2016-05-28T11:04:05+03:00

Сергей Маковецкий: «Мечтаю о такой старости, как у Зельдина!»

На гастролях в Воронеже известный артист рассказал, какая связь между лысиной, сбритой для фильма Михалкова, и новогодним платьем, чем хороши фильмы Балабанова и почему прежде, чем сыграть Чикатило, его нужно полюбить
Поделиться:
Комментарии: comments4
Сергей Маковецкий в Воронеже.Сергей Маковецкий в Воронеже.Фото: Татьяна ПОДЪЯБЛОНСКАЯ
Изменить размер текста:

26 мая в Воронеже побывал Сергей Маковецкий. На своей творческой встрече в ВКЗ известный артист много читал Чехова, Жванецкого, Пушкина, вспоминал свои любимые роли в кино, работу с режиссерами Алексеем Балабановым, Никитой Михалковым, Сергеем Урсуляком. Артист считает, что нужно о себе заявлять творчеством, а не тем, что про тебя написано: - Я вот интернет не читаю – не люблю его, - признался мэтр.

«Комсомолка» выделила самые интересные цитаты артиста.

О БАЛАБАНОВЕ И СОВРЕМЕННОМ ГЕРОЕ

- Ровно три года, как не стало Алексея Балабанова. Леша был мой друг, товарищ. Невероятный режиссер. Слава богу, его картины часто показывают. Жаль, не повторяют «Про уродов и людей» – это моя самая любимая картина, самая стильная. И первый случай, когда мне пришлось изменить цвет глаз. Потому что совсем не понимал сценарий, героя… Чем отличается Балабанов – он брал тему и закрывал ее. После него не стоит пытаться. «Жмурками» он закрыл тему накопления капитала, сделав это прекрасным жанром черной комедии. Дилогией «Брат» он предложил нового героя. Сегодня все говорят, что нужно создавать нового героя. Но он не создается. Нельзя его искусственно родить. Он должен из чего-то произрасти… Леша захотел и ушел. Не знаю, почему? Каждый художник имеет право поставить точку. Он это сделал фильмом «Я тоже хочу». Мне жалко, что его нет. Есть режиссеры плохие и хорошие, есть гениальные. А есть те, которые изменили твою судьбу. Он один из тех, спасибо ему.

О МИХАЛКОВЕ, ЛЫСИНЕ И НОВОГОДНЕМ ПЛАТЬЕ

- Самая дорогая роль – в фильме «12» Никиты Михалкова. Я ее очень люблю, она отвечает моим человеческим качествам. Конечно, я мечтал сниматься у Михалкова. У него все мечтают сняться. Глупо не мечтать. Он создает уникальную атмосферу на площадке. И она передается на пленку. Но я не входил в группу интересов Никиты Сергеевича. То ли он не те спектакли смотрел со мной. Но однажды он ко мне пришел на спектакль «Черный монах» - ему очень понравилось. Он зашел ко мне в гримерку: «Сережа, у меня к тебе есть одно предложение. Но об этом потом-потом». Я пошел домой окрыленный надеждой. Ждать «потом». А оно все никак не случается, время проходит, а «потом» нету. А там уже играют, и без меня. Я подумал, наверное, меня не нашли. Ну ладно, значит, в следующий раз. И поехал в Литву отдохнуть на неделю. И звоню оттуда: «Лена, хочу остаться на католическое Рождество». Она говорит: «Здорово вы, мужчины, устраиваетесь – там праздник, потом сразу к новогоднему столу». Теперь я понимаю, что если бы остался, меня бы действительно не нашли. Позвали уже 26-27 декабря. Понимаю, что заскакиваю на последнюю подножку уходящего поезда. Предлагают мне образ лысеющего человека. Я говорю: согласен, лысина – что-то пережитое. С какой радостью меня брили гримеры. А вечером мне на спектакль. В общем, сделали мне на скорую руку паричок - обрили детскую игрушку. Приехал в театр, так этот парик у меня все время на нос сползал. Домой пришел, а супруга ждет известий – взяли на роль или нет. Открывает дверь: ну, ну? А я как Смоктуновский в «Берегись автомобиля»: «Здравствуй, Люба, я вернулся!». Она сначала закрыла лицо руками, а потом сказала самую гениальную фразу, которую я никогда не забуду: «Сережа, скоро Новый год, в чем же я встречать буду?!» Встретили мы тот год, волосы отросли, сказать, что это было мученье, значит, глупость сказать. В общем, мы готовы и поправляться, и менять цвет глаз, и лысеть…

Сергей Маковецкий в Воронеже. Фото: Татьяна ПОДЪЯБЛОНСКАЯ

Сергей Маковецкий в Воронеже.Фото: Татьяна ПОДЪЯБЛОНСКАЯ

О ЧИТКАТИЛО И ЗЛОМ МАЛЬЧИКЕ

- Для меня интереснее, увлекательнее не знание, а фантазия. Для меня интереснее неизведанный герой, а не тот, про которого сразу все понимаешь. Чтобы сыграть Чикатило, его надо полюбить, как бы это ни странно звучало. Играть персонажа, его ненавидя, получится злой мальчик или девочка. А вот как его возлюбить? Надо в себе такие дверцы открыть в подсознании, что не дай бог. Кто знает, что там за последней дверью? Не обязательно розы.

ПРО ТЕАТР И СОПЕРЕЖИВАНИЕ

- В театре мы переживаем сами про себя, смотрим на героев, на того же дядю Ваню, а переживаем о себе. Мы из-за «Дяди Вани» чуть не подрались с моим американским коллегой. Я говорю: «Пропала жизнь!» А он: «Прости, ну у него же был какой-то бизнес?». А я никогда не забуду, как однажды пошел пешочком после спектакля, смотрю, пара из театра, в руках программка. Мы синхронно подошли к киоску. Он оборачивается: «Шо тебе купить?». Я говорю: а почему вы должны что-то покупать? Он: «Я был у вас на спектакле! Что вам купить? Вы меня заставили плакать, у меня очень жесткая профессия. Я просто рыдал. Что вам купить за это?» Я сказал: спасибо, ничего! Шел и думал, какая у него жесткая профессия, киллер что ли? Не дай Бог! И ведь его проняло! Так вот, многие идут в театре не для того, чтобы посопереживать дяде Ване, а понять, живые ли они еще?

ПРО ГАДЖЕТЫ И ОТРЫВ БАШКИ

- О, боже мой, этот телефон! Кстати, кто там все время брынькает? Иногда хочется поставить человеку памятник, а иногда башку хочется оторвать. Особенно в театре. Чаще всего забывают выключить телефон женщины. А потом он у нее разрывается в сумке, а она не может его там найти. У меня так было на спектакле. Весь зал к ней повернулся. Она его вытащила и не может отключить. Я не выдержал: дайте я выключу. И столкнулся с гаджетом. Не знаю, как отключить. Ничего не придумал лучше, чем сказать: «Вам его вернут». В общем, хочется башку отгрызть. Звонят всегда в самый неподходящий момент – в самый драматический. Да еще так веселенько.

ПРО ПОЛИТИКУ И ПОЗНЕРА

- Я с Украины, из Киева. В связи с этими страшными событиями мне говорили: «Серега, только не пой украинскую песню!» (песня-считалочка из фильма «72 метра» - это моя визитная карточка). Я говорю: с какого перепуга, там ведь ни слова о политике! Я вообще не люблю политику, я ее не понимаю. Был однажды у Владимира Познера в программе (кстати, понял, что прямой эфир – он только для Дальнего Востока прямой эфир. А пока через Уральский хребет до Москвы дойдет, такое впечатление, что кто-то ластиком стирает). Познер спросил, какие вопросы можно задавать? Я говорю: любые, кроме политики, не понимаю я ее. Передача началась. И первый же вопрос: «Скажите, вы пойдете на выборы?» Я говорю: пойду. Он: «А почему?» Я: а потому что не ходить на выборы неприлично. И ушел. Он потом сказал: «Прости, хотелось увидеть твои нормальные человеческие реакции».

СЧАСТЬЕ – ДОЖИТЬ ДО ТАКОГО ПОЧТЕННОГО ЮНОГО ВОЗРАСТА, КАК У ЗЕЛЬДИНА

Мы все заслуживаем того, что заслужили. А если у нас чего-то нет, может, нам это и не надо. Все нужно заслужить. Единственное, о чем я мечтаю, о такой старости, как у господина Зельдина. Сто один год, после перелома шейки бедра, выйти на сцену и три часа петь-танцевать! Думаешь, боже, вот это счастье, до такого почтенного юного возраста дожить! Дай Бог ему 120, нет 119 лет, чтобы сказали «ушел безвременно». Но думаю, что и это надо заслужить.

Сергей Маковецкий в Воронеже. Фото: Татьяна ПОДЪЯБЛОНСКАЯ

Сергей Маковецкий в Воронеже.Фото: Татьяна ПОДЪЯБЛОНСКАЯ

 
Читайте также