2018-02-08T13:09:03+03:00

Андрей Крайний: Вернуть крабовые аукционы то же самое, что перераспределить заново месторождения нефти или золота

Экс-руководитель Росрыболовства о главном вопросе в рыбной отрасли в России – крабовых квотах
Поделиться:
Комментарии: comments12
Андрей КрайнийАндрей Крайний
Изменить размер текста:

Исторический принцип распределения квот на вылов водных биоресурсов (ВБР) в России в конце «нулевых» годов активно поддерживала команда Андрея Крайнего – первого главы Росрыболовства, ныне президента Федерации рыболовного спорта. Сейчас на примере квот на добычу краба предлагается вновь перераспределить объемы ресурсов, казалось бы, уже выкупленные предыдущими победителями на аукционах. EastRussia экс-глава Росрыболовства Андрей Крайний объясняет, почему инициатива введения новых правил распределения крабовых квот подрывает стабильность отрасли, поскольку аналогична идее пересмотра итогов приватизации.

– Андрей Анатольевич, вы семь лет возглавляли Росрыболовство – бывшее министерство рыбного хозяйства страны. Дольше вас этим ведомством руководил только легендарный Александр Акимович Ишков. 2007-й, 2009-й – годы, когда в отрасли шло становление исторического, базового принципа рыболовства, компании наделялись квотами на десятилетний период. Сегодня идёт аналогичный процесс, распределение на следующие 15 лет. Вы довольны проделанной тогда работой? Есть чем гордиться?

– Как раз гордиться можно тем, что сейчас пытаются модернизировать, о чём сейчас идёт яростная полемика в отрасли. Вся наша команда, которая работала в тот период, заслуженно может гордиться реализацией исторического принципа, который, по выражению Владимира Путина на декабрьской пресс-конференции, хорош для рыболовства, его нужно сохранить. Во время работы в Росрыболовстве мне много и часто приходилось ездить по миру, встречаться с коллегами из многих стран. Все они, и что особенно ценно, коллеги из таких рыболовных держав, как Норвегия, Япония, Китай, США, говорили о созданной у нас лучшей в мире системы регулирования в отрасли на основании истории промысла.

Я напомню, в 2003 году вышло знаменитое постановление правительства, а на следующий год и Федеральный закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов». Часто в разговорах его называют просто законом о рыболовстве. Хотя, хочу подчеркнуть, в законе важны обе составляющие – и рыболовство, и сохранение. Так вот, тогда были установлены базовые принципы регулирования в отрасли. Они строятся на основании результатов, истории фактического вылова рыбодобывающих предприятий за предыдущие периоды. Сначала это было три года, затем доли квот распределялись на пять лет с гарантией перезакрепления на последующие периоды продолжительностью 10 лет с 2009-го по 2018-й, а теперь и на 15 лет аж до 2033-го. Важно, что действующий закон гарантирует непрерывность пользования водными биологическими ресурсами, то есть фактически бессрочное пользование, естественно, при соблюдении ряда непреложных условий.

Это базовый принцип! Он заложен в Федеральном законе! Президент на трёх Госсоветах принципиально подтверждал его и подчёркивал незыблемость. Фактически этот принцип стал аналогом приватизации имущественных прав в рыбодобывающей отрасли.

Вспомните, как происходила приватизация в других природно-ресурсных отраслях: через механизмы залоговых аукционов, ваучерную приватизацию, аукционы и конкурсы на конкретные месторождения и так далее. Вспомните, что закреплению прав пользования долями квот у рыбаков по историческому принципу предшествовали три года рыбных и крабовых аукционов. В результате тот, кто покупал три года квоты на аукционах и затем осваивал, тот и получил их фактически в бессрочное пользование, но с рядом условий, вплоть до возможности изъятия этих прав. Тогда же были введены ставки сбора на вылов биологических ресурсов, посредством которых в рыбодобывающей отрасли регулируется размер изымаемой у добросовестных пользователей природной ренты.

– Крабовые квоты сейчас – главная тема в отрасли. Проблема настолько взбаламутила, что собственно из-за неё экстренно собирается Всероссийский съезд рыбаков.

– Ещё бы! Я ровно об этом и говорю. Все 100% ежегодных крабовых квот тогда, в 2001-2003-м годах, да и существенная часть ежегодных квот других видов продавались на аукционах за очень большие деньги. За огромные деньги. В дальнейшем доли всех вновь вводимых ресурсов для промысла, в том числе всех видов краба, также продавались на аукционах за сумасшедшие деньги. То есть весь объём, все 100% прав на вылов краба были распределены по результатам аукционов, а не закреплены бесплатно.

– Не все об этом помнят, не все это имеют в виду, раз предлагают купить ресурсы по-новому - по ещё более высокой цене.

– Инициатива по новым правилам распределения прав на вылов краба, с точки зрения всех добросовестных пользователей в отрасли, а не только крабопользователей, является ничем иным, как попыткой создать прецедент пересмотра ранее прогарантированных государством базовых принципов. Это аналогично идее пересмотра итогов приватизации, только в отдельно взятой рыбодобывающей отрасли с целью передела имущественных прав. Ничего подобного в других отраслях и с другими видами имущества еще не происходило, и, бог даст, не произойдет. Надеюсь, не произойдёт и в рыбодобывающей отрасли.

– Действительно, принципы права и законодательства единые вне зависимости от величины, от стоимости имущества. Однако, как искусно зашли инициаторы известного письма президенту. У них ведь тоже своя система аргументов. А теперь совершенно логичную, простую и не к чему не обязывающую резолюцию Владимира Путина, и, кстати сказать, естественную в данной ситуации и адресованную его экономическому помощнику Андрею Белоусову – «рассмотреть и доложить ваше мнение» - интерпретируют чуть ли не как поручение именно так и организовать, как изложено в служебной записке, по выражению Дмитрия Пескова.

– «Вы ж понимаете!!!» - прежде так обычно говорили сантехники и офицеры КГБ, глубокомысленно закатывая глаза кверху. В этом и кроется аппаратное искусство: возможность получить резолюцию «рассмотреть и доложить» истолковывается как «исполнить и доложить». Однако совершенно очевидно, что в данном случае это далеко не так. Андрей Белоусов не был бы экономическим помощником, если бы ему не было совершенно ясно, что обоснование инициативы по переделу крабовых квот не выдерживает критики. Ведь получается, что можно отобрать бизнес у всех действующих добросовестных пользователей биоресурсами только потому, что их бизнес в какой-то момент из-за выгодной конъюнктуры цен на продукцию в Китае, Японии и США оказался «чрезмерно» прибыльным.

Получается, что вместо законодательно подтвержденного государством механизма бессрочного пользования можно начать снова продавать крабовые квоты на аукционах. Притом, что самое циничное, уже не бессрочно, а только на 10 лет. А через 10 лет снова продать? Получается, что для этой циничной идеи нужно сломать действующее законодательство? Не думаю, что экономический помощник президента и уж тем более сам президент легкомысленно отнесутся к таким идеям. Все прекрасно понимают, что это явный прецедент пересмотра всей системы имущественных отношений в стране.

– СМИ приписывают эту идею «Русской рыбопромышленной компании».

– Может быть. Они новички в отрасли, не всё ещё понимают, только набираются опыта. Им тяжело. Им надо помочь. Не знаю, как им вообще удаётся осваивать имеющиеся у них квоты чрезвычайно изношенным флотом, от которого своевременно избавились китайцы. Им просто нужно подсказать, что такие прецеденты недопустимы, так как они неизбежно приведут к серьезным негативным последствиям для отрасли и для всего российского бизнеса в целом. В этой компании трудятся специалисты с дипломами MBA. Уж им-то точно известно, какие последствия наступают в связи с данным прецедентом: срыв инвестиционных планов, отказ от строительства новых судов, береговых предприятий по переработке и, соответственно, срыв всей стратегии развития до 2030 года.

Не думаю, что они именно этого хотят добиться. А риски дефолтов по кредитам множества компаний и, как следствие, отказ банков кредитовать любые рыбодобывающие структуры? А резкое ухудшение инвестиционной привлекательности отрасли? Я уж не говорю о негативных социальных последствиях инициативы и о философии «временщика». Но повторю самое главное: суть инициативы подрывает всю систему имущественных правоотношений в стране.

– Сейчас идёт дискуссия на такую тему: «Если государство так поступит с рыбаками, изменит ранее гарантированные базовые принципы – заработает оно или потеряет?»

– Даже такая постановка вопроса недопустима. Возможность единовременно собрать деньги на новых аукционах не должна стать причиной отмены государством ранее гарантированных базовых принципов и пересмотра системы имущественных отношений в отрасли. Сто лет назад мы уже имели подобные подходы, последствия которых до сих пор разгребаем. А если перераспределить заново самые прибыльные месторождения, например, нефти, никеля, золота, то цифры могут быть на порядки больше, чем за краба, однако никому даже в голову не пришло всерьез об этом говорить! Или с крабом – это первый эксперимент? Хотя, как и нефтяники, и металурги, и золотодобытчики, краболовы выполняют правила, исправно платят налоги, их бизнес регулируется целым набором вполне рыночных механизмов.

– Понимаете, прецедент уже почти создан. Ситуация, сложившаяся в рыбопромышленной отрасли в связи с введением, так называемых инвестиционных квот и последовавшие за этим попытки законодательно изменить действующие правила распределения прав на добычу крабов заставляют задуматься всех участников о полной незащищенности действующим законодательством от возможной потери в любой момент существенной части их бизнеса.

– В том-то и беда. Право пользования долями квот на добычу биоресурсов является объектом гражданских прав, имущественным правом, видом имущества. С точки зрения оценки бизнеса – это главный актив любого рыбодобывающего предприятия. Важнейшей характеристикой этой доли является ее наполнение, которое в свою очередь зависит от ежегодно определяемого рыбохозяйственной наукой размера общего допустимого улова.

С 2019 года введут единое промысловое пространство и, соответственно, промышленные и прибрежные квоты будут объединены. Кроме того, вводятся так называемые инвестиционные квоты. Что это означает для рыбаков? А это означает то, что у всех без исключения пользователей биоресурсами, у сотен компаний на Севере и на Дальнем Востоке будут изъяты 20% наполнения долей. Говоря проще, - 20% квот будут переданы тем, кто построит добывающие суда на российских верфях и заводы по береговой переработке в приморских регионах. Таких компаний на всю Россию не более двадцати. В основном это будут крупные рыбопромышленные холдинги. Фактически это господдержка не рыбаков, а поддержка отечественного судостроения и береговой переработки за счет рыбаков, а так же способ перераспределения 20% ценных биоресурсов.

Хочу ещё раз обратить внимание на то, что ранее эти биоресурсы были закреплены за всеми пользователями по историческому принципу, а также по результатам аукционов. А теперь объёмы уходят в пользу крупнейших компаний. Наверное, с точки зрения государства это мотивировано, это правильно, да и все рыбаки уже смирились с вынужденной потерей 20%. Их утешает то, что одновременно государство законодательно прогарантировало перезакрепление долей всех без исключения квотируемых биоресурсов на следующий, 15-летний период.

И всё же, нужно заметить, что ни в одной из природо-ресурсных отраслей пока не было ничего похожего. То есть пока нигде не перераспределяли ресурсы от одних пользователей другим на инвестиционные или какие-либо другие цели. Нигде и никогда ранее распределенные в результате приватизации, залоговых аукционов, конкурсов и прочего не перераспределялись.

– У инициаторов модернизации исторического принципа есть ещё один аргумент, который неожиданно обозначился недавно из-за трагедии с краболовом «Восток» в Японском море, мол, этот крабовый бизнес криминальный и социально не обустроенный.

– Тот, кто так считает, подвергает сомнению способность одной из самых могущественных спецслужб в мире контролировать ситуацию. Государственный надзор за рыболовством в море, в том числе и за краболовством, осуществляет ФСБ. Всё-таки надо признать, что теперь, так называемый ННН-промысел – незаконный, несообщаемый, нерегулируемый – довольно редкое явление. Россия – участник межправительственных договоров по предотвращению ННН-промысла со всеми соседями. Ну и пограничная служба исполняет своё дело усердно. Однако браконьерство побеждено не только ей.

Браконьерство победил исторический принцип. Добросовестным пользователям просто не выгодно нарушать правила рыболовства. Их основной актив, надеюсь, навсегда, – это право на вылов биоресурсов. Охотники рисковать им ради разового заработка вряд ли найдутся. Понятные, прозрачные, и главное стабильные правила делают браконьерство занятием не выгодным и опасным. А вот, кстати, если пользователь приобрёл право вылова на аукционе, за большие деньги и неизвестно, сохраниться ли это право в перспективе, то вероятность того, что он займётся именно браконьерским промыслом, чтобы как можно быстрее «отбить» вложенное, значительно увеличивается.

По крайней мере, зачем разрушить систему, которая прекрасно работает? Взгляните на экономические показатели. Отрасль растёт год от года!

Справка:

Крайний Андрей Анатольевич. Родился 15 сентября 1958 года в г. Елец Липецкой области.

С 1975 по 1994 гг. – служба в Вооруженных силах СССР.

В 1979 г. окончил Львовское высшее военно-политическое училище. Специальность – военный журналист.

В 2004 г. окончил с отличием Российскую Академию госслужбы по специальности «государственное и муниципальное управление».

1979-1988 гг. – корреспондент, редактор газеты «На боевом посту» Московского округа ПВО.

1988-1994 гг. – специальный корреспондент, завотделом газеты «Комсомольская правда».

1994-1996 гг. – генеральный директор российско-швейцарского совместного предприятия «Сокол».

1996-1998 гг. – президент корпорации «Агропродснаб».

1998-2003 гг. – председатель совета директоров ОАО Калининградский тарный комбинат», председатель Совета директоров Балтийского рыбоконсервного комбината.

2003-2007 гг. – директор ФГУП «Калининградский морской рыбный порт».

24 мая 2007 г. распоряжением Правительства Российской Федерации №658-р назначен на должность Руководителя Федерального агентства по рыболовству.

8 октября 2007 г. назначен руководителем Государственного комитета Российской Федерации по рыболовству.

С 16 июня 2008 г. по 17 января 2014 г. - руководитель Федерального агентства по рыболовству.

Женат, имеет сына и дочь.

Еще больше материалов по теме: «Наша рыба»

 
Читайте также