2017-01-09T14:06:41+03:00

Николай Добрынин: «Сватов-7» могут снять в Белоруссии»

На гастролях в Воронеже звезда популярного сериала рассказал, с какими «почестями» его депортировали с Украины, почему у него никогда не будет кризиса, а также как переживал, когда разрушили сирийский храм, где вымолил дочку
Поделиться:
Комментарии: comments27
Николай Добрынин в Воронеже.Николай Добрынин в Воронеже.Фото: Татьяна ПОДЪЯБЛОНСКАЯ
Изменить размер текста:

На днях в столицу Черноземья со спектаклем «Царский подарок» приезжал Николай Добрынин. В зале был аншлаг: зрители соскучились по исчезнувшему с экранов сериалу «Сваты», где Добрынин сыграл колоритного Митяя. «Комсомолка» расспросила у артиста, почему же не начинают снимать долгожданное продолжение мегапопулярного проекта, сценарий которого написан еще несколько лет назад.

УКРАИНСКИЕ ПОГРАНИЧНИКИ ПРЕДЛАГАЛИ ДОВЕЗТИ НАС ДО МОСКВЫ В АВТОБУСЕ С РЕШЕТКАМИ

- Николай Николаевич, в ноябре вам с Людмилой Артемьевой запретили въезд на Украину. Как вы к этому относитесь? - поинтересовалась "Комсомолка" у артиста.

- Это был показательный «расстрел». До нас там гастролировало много актеров. И нас они пропустили, потому что сериал «Сваты» у них любимый, чуть не национальный. Я со всеми погранцами перефоткался, все спрашивали, когда «Сваты-7» будут? Мы «рвем» залы - на 1700 забиваем 3000 человек. Нас заваливают цветами. И так Днепропетровск, Одесса, Харьков. Люди соскучились по нам. Я с охапками цветов сажусь в поезд. И тут заходят СБУшники: с вещами на выход, Николай Николаевич. Без объяснений причин. Железные ворота, колючая проволока. Я много следователей играл, уж руки за спину завожу. Начальник их сказал, что им приказ пришел – именно нас снять с поезда. Особист говорит: «Вы выступали на захваченной территории в Крыму? Что вы там делали?». Я говорю: я радость людям нес. И в частных целях с дочкой отдыхал. «А вы знаете, что не должны были этого делать?». В общем, нам объявили, что мы с Артемьевой Крым захватили. Сказали, что должны надеть на нас наручники, сутки продержать, только после этого допрашивать, но так как «вы наши любимые артисты, наши дети выросли на вас», в общем, они сами все понимают – мы же еще вчера были вместе, они ходили ко мне на спектакли, их дети смотрят «Сватов», «Байки Митяя» и другие сериалы. Допрашивают и цитируют оттуда фразы. Я говорю: дайте переночевать. Они: «У нас полчаса, чтобы вас депортировать». Предложили довезти до Москвы – автобусом с решетками. В общем, довезли нас до Белгорода, с мигалками, через очередь провели на пропускном пункте. А дальше начался цирк уже с нашей стороны, три часа под дождем мурыжили: «А что вы, украинские актеры, к нам лезете?». Я говорю: какие украинские, меня только что депортировали!

Николай Добрынин в Воронеже. Фото: Татьяна ПОДЪЯБЛОНСКАЯ

Николай Добрынин в Воронеже.Фото: Татьяна ПОДЪЯБЛОНСКАЯ

ИЩУТ КОПРОМИССНОЕ МЕСТО ДЛЯ СЪЕМОК «СВАТОВ-7»

- Ситуация со съемками седьмых «Сватов» не прояснилась? Сценарий же давно написан.

- Седьмая часть очень хорошая. Но Федя Добронравов невъездной на Украину на пять лет, мы с Люсей Артемьевой на три года. Мы к ним не можем ехать. Они к нам не могут, их врагами у себя будут считать. Ищем компромисс. Может, в Белоруссии. Но это надо кучу денег, чтобы отстроить там те же самые декорации, мы же в реальных домах снимали.

- На улице вас Митяем называют?

- Конечно. Только им и называют. Еще мне приятно, что кто-то Утесова в моем исполнении вспоминает, Сашу Ветра из сериала «Нина». Я к этому спокойно отношусь. Это очень хорошо, что не по фамилии, а по персонажу зовут. У великого Тихонова были и замечательный «Белый Бим Черное Ухо», и «Они сражались за Родину», но все называют его Штирлицем. Ну, и слава богу. Федьку сейчас от Будько «ломает», а я говорю: Федь, успокойся, не гневи бога.

- Вы привезли необычный, интересный спектакль, расскажите, как вам работалось с режиссером Ниной Чусовой?

- Нина - моя любовь. Мы решили, что с ней идем вместе по творческой жизни. Мы этот спектакль сделали за восемь дней. Должны были ставить «Подари мне лунный свет» с Викой Исаковой, но Вика испугалась, сбежала. А у нас была запланирована дата премьеры. Мы с продюсером Риммой сели, думали, что делать. Она мне дала пьесу. Я ехал в такси, читал, к концу начал плакать, водитель даже спрашивал: «С вами все хорошо?». В итоге мы вызвали Чусика, Катю Волкову, закрылись на восемь дней и сделали спектакль. Нина – светлая, при этом безбашенная. Мы выпустили с ней в театре Бабкиной мегапостановку «Бабий бунт». Сейчас она выпустила сказку в Храме Христа Спасителя - епархия ей доверила. Это очень круто. Нина очень сильно матерится, говорят, во время репетиций Храм Христа Спасителя столько мата не слышал никогда... Нина - молодец. Она трудоголик, с ней легко. У нее особенность режиссуры: она мелочью не занимается. А за полрепетиции может полспектакля прогнать, а потом уже разбираться. Я ее обожаю, люблю. Сейчас, я надеюсь, начнем с Леонидом Якубовичем репетировать постановку, которую Роман Козак ставил на гениального Андрюшку Панина, царствие им небесное. И на Колю Фоменко. По пьесе японского автора Коки Митани «Академия смеха», очень крутой спектакль. Я хочу, чтобы его Чусова поставила.

Николай Добрынин в Воронеже. Фото: Татьяна ПОДЪЯБЛОНСКАЯ

Николай Добрынин в Воронеже.Фото: Татьяна ПОДЪЯБЛОНСКАЯ

У МЕНЯ НЕТ КРИЗИСА, А НЕ БУДЕТ РОЛЕЙ – ПРЕПОДАВАТЬ ПОЙДУ

- Сейчас все актеры жалуются на кризис…

- Я не жалуюсь, у меня его нет. И никогда не было. С момента, когда к Райкину попал. Потом, когда к Роману Григорьевичу - с маленьких миниатюрочек сразу на главную роль. Тогда я стал мега популярным среди театральной публики, в моей гримерке побывали все до одного народные артисты, которые целовали мне руки, признавались в любви, такая крутая роль у меня была. Но самое крутое было, что через год я оставил все это и ушел с Аллой Сигаловой в голод и холод на семь лет в неизвестность, танцевать. Заработной платы у нас не было, нам платили трехлитровой банкой риса, гречи. Мы сделали сумасшедшие постановки «Отелло», «Пугачев», полмира исколесили. Потом была вторая встреча с Романом Виктюком, и уже играл долгие годы у него в театре. А 12 лет назад ушел в кино. И правильно поступил. Иначе я реально бы умер в нищете, потому что я играл все роли в единственном составе: и Мастера, и Понтия Пилата, Саломею в «Служанках». Я понял, что умру. 365 спектаклей, на разрыв аорты. Я просто физически не мог при минимальной зарплате, просто за искусство, а я уже дядя взрослый был. Зато сейчас вернулся подремонтировать душу в театр, как правильно Тихонов говорил. Потому что кино можно называть как угодно, но это не искусство: здесь актер совершенно беззащитен, могут смонтировать как угодно. И очень хорошо, что я вернулся, но это не означает, что я опять с головой туда окунусь. Мне уже хватило, потому что я сыграл за 80 дней 80 спектаклей. Впереди у меня еще 84 подряд. Просто физически устал, вспомнил молодость. За этот месяц четыре раза на Камчатке побывал. Это очень тяжело. Так что сейчас с любимой мною Ольгой Погодиной, с которой мы играли в сериале про тигров «Маргарита Назарова», будем сниматься в новом военном фильме Алексея Пиманова. И запускаем еще фильм про шпионов следом, поэтому театру я пока скажу «Стоп», чтобы не надоедать зрителям.

- Вы в детстве и мешки шили, и грузчиком были, потом метро строили. Если кризис будет такой, что не станет ролей ни в кино, ни в антрепризах, сможете что-то делать своими руками?

- Я работаю, начиная с шестого класса, не пропаду. Преподавать пойду, меня зовут давно. Просто мне жалко на это время тратить. А дома типа гвоздь забить? Я все жене доверяю. Она у меня и заколачивает, и закручивает, и лепит. Я сказал: забудь, что я могу подмести. Вот пропылесосить могу, помыть полы, повесить постиранное белье.

СО СЛЕЗАМИ СМОТРЮ, КАК РАЗРУШЕН В СИРИИ МОНАСТЫРЬ, ГДЕ ВЫМОЛИЛ ДОЧКУ

- Какие места поразили больше всего, когда вы вели передачу «Планета православия» и ездили по святым местам?

- Да все! Но больше всего, конечно, монастырь святой Феклы в Сирии, где я вымолил свою любимую дочку Нину! Сейчас со слезами смотрю на это место, монастырь полностью разрушен. Помню, как у меня волосы дыбом встали, когда включил телевизор в шесть утра, а там показывают, как ведут из плена мою матушку Пелагию, настоятельницу этого монастыря. В плен ее брали, ее там пытали… Поясок от Пелагии помог рождению дочки. Я сказал тогда матушке: «Мы здоровые, в принципе, и Катя, и я, просто в работе все время, семья распадается...». Она мне говорит: «Иди, все будет хорошо». Я помолился и через девять месяцев это чудо случилось. Это очень круто - с одного раза, как щелкнуло пальцем, и готово.

- Какие таланты у дочки Нины?

- Я сначала ее в айкидо отдавал. Но у нее сердечко оказалось слабоватым. Теперь я самый счастливый человек, потому что дочка второй год ходит в Строгановскую академию рисовать, учится у маститых художников, там профессионалы учат. И у нее очень лихо получается, я не нарадуюсь. А рядом торговый институт. Я говорю жене: «Посмотри, чем отличаются одухотворенные!». Вместо бутылок мольберт, вместо сигарет - пюпитр. И там не обманешь - что нарисуешь, так и поставят. Если она дотянет до 16 лет, то автоматически станет студенткой Строгановки. Я сам мечтал быть художником, но я по жизни не тусовщик.

- Зато вы актер хороший...

- Неплохой. Но мне хотелось бы где-то там, в глубине души, побыть режиссером.

- А хобби у вас есть?

- К сожалению, в этом плане я без дара. У меня нет дара к отдыху.

- Чего вам для счастья не хватает?

- Все живы-здоровы - и это счастье. Для меня есть работа, кусок хлеба - и хорошо. Она есть все время, я к этому привык. Я без работы никогда не был.

 
Читайте также