то, сделать шаг навстречу противоположной стороне. Тем более что на словах все ратуют за благополучие детей. Наверное, это и будет по-взрослому.