Общество1 ноября 2016 12:02

Воронежские хирурги оперируют младенцев весом до килограмма

Уже десять лет отделение неонатальной хирургии помогает выхаживать самых маленьких пациентов
Каждая операция требует индивидуального подхода

Каждая операция требует индивидуального подхода

Крохотным кулачком новорожденный ребенок с трудом ухватывается за палец любящей мамы. Кажется, что этот улыбчивый малыш вот-вот не выдержит и разожмет свои пальчики. Но он, несмотря ни на что, продолжает цепляться за человека, подарившего ему жизнь. И за саму жизнь – тоже. К сожалению, порой таким вот карапузам, которым от роду нет еще и месяца, уже нужна медицинская помощь.

Ушат холодной воды

Ровно десять лет назад в Воронежской областной детской клинической больнице № 1 появилось отделение неонатальной хирургии. Это отделение для младенцев с пороками и аномалиями развития было создано благодаря усилиям главного врача больницы - доктора медицинских наук Анатолия Швырева. Тогда, в 2006 году, первые шаги в новом для города направлении предстояло сделать двум опытным специалистам - Сергею Заскину и Роману Щербинину.

- Работа начиналась в условиях колоссального стресса. С первых шагов нам приходилось осваивать новый режим взаимодействия с неонатологами, реаниматологами и анестезиологами - учиться слышать друг друга. В больницах региона подобного опыта не было. Первый год работы был похож на ушат холодной воды, неожиданно вылитый на голову. Мы не предполагали, что спрос на нас будет настолько велик. Иногда после работы не успевал доехать в детский сад за ребенком, как вызывали обратно в клинику, - признается заведующий отделением неонатальной хирургии Роман Щербинин.

Сегодня все обстоит иначе. В первую очередь, изменилась организация процесса: на законодательном уровне отрегулировано взаимодействие между клиниками региона, оказывающими хирургическую помощь новорожденным.

Все, кому было сложно настроиться на интенсивный режим работы, долго не выдерживали. Но постепенно сформировался молодой и позитивный коллектив.

- Таких подразделений, как наше, очень мало в стране. Здесь ребенку одновременно помогают все специалисты неонатального профиля. Поэтому максимальный эффект удается достичь в кратчайшие сроки, - подчеркнул Роман Леонидович. - Названия всем болезням придумал человек, но патология существует по своим правилам. Поэтому мы редко встречаем полностью одинаковые заболевания. Пример тому - врожденная непроходимость кишечника, атрезия пищевода, аноректальные аномалии и пороки развития. Каждая из этих патологий имеет сотни специфических характеристик. А это обусловливает различные подходы к лечению, совершенно разные виды и количество операций. Зачастую приходится импровизировать.

При этом, иногда приходится обуздывать свое «хирургическое тщеславие» - желание первым внедрить современные «модные» технологии. Как отмечает Роман Щербинин, оно никогда не должно идти вразрез с интересами пациента. Крайне важно чувствовать баланс между оценкой своих возможностей и желанием помочь пациенту избавиться от недуга.

Со временем в отделении сформировался дружный колектив

Родитель вправе знать все подробности грядущей операции

Развитие современной реанимации позволило выживать недоношенным детям со множеством врожденных пороков развития. Эти заболевания требуют поэтапной коррекции. Например, крошечному пациенту, имеющему одновременно атрезию пищевода и прямой кишки, требуется несколько этапных операций.

При этом, родитель вправе знать все подробности и риски предстоящей операции. Только в этом случае согласие на вмешательство можно назвать информированным.

- Скрывать что-то глупо. Любой современный родитель, как правило, осведомлен о всех возможных методах лечения болезни своего ребенка. Поэтому утаивание какой-либо информации неизбежно приведет к недоверию. А это такая опасная штука, которую никак нельзя допускать, - подчеркнул Роман Леонидович.

Заведующий отделением неонатальной хирургии Роман Щербинин за работой

Когда ребенку требуется хирургическое вмешательство, врачи прежде всего берутся не за скальпель, а за ручку и бумагу. С помощью наглядных схем и рисунков они пытаются доступно разъяснить, что представляет собой операция и чего с ее помощью удастся добиться.

- Для нас «информированное согласие» - это не пустой звук. Бывает, что мы очень долго общаемся с родителями, разъясняя наш план лечения. Время, затраченное на подробные разъяснения, ни в коем случае не потеряно, ведь мы играем в одной команде против общего врага – болезни малыша. Если же мать по тем или иным причинам не может посетить больницу - всю ответственность за принятие решения берет на себя врачебный консилиум, - говорит Роман Щербинин.

Некоторые заболевания имеют несколько вариантов хирургической коррекции. Один из них всегда сложнее другого. Но в долгосрочной перспективе именно он зачастую лучше для ребенка. Например, при врожденной непроходимости двенадцатиперстной кишки приходится выбирать более сложный и продолжительный вариант как раз по этой причине. Информированное согласие предполагает, что родители ребенка осознанно согласны с выбором хирурга.

Без материнского тепла трудно выходить малыша

Неонатальная хирургия - это не просто 15 коек. Это постоянный процесс взаимодействия различных служб, который начинается от транспортировки пациентов и заканчивается их комплексным выхаживанием.

- У нас огромный регион. Для того чтобы вовремя доставить ребенка и сохранить ему жизнь, нужно приложить большие усилия. Наша реанимационная бригада делает около 900 транспортировок в год на специальном авто- и авиатранспорте. Бывали случаи, когда детей приходилось транспортировать в первые часы их жизни, - рассказывает хирург.

Только представьте себе пациента размером с мужскую ладонь! И таких детей приходится оперировать такими же крохотными инструментами. Однако, как бы ни были хороши современные методики и технологии, выше всегда стоит человек – подготовленный специалист.

- Не зря говорят, что кадры решают все. Чтобы подготовить хорошую медсестру - нужно потратить от трех до пяти лет. Когда она уходит на другую, более оплачиваемую работу, для нас это беда, - отмечает Роман Щербинин.

Некоторые малыши неделями не кормятся через ротик. Вся «еда» к ним поступает через вену - и это сложная математика, требующая бесконечных расчетов и коррекций. А высчитывает все человек: неонатологи и реаниматологи в прямом смысле слова не выпускают из рук калькуляторы.

- В медицине опыт решает очень много. У профессионального медработника должна быть колоссальная стрессоустойчивость, и она должна сочетаться с высокой профессиональной компетенцией. Младенец не может подсказать, где и что у него болит. Он просто плачет, потому что ему больно и страшно, - подчеркнул Роман Леонидович.

В холле отделения неонатальной хирургии висит стенд с фотографиями уже подросших пациентов. Кого-то из них мама регулярно приводит в отделение, чтобы поделиться со ставшими родными врачами и медсестрами, как ее карапуз делает первые шаги. Кто-то заглянет всего пару раз, но все малыши и их родители всегда с благодарностью будут вспоминать тех, кто второй раз подарил им жизнь.

- Хорошо выполненная операция - это лишь 50% успеха. Огромная нагрузка и ответственность ложится на реаниматологов и неонатологов, сестричек и санитарочек, которые выхаживают ребенка в послеоперационном периоде. Маму, папу, даже бабушку могут впустить в реанимацию, чтобы они постояли рядом, подержали ребеночка за руку. Без тепла родных людей очень трудно выходить малыша, - уверен Роман Щербинин. - Ребенок всегда чувствует, когда он нужен матери и за него переживают родные.

За последние десять лет младенческая смертность в Воронежской области снизилась в четыре раза. Можно было бы расписать, какой это важный показатель, но разве хватит для этого слов? Нужны ли еще какие-то выводы? Пожалуй, нет. Необходимо сказать лишь одно слово: «Спасибо».

В ТЕМУ

Первые шаги

Службу неонатальной хирургии первым возглавил Сергей Заскин, доцент кафедры детской хирургии ВГМА им. Н.Н.Бурденко. С 1982 по 2006 год Сергей Захарович успел пройти путь от ординатора – детского хирурга в центральной районной больнице до заведующего отделением хирургии новорожденных.

Под его началом были сделаны первые, пожалуй, самые трудные шаги. Ведь нужно было время, чтобы сформировались основы взаимодействия между подразделениями клиники, неонатальными службами региона. Сергей Захарович работал в отделении хирургии новорожденных с момента его открытия и до своей скоропостижной кончины от тяжелого недуга 18 марта 2012 года. Всю жизнь он провел в служении детскому здоровью и обеспечил себе вечную память и бесконечное почитание коллег и спасенных им детишек.

Сергей Захарович работал в отделении хирургии новорожденных с момента его открытия