В мире

Не винная Молдавия: как республика превратилась в мафиозное государство. Часть 1

Мафия и олигархи, цыгане и старообрядцы, «русские» и «румыны». Как живут Молдова и непризнанное Приднестровье, выяснил наш корреспондент Алексей Боярский, не без труда проникший в Молдавию. А заодно взял интервью у двух президентов...
Молдова изо всех сил пытается догнать Европу... Но что-то постоянно мешает...

Молдова изо всех сил пытается догнать Европу... Но что-то постоянно мешает...

Фото: Алексей БОЯРСКИЙ

Писатель за коньяком

Мой запрос об интервью с нынешним теневым хозяином Молдовы Владимиром Плахотнюком, переданный по неофициальным каналам, услышали. И визит в страну в некотором роде был согласован. Однако организовавшие контакт молдавские коллеги настоятельно рекомендовали при въезде скрыть, что я журналист. «Наверху не против твоего визита, но у нас такой бардак: какой-нибудь вахтер на границе проявит бдительность, и вынесут, как Асламову (месяц назад нашего спецкора Дарью Асламову грубо не пустили в Молдавию. - Ред.). Разберутся, когда уже успеют депортировать». Поэтому в аэропорту Кишинева на вопрос пограничницы о цели поездки я ответил: «Туризм». Назвал отель, где забронировал номер. На этом ей бы поставить штампик в паспорт и вызвать следующего. Так происходило во всех странах, где я бывал, от Турции до Аргентины.

- А работаете кем? - последовал неожиданный вопрос.

- Писатель, - сообщил я чистую правду, так как действительно написал несколько книг.

Наверное, если б соврал, что торгую подержанными автомобильными покрышками, получил бы штампик тут же. А так она передала мой паспорт человеку в военном комбинезоне, видимо, офицеру СИБ (служба информации и безопасности, аналог нашей ФСБ).

- Писатель, писатель… - задумчиво перелистывал он страницы моего паспорта. - Приднестровье посетить планируете?

- Планирую - там коньяк дешевый.

- Есть такое дело, - кивнул офицер. - А вы журналистикой занимались?

- Ну кто ж у нас не занимался журналистикой.

- И о чем писали?

- Например, о стиле одежды Брюса Уиллиса, - вспомнил я давнее сотрудничество с журналом Boutique.

Офицер засмеялся и зашел в свой кабинет. Сквозь открытую дверь я видел, как он быстро стучит по клавиатуре. «Всё! - понял я. - Сейчас вобьет в Гугл мое имя и сможет насладиться ссылками на «Комсомолку». Накрылась командировка».

Пока я собирался паниковать, офицер закончил проверку и с явной неуверенностью отдал мне паспорт:

- Добро пожаловать…

«Неужели не догадался погуглить?» - недоумевал я. И тут вспомнил, что уже не первый раз сталкиваюсь с парадоксом. Сотрудники спецслужб подключены к суперсекретным базам данных. Но чтоб эти самые спецагенты банально не накачали вирусов или не подвисали в соцсетях и за прочим просмотром порнухи, компьютеры в дежурных помещениях не имеют выхода в интернет.

- …Только прошу вас, чтоб не было проблем при выезде, не участвуйте в Приднестровье ни в каких акциях - конференциях, форумах, это надо согласовывать через наше министерство культуры, - продолжил он.

В ответ я кивнул: интервью с президентом непризнанной, в том числе и Россией, Приднестровской Молдавской Республики (ПМР) к перечисленным «акциям» не относилось. Впрочем, от проблем на выезде сей факт меня не избавил.

Русский театр Кишинева выступает без декораций. Денег нет.

Русский театр Кишинева выступает без декораций. Денег нет.

Фото: Алексей БОЯРСКИЙ

МИЛЛИАРД ДОЛЛАРОВ? ПРОПАЛ КУДА-ТО

Государственный русский драматический театр им. А. П. Чехова - один из главных в Кишиневе. Самый дорогой билет - в первый ряд на вечерний спектакль в субботу - всего 100 лей (340 рублей).

Зал полон.

Но публика не в вечерних платьях - половина сидит в пальто: привыкли, что у театра нет денег на отопление.

Дают Мольера.

Замечательное актерское исполнение, красивые костюмы. Но сцена абсолютно голая: из декораций две табуретки. Рядом со мной легкий запах алкоголя: сидящие прямо перед сценой пары по очереди отхлебывают из пластиковой бутылочки нечто розовое...

Публика благодарная: аплодировали стоя, кричали браво, вызывали на бис. А вот цветы актерам не поднесли вообще. Понятно - бедность. Но вряд ли она единственная причина парадоксов, которые (с легким налетом театральности) сегодня в Молдове везде - в экономике, политике, общественном сознании, частной жизни.

В очереди в банке народ спорит, сколько украл нынешний мэр Кишинева, совершенно честно выбиравшийся горожанами целых три раза подряд.

- Сама за него голосовала, - вздыхает женщина пенсионного возраста. - Потому что он из прозападного, прорумынского блока. Думали, ему легче будет деньги городу добыть. А вообще я за пророссийские силы - на парламентских и президентских выборах за социалистов голосую. Но у них денег нет.

У кого здесь есть деньги, известно каждому. В 2014 году Молдова вошла в мировую историю преступлением века - из банковской системы страны исчез $1 млрд.: половина годового госбюджета. Спроси любого прохожего, он ответит: «Миллиард украл Плахотнюк. Он за все платит, он и хозяин страны».

По словам молдавского политолога Виктора Чобану, в стране и раньше правили олигархи, но сейчас от конкурентной олигархии перешли к монопольной.

- Еще в 2013 году было три с половиной олигархических клана, а сейчас остался один, - поясняет Чобану. - Молдова - мафиозное государство: главный персонаж руководствуется книгой «Крестный отец».

Спроси любого прохожего, он ответит: «Миллиард украл Плахотнюк. Он за все платит, он и хозяин страны».

Спроси любого прохожего, он ответит: «Миллиард украл Плахотнюк. Он за все платит, он и хозяин страны».

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

МАФИЯ БЕССМЕРТНА

Начинал Владимир Плахотнюк, как вам расскажут в любой маршрутке, в 1990-х отнюдь не бандитом, а сутенером. Потом занялся более продажным бизнесом - нефтепродуктами, банками. Считается, он контролирует львиную долю бизнеса страны. Но и сутенерство, как утверждают злые языки, тоже не бросил: удобный инструмент для сбора компромата на политических противников. Например, два года назад в интернет выложили ролик сексуальных игр «человека, похожего на экс-премьера Влада Филата».

На президентских выборах в 2016 году победил «пророссийский» кандидат, глава социалистов Игорь Додон. Но Молдова давно парламентская республика - правит премьер-министр, выдвигаемый парламентом. Социалисты на последних парламентских выборах 2014 года получили большинство мандатов - 25%. Но их голоса в парламенте ничего не значат: мелкие фракции объединились против них в «проевропейскую» коалицию. Де-факто правящей стала занявшая предпоследнее место (12,7%) демократическая партия - нынешний премьер-министр Павел Филип из нее. Председателем демпартии как раз и является Владимир Плахотнюк. При этом сам он в депутаты не пошел. И вообще никаких официальных должностей во власти не занимает. В Молдавии уверены, что голоса депутатов других фракций элементарно покупаются Плахотнюком - на деньги из того самого украденного миллиарда. Из него же подкармливает и госаппарат.

Продолжение в следующем номере и на сайте kp.ru