2018-12-22T11:24:02+03:00

В Латвии раскрыли архивы КГБ. Страна почти парализована...

В списке бывших «агентов» много интересных имен
Поделиться:
Комментарии: comments173
Иварс Годманис тот еще был «борец с режимом»Иварс Годманис тот еще был «борец с режимом»Фото: EAST NEWS
Изменить размер текста:

Впервые в ленте латвийских соцсетей не фотографии котиков и гномиков, а фамилии бывших агентов КГБ. Такой рождественский «подарочек» сделал латышам Национальный архив, выложив в открытый доступ личные карточки, псевдонимы, телефонные книги, а также списки тех, кто собирался выехать зарубеж.

С юмором было сделано, ничего не скажешь, и с намеком: аккурат в тот день, когда в России официально празднуют день ЧК. Не все, конечно, празднуют – только те, кто имеет к этому отношение. Ну так и в Латвии за сердце схватились не все. Но многие.

И не только те, кто сотрудничал с режимом – как, например: депутат трех латвийских сеймов, экс-мэр Даугавпилса Рихард Эйгимс, экс-мэр курортной Юрмалы Ромуалдс Ражукс или экс-премьер Латвии Иварс Годманис. Помню, помню его - тот еще был «борец с режимом»! Боюсь, за сердце схватились и в столице ЕС и НАТО городе Брюсселе, поскольку последний руководил латвийским правительством с 2007-го по 2009-й…

Экс-мэр Даугавпилса Рихард Эйгимс сотрудничал с режимом. Фото: Андрей Мамыкин

Экс-мэр Даугавпилса Рихард Эйгимс сотрудничал с режимом. Фото: Андрей Мамыкин

В списке бывших «агентов» много интересных имен - дирижер Арвид Платперс, ныне действующий Митрополит Рижский и всея Латвии Александр (Кудряшов), основатель ресторанной сети LIDO Гунорс Кирсунс, капитан сборной СССР по баскетболу Валдис Валтерс и другие.

Не был. Не состоял. Не участвовал.

Чтобы нырнуть в страшное вербовочное прошлое, никаких разрешений не надо: достаточно зарегистрироваться на сайте kgb.arhivi.lv и указать причину своего любопытства. За первые полчаса таковых в Латвии набралось три тысячи…

Всего выложено в открытый доступ 10612 карточек, аккуратно отсканированных и опубликованных в алфавитном порядке. Кроме тех, кто согласился на сотрудничество с КГБ и даже приобрел псевдонимы, есть там списки тех, кто планировал выехать за рубеж, а также имена потенциальных кандидатов на вербовку. А также телефонный справочник КГБ Латвийской ССР.

Картотека включает самое что ни на есть «вкусненькое» - положение дел в конец 80-х годов, которые многие еще хорошо помнят, как и людей, которые публично клялись и божились в том, что «не состояли и не участвовали». Оказалось, все было с точностью до наоборот. Остальные документы из «мешков КГБ», касающиеся предыдущих десятилетий, планируют выложить на сайт с 1 мая 2019 года, по мере их оцифровки.

Несмотря на то, что руководитель Латвийского госархива Мара Спруджа не гарантировала стопроцентно достоверность опубликованной информации, намекая на то, что российские спецслужбы могли специально подчистить архивы или вбросить дезинформацию, шум в обществе поднялся нешуточный. Вот, например, одна забавная цитата из соцсетей, которую приводят в публикациях латвийские коллеги:«Тяжелое потрясение увидеть имя Анатолия Данилана в мешках ЧК. Я ему на самом деле верил!", - горько отреагировал пользователь Волдемарс Бургис, увидев имя врача-гастроэнтеролога, профессора, который лечил ему желудок. Как будто бы если б его внутренности изучал агент ФБР, здоровье мигом бы поправилось…

Иварс Годманис тот еще был «борец с режимом». Фото: Андрей Мамыкин

Иварс Годманис тот еще был «борец с режимом». Фото: Андрей Мамыкин

Дождь из покаяний

Большинство разоблаченных пока молчат, но в ближайшие дни, вероятно, на латвийские соцсети обрушится дождь из покаяний. Первое по времени принадлежит перу писателя-фантаста Николая Гуданца:

«В Интернете появился документ, который требует разъяснений.

Осенью 1981 года меня стали приглашать на беседы с офицером КГБ, который расспрашивал меня о сослуживцах и собратьях по перу.

Я отвечал на вопросы, стараясь никого не выдать и никому не навредить. Уже в то время я ненавидел советскую власть и КГБ.

После нескольких встреч мне предложили дать подписку, и я согласился, из любопытства и склонности к авантюрам. Был дураком, не понимал, что с дьяволом нельзя играть в его игры.

С тех пор меня вызывали на беседы примерно раз в полгода. Я давал характеристики знакомых — такие, что хоть в ЦК принимай. Анализировал приёмы и методы КГБ, собирал материал для книги, которую надеялся когда-нибудь написать.

Но совесть всё равно мучила. Я чувствовал себя замаранным.

Я сумел вычислить нескольких агентов КГБ в своём окружении. Но не сразу понял, что меня подвергают перекрёстным проверкам. Не сомневаюсь, уже к весне 1984 года в КГБ знали, что я лукавый раб, который потчует их пустышками. Однако продолжали держать на крючке.

Весной 1991 года мне сказали, что я нахожусь в подчинении КГБ Латвии, которое переподчинили Совету министров Латвийской ССР. Впервые за 9 лет я получил конкретное задание: внедриться в Русскую общину Латвии. Я с улыбкой спросил, дадут ли мне парабеллум, и с тех пор долгие годы обходил РОЛ за версту.

С тех пор меня никто на беседы не вызывал.

Я не жалею об этом опыте. Мне не перед кем каяться, никто из-за меня не пострадал. Но, будь возможным прожить жизнь заново, я бы поступил иначе, отказался бы от любых встреч и бесед.

А если кто-либо назовёт меня стукачом и не подаст руки, я это приму, ибо заслужил».

Неоконченная пьеса

Для того, чтобы эта история не закончилась трагедией, для «выявленных» уже придумано элегантное объяснение: я, дескать, несознательно сотрудничал. Подобно тому, как в 90-е модно бывшие коммунисты любили петь песни о том, как «разваливали партию изнутри».

Для чего вообще все это было сделано, да еще и перед Рождеством? Надо полагать, это является частью некого общего сценария, первая часть которого была сыграна днем раньше в соседнем Вильнюсе, раскрывшем целую «Красную Капеллу» во главе с оппозиционным политиком Альгирдасом Палецкисом, которая якобы занималась шпионажем в пользу России.

Если эти две громких истории – обвинения со стороны Литвы и публикация списков агентов КГБ в Латвии - как-то связаны, то, значит, следует запастить поп-корном и ждать финала, который допишут вот-вот в еще одной прибалтийском стране - Эстонии.

Если же все эти внезапные «выбросы» совпали по времени случайно, то нераскрытым остается такой неудобный вопрос: а как это сочетается с Законом о запрете личных данных, который был принят в ЕС в мае 2018 года и штрафы по которому достигают 20 миллионов евро…

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, и не пропускайте материалы, которые пишет Галина САПОЖНИКОВА

 
Читайте также