2017-05-04T01:47:26+03:00

Отец Георгий Ланцев: "Чем дальше от Москвы, тем больше прихожане удивляются"

Диакон из Воронежа, служащий в московском храме, рассказал, как ему живется с его яркой необычной внешностью и что связывает его с малой родиной
Диакон Георгий (Егор) ЛанцевДиакон Георгий (Егор) Ланцев
Изменить размер текста:

По большому счету, современному человеку, если только он не гражданин КНДР, открыт весь мир. И поэтому расовое разнообразие в глубокий шок никого уже не повергает. Однако темнокожий диакон в облачении священнослужителя РПЦ, скромно прислуживающий в одном из российских православных храмов, все же привлекает внимание. Диакону Георгию (в миру - Егору) Ланцеву, служащему в Храме святителя Тихона в Москве, 29 лет, и внешне он чем-то похож на Александра Сергеевича Пушкина, которого, кстати, с удовольствием читает и перечитывает. С Воронежем отца Георгия связывают ранние годы детства и учеба в интернате № 4. Мы выяснили, какие воспоминания у него остались о родном городе, что помогло ему переступить порог церкви и как ему довелось несколько раз участвовать в пасхальном богослужении вместе с патриархом. А еще спросили, как на него реагируют прихожане.

"Владыка, вы как будто привезли с собой кусочек Воронежа"

Сейчас отец Георгий совмещает службу в храме с преподаванием истории в церковно-приходской школе. Он учится на последнем курсе исторического факультета МГПУ. Информация, которую можно найти в сети, сообщает, что за плечами у него Муромское духовное училище и Сретенская духовная академия. Улыбаясь с экрана во время сеанса связи по "Скайпу", он сообщил:

- Для меня поговорить с кем-то из земляков - просто отдушина, как общаться с братом или сестрой. Видел недавно в Москве владыку Сергия, митрополита Воронежского. Всегда, когда подхожу к нему под благословение, чувствую в нем кусочек теплоты Воронежа.

Фото из личного архива героя

Фото из личного архива героя

Довольно значимая страницы в жизни отца Георгия - обучение в местном интернате № 4:

- До шестого класса учеба давалась мне легко, а потом начались сложности с математикой, по каким-то другим предметам, уж не могу вспомнить. Плюс коллектив был сложный. Даже вставал вопрос о том, чтобы оставить меня на второй год. И я сам попросил родителей, чтобы мне нашли такую школу, где мне было бы легко общаться. По совету маминой знакомой я пошел в интернат № 4. Мама сначала ужаснулась: "Ведь там же сироты!". Ей объяснили, что никто не заставляет ее сдать меня туда. Туда просто можно ходить на занятия, как в обычную школу. После этого все стало налаживаться. Контингент там очень разный подобрался: были дети из неблагополучных семей. Но несмотря на то, что я немножечко выделяюсь (смеется), окончил я свои девять классов успешно. Интернат оказался одной большой семьей. А для меня в том возрасте была очень важна психологическая обстановка. Кроме того, здесь мне нравился индивидуальный подход. Не было этой извечной спешки: бегом, бегом, успеть за учебным планом, больше знаний заложить. Учителя относились к нам скорее как родители, а не как педагоги. Когда приходил кто-то новенький из ребят, к нему присматривались внимательно. Сразу с ним не бежали дружить. Присматривались, бывало, до полугода, а потом уже принимали как своего. Если что-то случалось, все бросались помогать. И не было никакой сегрегации. Не расовой, конечно! (смеется). А, скорее, по социальному статусу.

Из личного архива

Из личного архива

"В детстве девочки симпатизировали. Даже просили фото"

В общем и целом, в отрочестве у будущего выпускника духовной академии все было, как у обычного общительного подростка: и первая любовь, и приятелей полный мешок:

- Не могу сказать, что кто-то сильно обижал, продолжает Егор. - Девочки, кстати, очень любили. Многие даже просили подарить мою фотографию. Мама меня за это ругала: зачем ты весь фотоархив раздарил, что ты мне оставишь? Имеется в виду, из тех снимков, на которых я маленький.

"В девятом классе я сказал ей, что хочу быть батюшкой"

- А как же проявлялась взаимовыручка, о которой вы говорили?

- Например, был я влюблен в девочку из класса и не мог ей признаться. И мой друг шепнул одному товарищу, тот другому шепнул. И почти все окружение старалось организовать нашу встречу с этой девочкой. Хотя я даже не просил об этом. Бывало, что защищали друг друга. Например, мальчишки повздорили, назначили встречу. И вот приходит на эту встречу - "стрелку" - не два-три человека, а целая орда. Пытались не драться, а решить вопрос в переговорах. Поэтому я не помню переломанных носов и выбитых зубов.

- А что же та девочка?

- С ней мы дружили потом до девятого класса. Но когда я ей рассказал, что собираюсь стать священником (я уже тогда это для себя решил), она удивилась, не поняла меня. Ответила, что "не собирается становиться попадьей". Я пошел к маме, поплакался. Она говорит: "Ну не знаю, на ней свет клином не сошелся. Вон, Юлька, соседка наша, тоже симпатичная". Каждый выбирает свое. Через восемь лет мне встретилась другая девушка, которая, напротив, хотела быть попадьей. Не то чтобы ставила такую цель, но готова была разделить со мной мою судьбу. Так и должно быть в браке.

Из личного архива

Из личного архива

- Значит, еще в 15 лет все решили?

- Да. Я бы хотел низко поклониться своей уже усопшей бабушке Лидии. Она приложили много усилий, чтобы я был воцерковленным человеком. Не могу сказать, что она мечтала, чтобы я пошел в семинарию. Просто хотела, чтобы ее внуки были достойными людьми. Да и про другую мою бабулю, Надежду, могу то же самое сказать.

"Соблюдать посты, учась на повара, было сложно"

- Почему вы решили перебраться в столицу?

- После девятого класса я решил пойти в кулинарный техникум, чтобы провести время до поступления в семинарию с пользой. Если ты человек верующий, ты стараешься жить по канонам церкви. Но в техникуме было сложно соблюдать посты. Уже на первом курсе мы, например, проходили приготовление мясного супа и котлет из фарша. Все вокруг снимают пробы с приготовленных блюд, а ты не можешь, потому что у тебя Великий пост. Когда такие большие праздники, как Сретение, например, выпадали на будние дни, приходилось писать прошение завучу, чтобы тебя отпустили с занятий и можно было бы пойти в храм. Везде есть свои порядки, которые нужно соблюдать. Я понял, что это место не подходит. Как-то мне попался в руки церковный календарь, и я увидел на оборотной стороне список духовных учебных заведений. Там были и семинарии, и училища. Смотрю: вот, например, Псков, два года обучения, набор после девятого класса. Так и получилось. Духовник благословил, и я решил забрать документы. Пошел в Муромское духовное училище. Оно меня во многом сформировало. Потом выбрал для поступления Сретенскую духовную академию.

Отец Георгий с супругой Анной

Отец Георгий с супругой Анной

"Не думайте, что наш русский народ дикий"

- А как на вас прихожане реагируют?

- Вот что я скажу: вы не думайте, пожалуйста, что наш русский народ дикий. Когда меня только рукоположили в диаконский сан, то я и сам немного смущался. Я задумывался о том, как меня воспримут. В итоге когда я получил назначение от патриарха в мой первый храм в Люблино, прихожане восприняли меня очень хорошо. Удивление на лицах я вижу, когда, например, приезжаю в другие регионы к друзьям-священникам - во Владимирскую, Нижегородскую область, где мне тоже случается служить в храмах. Но хочу отметить, что это ни в коем случае не ненависть или насмешка, а простое искреннее удивление, иначе не скажешь. Они просто недоумевают. В Воронеже люди, кстати, тоже более прохладно к моей внешности относятся, как и в Москве. В последний свой визит в августе я прислуживал митрополиту Сергию и не замечал никакого замешательства на лицах прихожан. Хочу отметить еще, что Церковь обладает особым духом. Христос ведь пришел не к какой-то конкретной нации, Он для всех. Когда Спаситель вознесся на небо, что он сказал апостолам? Проповедуйте и крестите народ. А насколько хорошо человек это понимает или не понимает - это уже его личная проблема.

- Слышала, вы были замечены на службе с патриархом?

- Поскольку я являюсь клириком города Москвы, нас иногда созывают сослужить Святейшему Патриарху Кириллу. Это бывало несколько раз. Богослужение с ним - это особая молитва. Ты видишь, как архипастырь молится не только за стоящих в храме, но за всю нашу Церковь и за всю страну.

Из личного архива

Из личного архива

"Я брал акафист и шел к набережной, в "Алые паруса"

- Какие места Воронежа для вас памятны?

- Дом № 8 на улице Депутатской, у которого была установлена сцена. Мы с ребятами устраивали там театр для родителей, я был заводилой. Это самые лучше годы. Не было интернета и смартфонов, но был двор. Пришел после школы, портфель бросил и до девяти часов на улице. Второе место - парк "Алые паруса" у нашей школы. Мы там бегали, играли постоянно. Днем нам всегда давали свободное время. Я брал акафист и шел к набережной в этот парк. А там ведь знаете, какой вид: хоть пиши картины. Что, собственно, многие и делают. На другом берегу блестели купола. И вот я там молился.

В Воронеже у отца Георгия остались два родных брата и родители, которых он навещает. Строить предположения том, в какой стране помимо России у него есть корни, наш собеседник не стал. Этот вопрос он считает слишком личным.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также