Премия Рунета-2020
Воронеж
-3°
Boom metrics
Происшествия5 марта 2012 13:15

Из-за чего год назад разбился воронежский Ан-148, неизвестно до сих пор

В авиакатастрофе, унесшей шесть жизней, пока больше вопросов, чем ответов
Рассыпаться и гореть борт начал еще в воздухе.  От него осталась груда обугленных обломков.

Рассыпаться и гореть борт начал еще в воздухе. От него осталась груда обугленных обломков.

Сегодня ровно год, как потерпел крушение воронежский самолет Ан-148. ЧП стало международным. Лайнер, построенный ВАСО, предназначался для ВВС республики Мьянма. И это был первый «экспортный» контракт, связанный с надеждой российского гражданского авиапрома, совместного детища наших и украинских разработчиков: азиаты заказали сразу два самолета.

Напомним, субботним утром 5 марта 2011-го «аннушка» рухнула в селе Гарбузово Белгородской области - на чей-то огород. Борт пропал с экранов радаров через полчаса после вылета из Воронежа - в 10.40. В это время он уже падал - рассыпаясь на части и полыхая. Погибли все шесть членов экипажа. Воронежцы - командир, заслуженный летчик-испытатель 1-го класса Юрий Зубрицкий, заслуженный штурман-испытатель 1-го класса Владимир Ясько, бортинженер Александр Королев, ведущий инженер по летным испытаниям Анатолий Самошкин, а также двое пилотов из Мьянмы. В тот день аны, предназначенные для азиатов, летали парой. Это были учебные полеты: наши летчики учили иностранцев. Все испытания на тот момент лайнеры успешно прошли. После трагедии второй борт вернулся в Воронеж на завод, а в белгородскую деревню стали стягиваться спецслужбы. В тот же вечер появилось уголовное дело, по которому виновным грозит до семи лет.

Погибший экипаж: Юрий Зубрицкий, Владимир Ясько, Александр Королев, Анатолий Самошкин.

Погибший экипаж: Юрий Зубрицкий, Владимир Ясько, Александр Королев, Анатолий Самошкин.

И вот прошел год. Семьи погибшего экипажа получили компенсацию. Но мы оставим странную арифметику «сколько стоит жизнь». И, вспоминая эту трагедию, обозначим три ключевых вопроса, которые, по идее, уже должны решиться. Только это оказалось не так.

Вопрос первый: причина

Она неизвестна до сих пор. Хотя за тот же год в стране произошли и другие авиакатастрофы (увы), но в них разбирались быстрее. Впрочем, комиссия Минпромторга быстро объявила результаты своего служебного расследования: мол, летчики непреднамеренно превысили скорость, и под давлением борт развалился. Однако для следователей СК это не аргумент: у правительственных экспертов в стремлении «обелить» технику явные интересы. К тому же в первые дни после трагедии стало известно: на лайнере, скорее всего, был неисправен датчик, измеряющий скорость, - показывал заниженные цифры. Вот пилоты и выжимали из машины, что могли. Да и экипаж был одним из лучших в ВАСО: командир Юрий Зубрицкий в свое время испытывал президентский самолет... Следственный комитет заговорил о независимой летно-технической экспертизе.

- В настоящее время эта экспертиза назначена и проводится, - сообщила Татьяна Морозова, старший помощник руководителя Московского межрегионального СУ на транспорте.

В итоге следствие продлили до июня. При этом в СК по-прежнему не выделяют ни одну из версий в качестве основной.

Лайнер упал на деревенский огород в нескольких метрах от дома.

Лайнер упал на деревенский огород в нескольких метрах от дома.

Вопрос второй: купила ли в итоге Мьянма самолеты?

Пока нет. Но, как заявляют в Объединенной авиастроительной корпорации, и не отказывалась от них. Хотя воронежский авиазавод уже построил для азиатов другой борт взамен разбившегося (расходы покрыла страховка в 800 миллионов рублей).

- Да, борт готов, прошел испытания. Оба лайнера так и стоят на заводе - Мьянма не приняла окончательного решения, - говорят в корпорации.

В прошлом году ходили слухи, будто азиаты разорвали контракт, и для «аннушек» ищут других покупателей. На них вроде положила глаз сначала Нигерия, а потом Казахстан. Однако в ОАК эту информацию официально не подтверждают. Как и не определяют четких сроков - сколько еще могут продлиться «раздумья» Мьянмы.

Вопрос третий: не распугала ли катастрофа покупателей?

Ан-148 - первый пассажирский самолет, разработанный после развала СССР. Совместное детище ВАСО и киевского Авиационного научно-технического комплекса им. Антонова. Молодой - эксплуатируется с 2009 года. Широко разрекламированный - до недавнего времени вне конкуренции (пока в апреле 2011-го не «полетел» «Сухой Суперджет 100»). Первой на наших «аннушках» стала работать государственная транспортная компания «Россия». И, несмотря на то что с самого начала лайнер обрастал претензиями, экономические виды на него вполне понятны. Как для страны в целом, так и для Воронежа в частности. А тут - такое ЧП. Международное. Совсем не комильфо.

- Это не отразилось на заказах, - уверяют в Объединенной авиастроительной корпорации. - Только в этом году ВАСО построит семь самолетов.

Сейчас, говорят разработчики, «выводы сделаны» и «недостатки устранены». В той же ГТК «Россия» - уже шесть Ан-148, которые летают на 33 направлениях, в том числе в 14 пунктов Европы и СНГ. Парк и географию рейсов планируется расширять. Приобрела и еще заказала «аннушки» воронежская авиакомпания «Полет». Среди других заказчиков наших лайнеров - МЧС и Управление делами президента. Тем не менее в конце февраля с Ан-148 произошло сразу несколько мелких неприятностей: при вылете из Берлина отвалилось колесо левой стойки шасси, в Омске оказалась неисправной гидравлическая система, а при перелете из Питера в Москву отказал автопилот...