2018-05-14T14:43:58+03:00

Бывший ректор Воронежского ГАУ Владимир Шевченко: «Мне повезло с учителями»

Один из самых известных ученых воронежской земли недавно отметил 77-й день рождения
Владимир Ефимович держит в руках колосок тритикале - это гибрид пшеницы и ржиВладимир Ефимович держит в руках колосок тритикале - это гибрид пшеницы и ржиФото: Станислав ШЕВЧЕНКО
Изменить размер текста:

Человек, который возглавил крупный научный центр в 33 года - и это в эпоху геронтократии, когда средний возраст государственных деятелей был больше 70! Который участвовал в создании сортов зерновых, выращиваемых по всему миру. Который руководил одним из старейших вузов региона в трудные 90-е годы. Который повлиял на изменения не только в науке, но и в промышленности.

Кто же он? Быть может, исследователь с восторженными глазами - тот, кто даже во время совещаний с высокопоставленными чиновниками вращает в голове предмет своей научной работы, тот, чья речь наполовину состоит из терминов. А может быть, прирожденный управленец - решительный, гибкий, тот, кто умеет договариваться, тот, кто найдет общий язык с вождем племени людоедов, будучи подвешенным над костром?

Бывший ректор Воронежского государственного аграрного университета, а сегодня заведующий кафедрой селекции и семеноводства Владимир Ефимович Шевченко не подходит под эти типажи, зато объединяет лучшие качества и того, и другого.

Самый молодой в стране директор института

- Как же вы в 33 года стали руководителем НИИ? - первое, что спрашиваю у профессора.

- Несколько десятилетий назад этот вопрос уже задавал ваш коллега, - говорит Владимир Ефимович. - Заходит журналист «Известий» и спрашивает: «Ну, кто у тебя мохнатая лапа?». А я и не знал, что это значит. «Какая, - говорю, - лапа?». Он в ответ: «Ну, кто у тебя отец?». А отец у меня работал в колхозе в Луганской области. Мы жили в нищете. Каждый колхозник должен был отработать двести пятьдесят трудодней. Мой отец набирал до девятисот! Ночами он конюховал - следил за лошадьми, а днем брал самую изнуряющую работу - косил, пахал. За год получал столько же, сколько шахтеры за полмесяца. Ну и бестарку зерна давали - это такая емкость в виде гробика килограмм на четыреста. Все это на троих детишек. В школе у меня не было своих тетрадок. Брал у соседа по парте, писал между строчек.

Потом поступил в воронежский сельхозинститут.

- Мне повезло с учителями. Однажды ко мне обратился профессор Амвросий Александрович Зелько: «Молодой человек! Приходите завтра в два часа дня ко мне». А я пропустил несколько его лекций. «Ну, - думаю, - заметили, что прогулял». Не спал всю ночь, ворочался. И вот прихожу, сажусь в напряжении. А он говорит секретарю: «Полина! Полина, сделай нам чайку». Тут у меня отлегло от сердца. Амвросий Александрович сказал: «Давай заниматься наукой». Сделали студенческий кружок, потом я начал публиковать работы, посвященные кукурузе...

Любопытно, списывал ли будущий ректор на экзаменах?

- Почти нет, - улыбается Владимир Ефимович. - Отвечать вызывали по алфавитному списку. Мне всегда приходилось выступать в конце. Поэтому часто вызывался сдавать экзамен первым, без подготовки. Не всегда это заканчивалось удачно. Однажды ребята, которым я помогал, получили пятерки, а я - четверку. Ну а так иногда когда-то формулу записывал на руке. А иначе я был бы не студент!

В 1962-м Владимир Ефимович поехал на практику в Каменную степь. В 1963 он стал младшим научным сотрудником НИИ сельского хозяйства им. В.В. Докучаева. Спустя несколько лет Шевченко его возглавил.

- Я был самым молодым в стране директором научно-исследовательского института. Меня утверждали два замминистра, два отдела в ЦК - это как если бы сейчас утверждали в администрации президента, - делится Владимир Ефимович. - Почему я? В институте был сильный человек, который раньше работал заместителем. Но его не пропустили - выяснили, что в родственниках был кулак. Тогда вспомнили о вчерашнем аспиранте, который показывал руководителям всей страны поля нашего НИИ, стационары, где изучались почвы и семеноводство. Решили рискнуть.

И Владимир Ефимович делал все, чтобы оправдать ожидания. Старался привлечь в Каменную Степь перспективных ученых, добился строительства уникального тепличного комплекса на двенадцать лабораторий, проводил исследования по борьбе с засухой, продвигал новую сверхэффективную культуру - тритикале (гибрид пшеницы и ржи).

По всему миру выращивают культуры, к созданию которых приложил руку Владимир Шевченко Фото: Влад КОМЯКОВ

По всему миру выращивают культуры, к созданию которых приложил руку Владимир ШевченкоФото: Влад КОМЯКОВ

Как выживали в 90-е

В 1984 году Владимир Ефимович стал ректором СХИ. В 1990 году этот вуз преобразовали в университет - учебное заведение более высокого уровня. Планировалось, что ВГАУ сделает большой рывок. Но 1991 год ничего не оставил от этих планов (как и от всей страны).

- Трудностей было много, - вздыхает Владимир Ефимович. - В определенный период мы лишились строймонтажа, приобретения. Осталось две защищенных статьи нашего бюджета - стипендия и зарплата. За коммуналку - свет, тепло, воду, - задолжали 35 миллионов. Вот приходят люди из городской администрации: «Электричество отключаем!». А я потом выхожу к коробке, срываю пломбу, включаю тумблер обратно... Мы находились в подчинении Минсельхоза, а не Минобра. Зная, что другие вузы финансируются лучше, я якобы собираю коллектив и он якобы принимает решение: перевести Воронежский аграрный в Минобр. Отправляем туда телеграмму. Тем временем приезжаю в Москву к председателю Государственной думы 1-го созыва Ивану Рыбкину. Он не раз бывал в Каменной степи. Тот звонит министру сельского хозяйства: «Сейчас к тебе приедет ректор ВГАУ, ты его прими». И вот я в кабинете. Министр о телеграмме знает: «Владимир Ефимович, да зачем вы так?». Потом в течение месяца было поручение Черномырдина закрыть долги - не только нам, но и всем аграрным вузам. Думаю, толчком был как раз такой подход.

Проблемы оставались и в более позднее время.

- Мы выжили не потому, что мы очень умные. А потому, что мы были самые бедные. Всегда надо было думать, что делать. Вот пример: с потолка нашего зала во время каждого дождя стекали реки. Деревянный паркет разбухал, с потолка падали стеклянные плитки. И никому ничего не нужно, никто не дает денег! Тогда я написал: «Прошу освободить от занимаемой должности». Отправляю письмо и в Москву, и к Кулакову. В итоге губернатор выделил 7 миллионов. Мы восстановили потолок - сделали уже не из стекла, а из легкого крепкого карбоната.

Сегодня в кабинете Владимира Ефимовича не смолкают звонки. К нему обращаются фермеры, представители сельхозпредприятий.

- На проводе! - Шевченко берет трубку, как дежурный на посту. В этом коротком приветствии - готовность к действию. - У вас сейчас французские семена? Они не холодостойкие. Если наши, пятигорские, еще рискнуть можно. Но все западные... Ты, конечно, можешь сейчас посеять, но всхожесть будет процентов на 20 меньше.

Сколько людей, которые сегодня добились успеха, готовы сказать Владимиру Ефимовичу спасибо за его советы, построенные на десятилетиях опыта. А мы поблагодарим его за верность науке, за искреннюю любовь к нашей земле - термину не только географическому, но и почвоведческому!

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также