Общество22 марта 2010 1:00

Герою чеченской войны отрезали ногу из-за врачебной ошибки?

Молодой мужчина стал инвалидом после операции в одной из больниц Воронежа

Олегу Надеину 37. Крепкий парень. Выжил в двух походах в чеченское пекло. Выправка - кремень. Даже костыли не сгибают… Загоняю глубже стыдную для него жалость:

- Как чувствуете себя?

- Неплохо. Только нога болит, голень…, - Олег кивает вниз, на пустое пространство ниже замотанного в бинты обрубка.

- ???

- Не поверите: ее нет - а чувствую, как живую. Ноет. И такая боль…

Боль - у него в глазах. Двое сыновей. Жена звонит: "Что купить?". Он тушуется: жена звонит с работы. А он - здоровяк с солдатской выправкой и орденом Мужества - работать не может. Он вообще теперь много чего - не может.

Стало плохо сразу после операции

Левую ногу Олегу отрезали 3 февраля во второй городской больнице. Пилили долго - два с половиной часа… Он был под местным обезболиванием. Мерзкое вязкое бессилие и дикая головная боль. Не от наркоза - просто нога уже умирала от гангрены, а он вместе с ней. Олег вспоминает: перед операцией была паника. "Может, не надо? Может, не по колено, а только лодыжку?" Но врачи доходчиво объяснили: "Не отрежем сегодня и по колено - завтра отхватим с бедром. А подождем еще день - тебя, парень, уже не будет… И сейчас Олег и его близкие считают этих врачей спасителями. Хотя сначала чуда и спасения они искали в другой больнице - Областном онкологическом диспансере. Там неделей раньше, 28-го января, ему сделали первую операцию - удалили опухоль под коленкой.

- Шишка была большая, вот такая, - Олег показывает крепкий кулак. - Ходить мешала, нога немела, как поработаю… Она меня, вообще, года три беспокоила. Иногда побаливала, опухала, но не так сильно. А в где-то в ноябре прошлого года вдруг раздулась. Испугались, побежали по врачам…

Они обошли всех специалистов Воронежа, пока в итоге их не направили в онкологию. Обычная схема, если есть опухоль. 26 января Олег лег в диспансер. 28-го услышал страшное: "Подозрение на злокачественную опухоль. Резать". На следующий день после операции голень распухла и посинела, перестала слушаться. Мама Олега Нина Митрофановна кинулась к женщине-доктору, которая "резала".

- "Все в порядке, - успокоила та. - Так и должно быть, пройдет", - мать говорит с остановками, глотая непослушный комок у горла. - Но не проходило, делалось хуже. Голень стала фиолетовой. Ее проверяли на чувствительность - кололи иголками. Реакции - ноль! Голень, точно мертвая! Я эту ногу из рук не выпускала - то массаж, то глажу… А она холодная, господи прости, как у покойника…

Нина Митрофановна до сих пор в кошмарах возвращается в ту больничную палату. Держит в руках синюшный безжизненный кусочек сына и заставляет себя поверить голосу врача: "Так надо… Пройдет…" 2 февраля доктор, делавшая операцию, направила Олега на консультацию в Областной диагностический центр и в этот же день выписала. Из диагностического Олега в срочном порядке отправили в восьмую больницу (там есть сосудистое отделение), оттуда - уже во вторую, а там - сразу на операционный стол.

"Мы докажем: виноват врач-онколог"

- Все врачи, которые смотрели меня в этих трех больницах, не могли скрыть шока, - говорит Олег. - Из их разговоров я понял, что, скорее всего, в онкологическом диспансере сделали какую-то ошибку, и после удаления опухоли стала развиваться гангрена… И если бы не медики второй больницы, меня бы уже точно не было. Низкий им за это поклон…

Вернувшись с обрубленной ногой домой, Олег сгреб свои медицинские бумажки и написал заявление в прокуратуру и руководителю Областного департамента здравоохранения. Он уверен: в том, что случилось, виновата доктор-онколог, делавшая операцию:

- Я не могу простить не только самой ошибки, но и того, что она до последнего ее не признала и сейчас не признает. Того, что когда ситуация стала критической, спешно выписала меня из диспансера… Как сбагрила: мол, если помрет, то чтобы не здесь, - Олег затихает и сжимает костыли - от бессилия. Или злобы.

Ему трудно и пока еще очень больно - не ходить, передвигаться. Поэтому за него по кабинетам больше бегает папа Юрий Лукьянович. "Если надо, дойду до Страсбурга", - отец отводит глаза от сынова ордена Мужества. Больно смотреть на него. До слез больно.

Ремарка. Надеины - не скандалисты. Знаете, есть такие, кто любит ходить по судам и доказывать всем и все. Видно с беглого взгляда: интеллигенты до кончиков ногтей. Они даже ругаются так … воспитанно, будто, извиняясь: "Мы страдаем, вот и приходится ругаться! Да вы пейте чай, и печенье вот…"

И еще. Через день после того, как Олегу отрезали ногу, были готовы результаты биопсии - специального анализа, при котором исследуется кусочек пораженной ткани. Частичку олеговой опухоли взяли 28 января, во время операции. Так вот, она оказалась не злокачественной…

…Онкологу, оперировавшему Олега, я дозвонилась в отделение в диспансер в конце прошлой недели. Доктор была на рабочем месте. Но и она, и вообще все медики, которые принимали участие в лечении Олега Надеина, не стали со мной общаться, ссылаясь на то, что это может повредить следствию. Только из Областного департамента здравоохранения прислали официальный ответ: "Проводится служебное расследование… Если имела место врачебная ошибка, будут приняты меры, виновные будут наказаны… Пока информации для окончательных выводов недостаточно…"

Я, тем более, ни на какие выводы не имею права и их не делаю. Я просто задаю себе вопрос: эти две операции с разницей в неделю - совпадение или между ними все же есть причинно-следственная связь?

Гангрена развилась после вмешательства врача?

Я показала копии медицинский документов Олега Надеина своему знакомому доктору. Врач он весьма квалифицированный, но просил пока не называть его имени.

- Если судить по эти документам, то, что случилось с Олегом, возможно лишь в одном случае. Во время удаления опухоли врач повредил крупные сосуды. И, скорее всего, для остановки кровотечения, он просто их перевязал. Кровь перестала поступать в нижележащие ткани, питание оказалось нарушено - и нога стала отмирать, развилась гангрена.

- А как надо было сделать?

- Никто из докторов во время операции не застрахован от подобных ситуаций, когда повреждаются сосуды. Тем более, в случае, как у Олега. Поэтому необходимо было вызвать бригаду сосудистых хирургов. Лучше, даже до операции. Но этого почему-то не сделали.

- В двух справках стоит диагноз "…ятрогенное повреждение подколенной артерии и вены…" Что это значит?

- Такой формулировкой коллеги, по сути, указали на причину, из-за которой развилась гангрена. Ятрогенное - значит, обусловленное действиями медицинского персонала…

Сейчас по заявлению Олега проводит проверку Центральный отдел милиции. После того, как там соберут необходимые материалы, их направят в районную прокуратуру, где будет решаться вопрос о возбуждении уголовного дела. Как пояснили в милиции, нужно опросить всех врачей и дождаться результатов служебного расследования департамента здравоохранения. В департаменте, конечно, грамотные люди работают. Но, да простят меня светила медицины, есть в ней такое характерное явление - называется "круговая порука"… В милиции и прокуратуре намек поняли и пояснили: "Скорее всего, в рамках проверки будет проводиться и независимая экспертиза…"

P.S. Из последней командировки в Чечню Олег Надеин живым вернулся чудом. Весной 96-го его ранили недалеко от аэропорта Грозного. Шли на штурм на двух БТРах. Он должен был ехать на первом, но замешкался и не успел - его место занял друг. Олег забрался во второй.

- Тот, что шел впереди - подорвали. Друг мой погиб… А я получил две пули в голову. Рикошетом задели. И вот, видите, живой…

За тот штурм ему и дали орден Мужества. А спустя 14 лет, в этом уже феврале, Олег не дался смерти во второй раз. Обманул, выстоял снова - хоть и на костылях. За эту победу он получил инвалидность.

КОММЕНТАРИЙ АДВОКАТА

- Дела подобной категории относятся к числу наиболее сложных по причине, которая определена абсолютно правильно - круговая порука, - говорит наш постоянный консультант адвокат Николай АЛИМКИН. - Ведь в конечном итоге вопрос о виновности врача решит суд, но главным доказательством в этом деле будет заключение судебной медицинской экспертизы, которую будут делать врачи… И не знаю, кто страшнее для нас: враг с гранатометом или неквалифицированный доктор, ответственность которого государство заботит в последнюю очередь.

Олег Надеин рассказывает, почему ему ампутировали ногу