Общество

Волшебство ДНК, юрист-маньяк и возмездие спустя 20 лет - интервью «КП»

Руководитель отдела криминалистики СК РФ по Мурманской области Евгений Амбарцумян рассказал, как ловят злодеев на Крайнем Севере
Фото: пресс-служба СК РФ по Мурманской области

Фото: пресс-служба СК РФ по Мурманской области

- Орудие убийства нашли?

- Никак нет!

- А искали хорошо?

- Конечно! Все перерыли!

Двухкомнатная квартира. Дверь открыта, здесь случилась беда, зарубили человека насмерть. Внутри - много полицейских. Следователь заходит в поисках главной улики. Найти не удается, но вот, посреди хлама на балконе, он открывает ящик для инструментов. А там…

ТОПОР СО СЛЕДАМИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Жуткое орудие-топор, с самого начала было спрятано здесь. Чтобы найти улику, достаточно рассуждать логически. Ведь не станет преступник бросать улику с 6-го этажа, в людном квартале – сразу заметят! Значит, она в квартире.

Это лишь один пример из практики мурманского следователя. Руководитель отдела криминалистики СК РФ по Мурманской области Евгений Амбарцумян поведал очень много интересного в рамках интервью ко Дню криминалистики (19 октября). Пример с топором показывает, что дедуктивный метод все еще «в строю». Но иногда не обойтись без «тяжелой артиллерии».

- Вам интересно, имеется ли в Мурманской области спецтехника и возможности для выявления невидимых следов и проведения генетических экспертиз? Она есть! – заметил Евгений Георгиевич. – И стоит она даже не сотни тысяч рублей – миллионы. Если по каким-то причинам не удается установить следы с учетом наших возможностей на уровне субъекта, мы обращаемся в Петербург и Москву. Мы найдем выход из любой ситуации. И преступникам надеяться не на что.

Современная спецтехника выявляет следы крови спустя 10-летия, даже если их замыли и затерли. Одорологическая экспертиза – еще одно чудо. Трудно поверить, но жалкий клочок ткани с места преступления хранит запах человека. И выдает с головой тех, кто был на месте происшествия. Надо только слегка «поколдовать» над ним в лаборатории. Мурманская область только готовится к открытию такой лаборатории. А пока выручают коллеги из Новгородской и Ленинградской областей.

НЕУДАЧНОЕ ПАДЕНИЕ

- В практике было уголовное дело, когда эксперты изучили долговую расписку, - вспоминает Евгений Амбарцумян. – По одному только почерку они поняли: человека заставили ее написать под угрозой убийства, под дулом пистолета. Дело в том, что поведение и эмоции пишущего всегда передаются через почерк. Эксперт различает такие нюансы. Это очень сложная методика, но она работает. Этот человек, кстати, выжил, а преступник отбывает наказание.

Иногда внезапная догадка выявляет криминальный оттенок даже в «естественной» гибели. Однажды было обнаружено тело мужчины, лежащего лицом в низ. Ну, споткнулся человек, упал неудачно. Бывает! Евгений Георгиевич засомневался в этом. На всякий случай криминалист решил осмотреть тело более детально в условиях морга. Страшный сюрприз обнаружился при тщательном осмотре волосистой части головы. На затылке виднелось крохотное, сразу и не заметишь, пулевое отверстие, прикрытое волосами. Вот так естественная гибель! В этом, кстати, главное отличие криминалистов. Глубокий, детальный и вдумчивый подход к следствию.

- Следователь-криминалист - очень опытный коллега. Его полномочия предусмотрены статьей 5 УПК РФ. Он включается в работу, начиная с места происшествия. Обладает более высоким методическим инструментарием. Он может работать как эксперт, используя возможности современной техники. Владеет более полными познаниями по алгоритму расследования. Одна из основных задач криминалиста заключается в раскрытии уголовных дел, вызвавших большой общественный резонанс, включая так называемые «глухари» - неподъемные преступления, которые не смогли раскрыть по «горячим следам», - объяснил наш собеседник.

ТРЕБОВАНИЯ К ПРОФЕССИИ

Пусть криминалистов на Кольском Севере и не так много, но со своей задачей они справляются блестяще. Фото: пресс-служба СК РФ по Мурманской области

Пусть криминалистов на Кольском Севере и не так много, но со своей задачей они справляются блестяще. Фото: пресс-служба СК РФ по Мурманской области

При такой работе очень мало времени остается на себя, близких родственников, бытовых проблем. Она требует выдержки, наличия принципиальности, большой психофизиологической устойчивости. Следователь часто сталкивается с противостоянием: обвиняемого, адвоката, свидетелей, очевидцев, других участников уголовного судопроизводства.

- Но сочувствовать нам не следует. Следователь – по сути «фанат» своего дела, - продолжает Евгений Георгиевич. - Мы сделали выбор осознанно и много лет находимся на службе. Слабых людей в нашей профессии нет. Может быть, небольшой процент случайных людей попадает к нам «с парадного входа». Но, столкнувшись с ежедневными трудностями, они просто не выдерживают нагрузки.

В управлении по Мурманской области около 50-ти следователей. Следователей-криминалистов лишь 5, трудятся они, в том числе, в Мурманске и в Кандалакше. Это самые крупные отделы, где почти каждый день надо выезжать на места происшествий. Жизнь криминалиста быстро превращается в череду командировок по «медвежьим углам» Заполярья. Наш собеседник за несколько лет успел побывать буквально на всем Кольском полуострове и не по одному разу.

- Мы периодически посещаем суд при вынесении приговора. И видим родных и близких жертв преступлений. Видим слезы тех, кто потерял сына, дочь или друга. А напротив, в клетке, на скамье подсудимых, сидит сам обвиняемый. И следователь понимает, что его работа очень значима, ведь принцип восстановления социальной справедливости работает! И тогда он чувствует настоящее удовлетворение. От самого факта привлечения виновного лица к уголовной ответственности, - говорит Евгений Амбарцумян.

Впрочем, расследуются не только убийства: коррупция, экономика, махинации в сфере налогообложения, ятрогенные преступления (некачественное оказание медицинских услуг) и так далее.

ЮРИСТ С ДВОЙНЫМ ДНОМ

В свое время сотрудники правоохранительных органов пытались разговорить Андрея Чикатило, и с этой целью покупали ему любимое лакомство – сырокопченую колбасу. А что? Профессия обязывает искать точки соприкосновения даже с мерзавцами.

- В моей практике был не один подследственный, совершивший серийные преступления. Я Вам так скажу: с виду это обыкновенные люди, - заметил криминалист с легкой улыбкой. - Вы их просто не заметите в серой массе. Но, когда вы находите общий язык с таким человеком, то начинаете видеть особые качества, свойственные только так называемым «серийным маньякам». Относительно недавно мы привлекли к уголовной ответственности серийного преступника в Мурманской области. Он оказался самым обычным гражданином. Более того, имел юридическое образование. Представлял интересы граждан на территории своего района, даже в судах выступал. Сейчас он осужден и отбывает наказание.

К счастью, маньяков-убийц в Заполярье было не много. В начале 1990-х годов в Мурманске прятался от следствия небезызвестный Игорь Иртышев, но убить он никого не успел. Наверное, холодный климат все-таки «замораживает» опасные инстинкты. Или нет?

- Это обывательское заблуждение. Скорее, наоборот. В Мурманской области условия в чем-то даже благоприятны для развития опасных наклонностей. Из-за сурового климата у нас меньше, чем в «средней полосе» или на юге, возможностей проводить время и досуг на свежем воздухе. Когда на улице 30-градусный мороз, и люди подолгу сидят в закрытых помещениях, это, в некоторых случаях, накладывает отпечаток на психику, подверженных определенным наклонностям людей, - пояснил Евгений Георгиевич.

В зоне риска - закрытые территориальные образования. Контингент специфический: люди экстремально долго пребывают на небольшой территории. Но, к счастью, маньяков наподобие Чикатило в Заполярье не было никогда. Хотя летом 2016 года случилось серийное убийство: молодой мурманчанин расправился с двумя женщинами зрелого возраста. Уйти от наказания ему не удалось.

«Я ВАС ЖДАЛ …»

Только в России, и только на базе СК, есть специальные подразделения криминалистов, которые берут с пыльной полки старые дела (скажем, 1970-х годов), и снова изучают их. Срок давности не всегда выручает виновного. Если преступник уже известен, находится в розыске и «бегает» от следствия, то срок давности к нему не применяется. Даже спустя 40 лет человек имеет все шансы на «путевку» в колонию.

- Мы ежегодно оканчиваем и направляем в суд достаточно много уголовных дел по преступлениям прошлых лет. Иногда обвиняемые уже умерли, мы доказываем их вину и дело прекращается. Иногда мы их находим, - продолжает Евгений Амбарцумян. – Вы не поверите, но все эти люди, к которым мы приходим через 10-15 лет - они ждут нас! Человек, когда-то совершивший убийство, успел за это время получить хорошую профессию, стал неплохо зарабатывать, завел семью и детей. И тут он распахивает дверь. И видит следователя, который показывает ему удостоверение. А рядом – оперативников с наручниками наготове. И вот он сам протягивает руки и говорит: «ребята, я Вас так давно ждал…»

По мнению Евгения Георгиевича, объясняется это просто: большинство людей переживают, совершив преступление, и на уровне психики они уже несут заслуженную кару. Не так давно завершилось уголовное дело об убийстве в Апатитах. Виновный в свое время сбежал на Украину. Но спустя несколько лет он решил снова вернуться в Россию и «залечь на дно». Его нашли и, спустя годы, отправили в тюрьму.

- Был еще случай в Мурманской области, - вспоминает Евгений Георгиевич. – Обстоятельства связаны с причинением тяжкого вреда здоровью человеку, повлекшему смерть ему по неосторожности. Бытовая ссора вылилась в конфликт. Один погиб, двое замели следы. Это было самое начало 2000-х годов. Уголовное дело тогда приостановили, не найдя виновных лиц и не установив причину смерти. Мы «подняли» дело. Провели десятки геноскопических и судебно-медицинских экспертиз, в том числе, в Москве. Современные средства помогли выйти на след преступников, и - о, чудо! Под давлением доказательств виновные лица во всем сознались, преступление раскрыто. Хотя с момента его совершения прошло больше 10-ти лет.

И все-таки, бывает ли идеальное преступление, когда удается полностью замести следы? С таким вопросом Евгений Георгиевич обратился не так давно к мурманским школьникам, во время открытого урока. Ответ подростков порадовал даже бывалого следователя.

НА СТРАЖЕ ЗАКОНА

Вот, что сказали 8-классники: «Не бывает идеального преступления, поскольку на месте происшествия преступник оставляет потожир, отпечатки, следы обуви, волосы и иные биологические объекты, по которым можно найти преступника». И они правы. Даже если убийца надел комбинезон и перчатки, он все равно дышит, может чихнуть, оставив на предметах обстановки генетический материал.

- Жизнь человека – высшая ценность. Раскрытие дел, связанных с лишением жизни, одна из наших главных задач. И я хочу Вам сказать, что мы справляемся с ней. По итогам 2017 года уровень раскрываемости убийств выше аналогичного показателя как по всему Северо-Западу, так и по России в целом. Это значит, что почти каждого преступника мы находим. Если говорить об изнасилованиях, за последние 10 лет ни один насильник в Заполярье от ответственности не ушел. На сегодня у нас есть федеральная база с ДНК профилей отрабатываемых лиц. По нашему мнению, если каждого человека при выдаче паспорта будут брать генетический материал, общий уровень раскрываемости всех преступлений увеличится в разы. Надеюсь, что до этого когда-нибудь дойдет! - подчеркнул Евгений Амбарцумян.

Интересный факт напоследок. У криминалистов есть свой официальный символ – сова. Хищник с мощным интеллектом, который целенаправленно преследует добычу. И видит больше других, даже в темноте…