2016-08-24T02:25:28+03:00

Парализованный воронежский художник Сергей Козлов: «Моя болезнь – бесценный подарок свыше»

Наш земляк, который уже 12 лет прикован к постели, нашел свое призвание в писании икон. Его талант, мужество и сила веры потрясают до глубины души
Поделиться:
Комментарии: comments7
Изменить размер текста:

Герой этой удивительной истории - парализованный иконописец Сергей Козлов. Вот уже 12 с половиной лет, как он прикован к постели. Несчастный случай… У Сергея парализовано все, кроме головы, шеи и плеч. По собственному признанию нашего героя, ему ничего не оставалось, как научится что-то делать мышцами, в которых остался хоть какой-то потенциал движения. Этого желания оказалось достаточно, чтобы найти свое призвание в жизни. Его единственный шанс держать связь с миром – это компьютер. А подтолкнул Сергея к написанию икон его давний приятель Игорь Ситников, ныне живущий в Канаде. Козлову идея друга пришлась по душе, к тому же он всегда хорошо рисовал. Правда, сложно представить, с каким трудом это дается Сергею!

Икона Преподобного святого Серафима Саровского. Фото: из личного архива Сергея Козлова

Икона Преподобного святого Серафима Саровского.Фото: из личного архива Сергея Козловаtrue_kpru

- С помощью плечевого сустава я управляю непослушной правой рукой, лежащей на «мышке» компьютера.

На написание одного образа уходит от 3 до 5 недель. Это при работе по 12-16 часов в сутки. Иконы пишутся с помощью специальных художественных программ, разумеется, с учетом канонов Православия. Конечно, мне бы одному не удалось все это сделать, если бы не мои товарищи по артели. В нее помимо меня входят еще несколько человек, включая столяра и художника-оформителя. Работаем с 2008 года. Люди, которые заказывали у нас иконы, говорят, что они несут особую благодать.

Хочу подчеркнуть, что в этом моих заслуг нет, разве что терпение, - делится секретами мастерства Сергей.

Еще одно детище Сергея - собственный сайт, который сегодня в рейтинге православных сайтов занимает лидирующую первую строчку. Если вы спросите Козлова, как ему это удается, получите ответ:

- Мы же, русские, на все руки от скуки!

«До» и «после»

Слушая рассказ Сергея, я ловила себя на мысли, что потрясена его историей до глубины души. Абсолютно, казалось бы, немощное тело и - такой сильный дух! А у нас, здоровых да беспечных, все наоборот. Этот, казалось бы, целиком зависящий от посторонней помощи и сострадания молодой человек – на самом деле, пример для всех нас. Пример, как надо жить, не жалея себя, как не скулить, превозмогая ежедневную боль, а благодарить Бога за все испытания, что нам посланы. Это не Сережа, а я нуждалась в общении с ним, чтобы понять, как можно жить и даже творить, будучи прикованным к постели, когда сама жизнь кажется потерявшей всякий смысл. Жить, а не роптать на обстоятельства. Радоваться каждому дню, делать все, что в наших силах, для наших близких… А Сергей не только живет – сам зарабатывает на жизнь. И сам, скорее, окажет помощь, чем примет ее. Оказавшись в тяжелой жизненной ситуации, он стал глубоко верующим человеком. Ведь даже то, что остался жив – самое настоящее чудо. С такими травмами, как у Сергея, просто не выживают. Семь шейных позвонков раскололись в щепки, изрезав столб спинного мозга. Все равно, что оказаться с оторванной головой…

Сереже 13 лет. Многие девочки в школе были в него влюблены. Фото: из личного архива Сергея Козлова

Сереже 13 лет. Многие девочки в школе были в него влюблены.Фото: из личного архива Сергея Козловаtrue_kpru

Здесь требуется небольшое лирическое отступление. С Сергеем я знакома со школы (учились в параллельных классах). Многие мои подружки были влюблены в него. Высокий, статный, глаза голубые... И уже тогда мы, девчонки, чувствовали в нем внутреннее благородство, широкую душу.

Не так давно, не подозревая о драме, случившейся в жизни Сергея, я спросила у общих знакомых: «А как там Козлов?». И услышала: парализован, неудачно нырнул в речку...

Вот как вспоминают о нем одноклассники. Светлана Андреева:

- В школе Серега был подвижным, веселым, смешливым парнем. Кстати, он очень хорошо рисовал. И почти всем нашим девчонкам нравился. Еще бы! Такой красавец был – высокий, статный. Он и женился очень рано, опередив в этом вопросе всех остальных одноклассников-мальчишек.

Татьяна Лазарева (Прокопова):

- О Сергее Козлове могу сказать только хорошее. Помню, как он заразительно смеялся. Как «заржет» на весь класс – и все покатывались уже от его смеха...

Роковое падение

…Это случилось в 2002 году. По какому-то мистическому стечению обстоятельств - 7 июля, на Ивана Купалу. Поверье гласит, в этот день русалки забирают в свое царство молодых ребят. В этот же день Православная церковь празднует Рождество святого Иоанна Предтечи - Крестителя Господня. А теперь это еще и второй день рождения Сережки Козлова... Эти грустные размышления вертелись у меня в голове, когда я говорила с Сережей. Я сидела и слушала, а он обескураживал меня каждой фразой:

- Не дай Бог мне вернуться в то состояние, в котором я жил до 30-ти лет, - неожиданно сказал он. - Я благодарен Ему за то, что со мной это случилось.

- Сережа, ты хорошо помнишь тот роковой день?

- Помню, как вчера. Мы с друзьями отправились на Усманку. Как всегда, было шумно и весело – приятное, ни к чему не обязывающее времяпрепровождение. Естественно, о плохом никто не думал. Мы пробыли на реке примерно часов 5-7 и уже собирались уезжать. И напоследок я решил нырнуть с берега, как делал это много раз. В следующую секунду, ощутив удар о дно, раздался сильный треск в ушах. В тот момент пришла мысль: «Надо выплывать, разберусь наверху». И тут же понял - мое тело меня не слушает. Медленно погружаясь на дно реки, я невольно залюбовался жизнью подводных обитателей. Глядя на яркую зелень и резвящихся в ней рыбок, я вдруг осознал, что мне нужно сделать вдох – и этот вдох сейчас самое важное событие в моей никчемной жизни. А в это время наша компания собиралась домой - и всем было не до меня. Когда обо мне вспомнили, прошло уже минут двадцать. Из реки к тому времени доставали синий труп. Зрелище, конечно, не для слабонервных. В тот момент у моих друзей была паника. Никто не знал толком, что надо делать. Представь, мозг человека способен быть без кислорода не более 5 минут, через 7 минут он умирает. В моем случае прошло около 20 минут. Когда, наконец, мне стали делать искусственное дыхание, пытаясь вернуть меня к жизни, никто не подозревал, что любые манипуляции над моим телом так чреваты. Кто же знал, что у меня были сломаны шейные позвонки? И что в таком состоянии трогать человека крайне опасно? Отчаянно спасая меня от смерти, мои друзья не подозревали, что осколками шейных позвонков безвозвратно калечат мой спинной мозг.

- Ты не винишь в этом своих спасателей?

- Что ты! В этом был Божий промысел. Нет, я нисколько не виню тех, кто меня спас. До конца жизни буду признателен им, ведь не выбей они силой воду из легких, моим обиталищем сейчас было бы самое дно преисподней. Тогда с первым вздохом я получил новое рождение. Господь даровал мне еще один шанс переосмыслить свою жизнь.

Свадьба дочери.

Свадьба дочери.

Предчувствие беды

Многие люди рассказывают, что накануне трагических событий в своей судьбе предчувствуют беду, испытывая внутренний дискомфорт и необъяснимую тревогу. Такое ощущение, что душа заранее чувствует что-то, что объяснить словами очень сложно. История с Сергеем Козловым – не исключение. По его словам, у него было ужасное предчувствие. Ощущение ожиданий страшных событий не покидало и сердце Татьяны Ильиничны – мамы Сергея. Она чувствовала необъяснимое волнение, душа металась, не находя покоя, пока ей не сообщили, что с ее сыном случилась беда. Подобное чувство испытывал и сам Сергей. Накануне он похоронил своего друга. А перед запланированной поездкой на речку Козлову во сне явился покойный приятель.

- Это было пограничное состояние между сном и бодрствованием – я открываю глаза и вижу огромное лицо моего тезки Сергея, трагически погибшего в автокатастрофе за несколько дней до этого. Серега почему-то мне улыбается, а потом резко устремляется в неведомую даль. И, наконец, исчезает в тумане. Это было какое-то удивительное видение – я не знал, как к этому относиться. Но чувствовал, что это как-то связано с темой смерти, - делится своими воспоминаниями Сергей.

Он убежден, что смерть внезапно не приходит – она обязательно подает нам знаки. И человек это чувствует. Это животный, необъяснимый страх. Чуть позже Сергей еще сделает вызов даме в черном, не раз заглянув ей в глаза...

«По перебитому кабелю не идет электричество».

После чудесного спасения Сергею пришлось испытать, по его выражению, «уже настоящие муки ада в собственном теле», ведь никто не давал никакой надежды на то, что он будет жить. Когда Козлова в бессознательном состоянии погрузили в машину скорой помощи, врачи не верили в благополучный исход. По дороге в больницу он выл, как дикий зверь. Боль была нестерпимой. Еще менее утешительными были прогнозы медиков: «Жить осталось пару часов». Матери Сергея сразу сказали, чтобы она готовилась к похоронам, пояснив, что такие травмы не сопоставимы с жизнью. Но прошла ночь, а Сережа жил. Его перевезли в другую больницу. В сознание он пришел в тот момент, когда два молодых доктора обсуждали его несовместимую с жизнью травму. «Что со мной?» - с трудом спросил Сергей. Ответом было молчание.

Первая операция длилась семь часов. Для родных это время показалось вечностью. И опять - никаких обнадеживающих прогнозов. Тянулись страшные недели и месяцы. Каждый день в прямом смысле слова приходилось бороться за жизнь, наблюдая при этом, как умирали люди с подобными травмами.

- Спустя месяц, я превратился в мумию – при росте 190 см мой вес был 30-40 кг, - вспоминает о том времени Сергей.

И тогда его лечащий врач решился на повторную операцию. Она длилась также семь часов, только почти без наркоза, так как серьезная анестезия привела бы к остановке сердца.

- Я чувствовал, как из раскрытой шеи выдалбливали молотком и зубилом поврежденные части позвоночника и заменяли их новыми, тут же выточенными из костной ткани моего бедра, - рассказывает Сергей.

Подробности не для слабонервных… Только представьте – за время операции у Сергея зафиксировали три клинические смерти! Он несколько раз умирал и снова возвращался к жизни.

- Я как бы выходил из своего тела и видел себя со стороны, когда меня в очередной раз спасали. Это состояние легкости и невесомости запомнил на всю жизнь. Мне было показано, что такое на самом деле есть человек. Что по сути наше тело – это лишь видимая оболочка, временное пристанище души. Для меня это было неким утешением, дарованное Богом…

Потом была еще одна операция, и еще, и еще, но перемен они не принесли.

- Пять лет я и мастера массажа и лечебной гимнастики усердно работали над моим телом, но, как известно, по перебитому кабелю не идет электричество. И тогда я пришел к выводу, что многофункциональная кровать – это именно то место, о котором я мечтал всю жизнь, - то ли серьезно, то ли в шутку резюмирует Сергей.

С тех пор он лежит. В прошлой жизни остались бесшабашная молодость, ранняя женитьба, развод. Теперь всегда рядом мама, да наездами – красавица-дочка Яна, утешение и отрада, подарившая ему любимых внуков Илью и Ивана. Сегодня эти замечательные карапузы борются между собой за право отвлечь молодого деда от дел.

С младшим внуком Ильей. Фото: из личного архива Сергея Козлова

С младшим внуком Ильей.Фото: из личного архива Сергея Козловаtrue_kpru

«Здоровье – это дар, а болезнь – дар бесценный!»

Когда нам хорошо и все идет, как по маслу, мы вряд ли вспоминаем о Всевышнем, скорее, мы готовы поверить в собственную значимость, чем в него. Но стоит любому из нас однажды столкнуться с трудностями, оступиться, потерять своих близких или серьезно заболеть, мы тут же вспоминаем о высших силах, неумело прося у Господа о чудесном исцелении или утешении. Так уж устроена человеческая природа: что имеем – не храним, потерявши – плачем...

Икона Божией Матери Казанская. Фото: из личного архива Сергея Козлова

Икона Божией Матери Казанская.Фото: из личного архива Сергея Козловаtrue_kpru

По словам Сергея, он всегда чувствовал присутствие рядом своего Ангела-хранителя:

- С восторгом и гордыней я рассказывал близким об этом. Любил порассуждать о Святом писании, но на самом деле пускать Бога в душу не спешил. Только болезнь исцелила меня духовно. Я почувствовал, что Господь рядом.

Каждый день в своей молитве Сергей благодарит Бога за то, что не дал ему утонуть и спас его душу. Глубоко поверив, он, кажется, обрел душевный покой.

- Это мой воздух – я сейчас им дышу. Это моя дорога, по которой я иду. И я не имею права с нее свернуть, - делится он со мной. Надежда на то, что его земные страдания не вечны, а душа, подобно Ангелу, с легкостью воспарит в Небо, придает ему силы.

- Сергей, а сегодня ты о чем просишь Бога?

- Я всегда об одном прошу, чтобы он грехи мои простил. О чем еще можно просить? О лучшей участи не прошу. Смысл моей жизни теперь в том, чтобы достойно уйти в мир иной. Смерти я не боюсь, поскольку не раз смотрел ей в глаза. Мы все – смертные. Но вопрос в том, как мы умрем? Для нас нет другой дороги, кроме покаяния. От нас уже никаких подвигов не требуется. Только научиться принимать с благодарностью от Бога все скорби и болезни, которые он нам посылает во спасение души.

Икона Святого Иоанна Богослова. Фото: из личного архива Сергея Козлова

Икона Святого Иоанна Богослова.Фото: из личного архива Сергея Козловаtrue_kpru

- Как тебе удается не роптать на обстоятельства?

- Вообще, уныние – большой грех. Как я уже сказал, надо за все, что нам посылает Господь, его благодарить. И потом все познается в сравнении. Мы жалуемся на то, что у нас периодами схватывает спину. Но, слава Богу, потом боль уходит. А я уже привык жить с постоянной болью. На моей памяти я всего лишь два раза просыпался от того, что меня покидала боль. И то длилось это максимум три минуты. Я просыпался от того, что у меня ничего не болит, понимаешь? Был момент, когда я думал, а жив ли я? Настолько непривычным было это ощущение. Как во сне, где я – всегда здоровый. Это я только в реальной жизни на койке лежу, а вот в другой – на ногах бегаю. Вообще то, что случилось со мной, я воспринимаю, как должное. Это мой крест. Я шел к этому всю сознательную жизнь, не находя в прошлой мирской жизни покоя. Мне хотелось посвятить всего себя любимому делу без остатка. Но я не находил ничего такого. Моя душа металась, пока не случилось то, что случилось. Но я не мог лежать просто так. Понимал, что мне надо как-то себя обеспечить, чтобы хотя бы заработать на свои лекарства. Ну, не мог я просто зависеть от родителей! Стал искать в Интернете, чем бы занять себя. А там поле не паханное - только берись и делай! Начал с фотошопа. Обрабатывал старые фотографии на заказ. Опять же, здесь необходимо художественное мастерство, а я с детства неплохо рисовал, поэтому пришлось вспомнить немного подзабытые навыки. Пригодились они и позже, когда начал осваивать специальную программу по технологии написания икон. Я наконец-то занялся своим любимым делом. Кто-то из мудрых сказал: «Здоровье – дар. Болезнь – дар бесценный!» Разница несравнима – ощущение душевного покоя взамен мирской суете. Постоянное присутствие Бога взамен врага рода человеческого…

Кажется, лишь одно печалит Сергея - каждодневные хлопоты, которые он доставляет своей маме. Вместе с сыном она готова пройти этот путь до конца, ведь «где сердце ваше – там и любовь будет». Любовь, подкрепленная их верой в Бога.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также