2018-05-13T20:43:33+03:00

Воронежский хирург рассказал, как спасали парня, напоровшегося челюстью на пику забора

Чего только не вынимал из людей Борис Нырков за 15 лет работы челюстно-лицевым хирургом: пули, ножи, диски от «болгарок» и стрелы.
Молодой воронежец начал перелезать через высокий забор, но сорвался и напоролся головой на декоративную пикуМолодой воронежец начал перелезать через высокий забор, но сорвался и напоролся головой на декоративную пику
Изменить размер текста:

Зимней ночью в городскую службу спасения поступил экстренный вызов с улицы Текстильщиков. Пьяного 19-летнего воронежца потянуло «покорять вершины»: он начал перелезать через высокий забор, но сорвался и напоролся головой на декоративную пику. К счастью, в столь поздний час попавшего в беду юношу заметили прохожие. Четко сработала служба спасения и скорая помощь. С помощью гидравлического инструмента часть забора вырезали и вместе с ней парня быстро транспортировали в Воронежскую областную клиническую больницу №1.

Второй День рождения

Дежурство челюстно-лицевого хирурга Бориса Ныркова в те сутки уже подходило к концу. После 24-часового марафона в режиме нон-стоп предстояло еще заполнить бумаги, проведать послеоперационных больных и сдать отчет о прошедшем дежурстве. Отделение челюстно-лицевой хирургии №1 Воронежской облбольницы, где работает Борис Станиславович, одно из двух на регион, сюда привозят больных со всего города и области, так что загрузку врачей вы и сами представляете. Однако в районе четырех часов ночи раздался очередной звонок…

- Мне позвонила моя коллега Лесникова Ирина Николаевна и попросила помочь. Когда я спустился в приемное отделение, увидел молодого человека в состоянии травматического шока, - вспоминает Борис Станиславович. – Действовать нужно было максимально быстро. Нам необходимо было оценить состояние жизненных функций организма, дыхательной системы, объем кровопотери и многое другое. Но что важнее всего – мы должны были оценить последствия тех действий, которые сами будем предпринимать в ближайшие минуты.

Чтобы спасти жизнь 19-летнему парню, работала целая бригада специалистов. Коллегиально было принято решение наложить юноше трахеостому, или «второе дыхательное горло». Это трубка, которая вставляется непосредственно в трахею и позволяет анестезиологу проводить полноценный общий наркоз, а бригаде хирургов приступить к выполнению своей сложной задачи.

С помощью гидравлического инструмента часть забора вырезали и вместе с ней парня быстро транспортировали в больницу

С помощью гидравлического инструмента часть забора вырезали и вместе с ней парня быстро транспортировали в больницу

- Острая пика прошла через определенный канал. Зная анатомию данной области, мы предполагали, что могли быть задеты важные сосуды. При неаккуратном извлечении этого предмета, могло случиться обильное кровотечение, пульсирующая гематома могла сдавить дыхательное горло, пациент мог задохнуться. Поэтому мы готовились моментально его остановить и перевязать все сосуды, - объясняет всю сложность той ситуации Борис Нырков.

Молодому воронежцу в тот день, не смотря ни на что, сильно повезло. Если бы он приземлился на верхушку забора чуть-чуть по-другому, спасать было бы уже некого. Пика могла сместиться на сантиметры и задеть сосудисто-нервный пучок шеи, сонную артерию, яремную вену или другие жизненно важные сосуды.

- Можно сказать, что судьба пощадила парня. Иначе бригада скорой помощи могла и не довезти его к нам, случилась бы массивная кровопотеря. От геморрагического шока он мог умереть прямо на руках медиков. Но ребята сработали профессионально и привезли юношу вовремя, - подчеркивает Борис Станиславович.

Операция шла полтора часа: хирурги постепенно извлекали из шеи пациента кусок холодного металлического забора. Важно было не задеть нервы или сосуды, из-за чего молодой человек мог на всю жизнь остаться инвалидом. Неверное движение способно было привести к травме челюсти. Не говоря уже о том, что пациент мог банально умереть от потери крови. Хотя сам Борис Станиславович не акцентирует на этом внимания, операция прошла сверхуспешно: кровопотеря была минимальна. Пациента перевели в реанимацию всего на сутки. Лечение он проходил уже в обычном отделении и вскоре был выписан здоровым.

Врач не имеет права паниковать

Дальнейшая судьба 19-летнего воронежца, которого кто-то может считать неудачником, а кто-то счастливчиком, неизвестна. Даже с Борисом Нырковым, спасшим ему жизнь, молодой человек на связь не выходил. Но и рассказать вам мы бы хотели не совсем об этом парне. Рассматривая фото юноши с челюстью, пробитой пикой забора, испытываешь шок – но представьте, что чувствуют врачи, которые сталкиваются с подобными ситуациями постоянно.

- Каждый новый экстраординарный случай для нас, конечно, стресс. Но врач не имеет права поддаваться эмоциям или панике. Были случаи и легче, и сложнее этого. План действий всегда формируется в голове у хирурга. Сейчас, к сожалению, к врачам относятся как к представителям сферы услуг. Проблема в том, что при ошибке одного парикмахера другой может исправить вам прическу, а наши действия могут быть непоправимы, и поэтому мы не имеем права на ошибку, – объясняет Борис Станиславович.

Дальнейшая судьба 19-летнего воронежца не известна

Дальнейшая судьба 19-летнего воронежца не известна

Наш собеседник открыто говорит, что в судьбе любого врача есть моменты, когда приходится сомневаться в принятых решениях. Чтобы таких эпизодов было как можно меньше, и приходится учиться на протяжении всей профессиональной жизни, консультироваться с коллегами, изучать чужие труды.

Сам Борис Нырков работает в челюстно-лицевой хирургии с 2003 года, когда пришел совсем молодым человеком после окончания Воронежской медицинской академии. Но и сейчас он без запинки перечисляет имена мэтров, на чьем примере учился: Михаил Аркадьевич Губин, Николай Григорьевич Коротких, Юрий Михайлович Харитонов.

- Выбирая эту профессию во время обучения, я знал, что для меня это будет интересно. Мы лечим больных с травмами, с онкологией. Мы занимаемся воспалительными заболеваниями и реконструктивно-восстановительной хирургией. Не зря в Москве профессор Неробеев, всемирно признанный пластический хирург, в свое время настоял на том, чтобы все пластические хирурги имели основную специальность – челюстно-лицевого хирурга, - делится Борис Нырков.

Поток пациентов в Отделение челюстно-лицевой хирургии увеличивается с каждым годом. Причины разные. Многие люди страдают по собственной вине: они больны алкоголизмом или зависимы от наркотиков, и это приводит к страшным последствиям.

- Такие люди поступают к нам с травмами, полученными в результате бытовых конфликтов. После долгого употребления наркотиков возникают проблемы в виде хронических остеомиелитов или некрозов челюсти, которые практически не поддаются полноценному лечению. Врачи пытаются собрать все свои силы, чтобы остановить или хотя бы замедлить подобные процессы, - отмечает тенденцию Борис Станиславович.

Берегите себя!

С каждым днем столбик термометра поднимается все выше: воронежцы собирают роликовые коньки и велосипеды и отправляются отдыхать по-спортивному.

- В такие дни мы начинаем принимать больше пациентов. Люди банально не пользуются шлемами и другими средствами защиты. В результате воронежцы получают обидные травмы: попадают к нам с разбитыми подбородками и со сломанными челюстями. Как только начинается садоводческая пора, мужчины почему-то совершенно забывают о безопасности. Вовсе не редкость, когда во время работы, например, диск от пилы, которую в народе называют «болгаркой», отлетает в человека. Четыре-пять подобных случаев бывают за сезон. Иногда рана проходит через все лицо. Я не хочу напугать, я хочу призвать людей беречься и не пренебрегать средствами защиты, - советует Борис Станиславович.

Пройди стрела на несколько сантиметров выше, все могло бы закончиться летальным исходом для этого молодого человека

Пройди стрела на несколько сантиметров выше, все могло бы закончиться летальным исходом для этого молодого человека

Хирург уверен, что «в каждой случайности есть доля преднамеренности». Как стрела от боевого лука могла вонзиться в щеку молодого воронежца? Это еще один реальный случай, произошедший не так давно. Что это было? Обычная игра? Но пройди стрела на несколько сантиметров выше, все могло бы закончиться летальным исходом. Получается, что какие-то сантиметры спасли молодому человеку жизнь.

Беречь себя нужно хотя бы потому, что в жизни и без того случаются несчастья, после которых нам нужна помощь врача. Борис Нырков до сих пор помнит случай, который произошел несколько лет назад: воронежец шел по проспекту Революции, когда на него напал незнакомец с психическим расстройством. Он подскочил сзади и ударил ножом по лицу.

- Пациента в тяжелом состоянии доставили к нам. Ему было очень сложно оказать помощь, так как объем кровопотери оказался огромным. Мужчину сразу поместили в реанимацию. Целая бригада хирургов работала беспрерывно в течение нескольких часов, чтобы спасти жизнь воронежцу, - рассказывает Борис Нырков.

Нужно обладать не просто твердой рукой, но и твердым сознанием, чтобы понимать: при малейшем колебании ты можешь задеть сосуды или нечто иное, что даже не видно обычному глазу, но без чего твой пациент уже не может жить.

- Мы предполагаем заранее, какие сосуды могут быть повреждены, какие сосуды могут быть перебиты. Врач должен быть готов ко всему еще до начала операции, - подчеркивает наш собеседник.

На этом снимке нож прошел от щеки до щеки

На этом снимке нож прошел от щеки до щеки

Нет простых операций – нет простых решений

Сегодня для любого врача важно расти: получать опыт в ведущих отечественных и зарубежных клиниках. Важны качественная аппаратура и инструмент, которые позволяют хирургу не только качественно выполнять свою работу, но и подходить к ней творчески, ведь и операции с каждый годом становятся все сложнее.

Борис Нырков постоянно подчеркивает, что хирург не работает в одиночку. Например, при реконструктивных операциях одно обсуждение тактики ведения пациента может занять несколько часов. Врачам нужно сшить сосуды под микроскопом, сделать так, чтобы сосудистый анастомоз заработал, кровь пошла и начала питать трансплантат. Но самое главное, чтобы операция прошла удачно и в косметическом плане.

- По второй специальности я врач-онколог. При злокачественных новообразованиях челюстно-лицевой области больные вынуждены страдать. После удаления опухоли челюсти им требуется восстановление. Я помню подобные операции, которые длились и по восемь часов, когда нужно было пересадить многокомпонентные трансплантаты, - говорит Борис Станиславович. - Нет простых операций – нет простых решений. Есть качественная и добросовестная работа врачей. Но чтобы она была, врач должен находиться на своем месте. Должна быть преемственность. Мы каждый день решаем, как предотвратить страдания пациента и спасти ему жизнь. Я бы призвал взглянуть на профессию врача по-другому: не через призму многочисленных ток-шоу, которые порочат нашу профессию. Слушайте профессионалов, ведь они делают все возможное, чтобы помочь вам.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также